Другая война

Размер шрифта: - +

Пролог

      Страж был зол. Нет, пожалуй, не так. Он был не просто зол. Он был в бешенстве, ярость перехлестывала через край, хотелось рвать, метать и убивать. Желательно нечисть, но можно и людей. Давно Страж не испытывал такой ненависти ко всему миру. Хотя, нет, пожалуй, не так. Он не испытывал такой ярости уже примерно неделю. Почти рекорд.

      Оказалось, не зря все монахи ордена Стражей приносили клятву безбрачия. Сосуществовать в семье они просто не могли. Не были для этого, так сказать, предназначены. Хотя, наверное, в какой семье существовать.

      Страж втянул носом воздух, выдохнул со свистом, сложил руки на груди и прочитал скороговоркой «Отче наш». С первого раза не помогло, но ко второму немного полегчало. Для закрепления результата мужчина прочитал молитву еще дважды и выдохнул. Совсем отпустило. Страж открыл глаза и огляделся, следя, что бы вокруг все было пристойно. Впрочем, в его контроле и не нуждались.

      Двор казармы выглядел, как полянка для пикника.

      В правом углу, в тенечке, мирно и тихо пьянствовала пара стражей в компании десятка змеелюдов, отмечая день рождения одного из бывших церковников. Бочонок со спиртом был общий, но воины божии разводили его томатным соком, а змеелюды — настоящей куриной кровью. Впрочем, тосты были абсолютно братские и дружеские, типа «за мир!», «за дружбу!», «за любовь!». Страж прищурился, пытаясь сообразить, чем они там закусывают. Курицу, видно, утилизировали полностью. Кровь — змеелюдам, жареное мясо — на общий стол. Стражу помахали руками, приглашая присоединяться, но он, чуть приподняв уголки губ, качнул отрицательно головой. Пить с горя бывшему воину божьему не хотелось, а особенных радостей судьба не предвещала.

      Левее, рядом с празднующими, на столике боролись еще один страж и вампир. Армреслинг ни к чему не приводил — страж сидел со скучающим выражением лица, а вампир только бесплодно пыхтел, пытаясь забороть противника. Впрочем, как только воин поймал взгляд Пастыря, он мигом поднапрягся и завалил лапу вампира на стол. Тот обиженно зашипел, заматерился на своем родном языке, но, ругался он в пространство и на себя, а не противника.

      Еще левее одна девушка-страж по прозвищу Змея напропалую, неумело, но вдохновенно кокетничала с молодым и хорошеньким вампирчиком. Увидев, что Страж смотрит на нее, она поддала жару, хотя вампир, давно лишенный женского общества в общем бараке и так уже готов ему в ноги валиться. Змея никак не хотела простить Стража за старое оскорбление. Тогда молодой совсем еще Страж соблазнил ее, а потом нагло сказал, что они не подходят друг другу. Теперь Змея поочередно пыталась убить его и соблазнить. Впрочем, Страж был сильнее ее, и лучше знал свое дело, а после прохождения Семи Кругов окончательно потерял интерес к барышням - устав запрещает. Конечно, в данный момент... Но Змея его не интересовала, как любовница. Не корректно пытаться построить отношения с коллегой. Страж подмигнул девушке и фыркнул, намекая, что ему абсолютно плевать на ее попытки пробудить в нем ревность. Змея обиженно надула губы и перестала издеваться над бедным клыкастым парнишкой.

      Страж снова обвел глазами двор и про себя подумал, что бы с ними сотворила Церковь, увидев, как они лихо нарушают сразу все обеты. Не убивают нечисть при первом взгляде на них, едят мясо, пьют алкоголь и заодно нарушают обет безбрачия. Среди змееюдов и вампиров были и очень хорошенькие молодые девочки, с которыми стражи не прочь были замутить. У одной парочки там даже что-то сложилось, но это были слухи.

      Воины божии (уже, лучше сказать, бывшие) на общем голосовании еще полгода назад решили: раз Церковь отказалась от них, почему они должны соблюдать те клятвы, которые давали ей? В общем, дисциплинированный орден убийц и охотников потихоньку учился отдыхать от работы.

      — Ну? — неприятно прошипело над ухом Стража.

      — Чего «ну»? — воздух мигом наэлектризовался, а дырки на шкурах снова неприятно заныли, напоминая о недавней свалке…



Екатерина Сестренкина

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: