Другая жизнь

Размер шрифта: - +

Глава XIV

Церемония бракосочетания началась рано утром. Жених и невеста долго выполняли какие-то таинства в главном зале дворца: читали молитвы, одаряли друг друга талисманами и подарками, принимали советы и наущения родственников. При этом должны были присутствовать все гости. Беллона оказалась в первых рядах рядом с Энжел, поэтому смогла хорошенько разглядеть двадцатидвухлетнюю невесту. Антуанна была дородной, кровь с молоком: пышногрудая, с широкими бёдрами, круглолицая и румяная. В общем, пышущая здоровьем сельская дворянка. Видимо, она всю свою жизнь провела где-то далеко от королевского двора, потому что придворные девушки себе таких габаритов не позволяли. Одета она была в чёрную тунику с голубым поясом, шитым золотом. В этом она выглядела довольно-таки аппетитно, но на любителя.

   Жениха Беллоне удалось рассмотреть ещё прошлым вечером. Собрав всех своих фрейлин, она направилась гулять по тем тропинкам, которые точно запомнила, но, видимо, снова пересекла где-то границу женской и мужской части, то есть садов дворца Раморы (он был назван в честь основательницы рода Биг – дочери Богини) и садов дворца Тритона. Девушкам встретился герцог Эдгар, который был навеселе по случаю прощания с холостяцкой жизнью, или уже вдовецкой долей, как знать? но совершенно одинок. Каролина что-то ляпнула о мальчишнике, за что её потом корили все спутницы. Тут всё и понеслось. Брат королевы не знал, что такое мальчишник, а когда ему худо-бедно объяснили, что это такое, попросил составить компанию его забавам, которые сейчас начнутся. Выбрав для развлечения жмурки – на первый взгляд безобидную игру, которая даже рассмешила девушек, заинтригованных, как будет смотреться сорокалетний мужчина, с повязкой на глазах и спотыкающийся на каждом шагу – Эдгар оказался на удивление ловким и проворным. Он перещупал всех девушек, бедную Дору вообще доведя до слёз, а Аделину до того, что она влепила ему смачную оплеуху и убежала. Оставшиеся три потеряли друг друга из вида, так как к тому времени уже совсем стемнело. Досталось, как всегда, Беллоне. Герцог нашёл её, схватил и начал нагло домогаться, склоняя ко всякого рода непристойностям. Принцессе было ужасно неприятно и даже противно от этого мелкотравчатого бабника, который даже перед своей свадьбой лезет под чужие юбки! Вне всякого сомнения, она бы от него не отделалась, если бы не подоспевшие стражи, которые хоть и подчинялись только королеве, всё же женские права и вольности ставили выше мужских. Неприязнь к брату королевы от этого не прошла и Беллона, воссоединившись с Габи и Каролиной, которая и привела стражу, добралась до кровати с неприятным осадком. Уже сомкнув глаза и видя сны, в её голове всё крутилось: «Домой, домой, подальше отсюда».

    И сейчас, стоя на месте почётной гостьи, Беллона не испытывала ничего, кроме скуки и раздражения. Ради Энжел она старалась улыбаться, чтобы не обидеть подругу, все эти дни так старавшуюся показать родину с лучших её сторон. Не её была вина, что Гигант не угодил феирским девушкам, поэтому её и не огорчали жалобами и выговорами. Планеты и их жители были слишком разными (если не считать наследника Феира с его друзьями, которые ничего против Гиганта и его традиций не имели).

   Первая торжественная часть завершилась. Гости высыпали из помещения наружу, не выпуская из центра наречённых, и направились к средствам передвижения, чтобы ехать к храму Великой Богини. Все были, кто на чём: кареты, открытые повозки, верхом на лошадях или даже верблюдах, колесницы, запряжённые мулами, ягуарами, рысями. Но самый великолепный экипаж был, конечно же, у жениха с невестой – огромный слон, а на его спине шатёр, украшенный гирляндами цветов и покрывалами, расшитыми золотом и драгоценностями. Он двигался медленно, вальяжно, словно осознавал свою значимость на празднике, в котором принимал участие. Торжественная процессия тронулась. Ей предстоял небольшой путь, но, учитывая медлительность слона с женихом и невестой, он должен был занять часа два. Беллоне полагалось почётное место рядом с Энжел, верхом на великолепном жеребце, но в связи с её состоянием, открывшимся буквально накануне, девушка поехала в карете со своими фрейлинами, благодаря чему те оказались не в самом хвосте свадебного картежа, а в самом центре событий. Впрочем, кроме Каролины это мероприятие уже никого не волновало.  Аделина и Дора изначально объединились во мнении, что это место развратно, тем более всё здесь нарушает заповеди их религии, а старшая маркиза была весьма набожна и веровала только в одного Бога. Младшая же Итали находила откровенность и раскованность в общении пикантной, но никак не греховной. Габи могла бы горячо ответить согласием на это, если бы они с Беллоной не зашли так далеко в своих философских рассуждениях и окончательно ни запутались, что правильно, а что нет. Теперь они обе чувствовали себя потерянными и смешно выглядящими на этом празднике опытных и знающих людей.

    В храм, как оказалось, пропустили только венчающихся и двух самых близких людей одного и другой, то есть королеву Бетти и баронессу ди Пуа – мать Антуанны. Гости же остались терпеливо ждать снаружи. В округе были разбиты прекрасные сады с лавочками, на которых можно будет передохнуть. Неусидчивая Габи, как всегда, предпочла пройтись и оглядеться, но, вскоре, её привели обратно две жрицы в белоснежных туниках, потому что она нечаянно ступила в алтис – священную рощу, куда посторонним вход запрещён. Глубоко вздохнув, она подсела к подругам. Жрицы ещё хотели повозмущаться, требуя от виконтессы очищения осквернённого места – ей предлагали окунуться в ледяной источник, а потом помолиться в храме, но вовремя подоспела Энжел, объяснив, что эта девушка не знает обычаев дактризма (религии, которую исповедует Гигант и большинство матриархальных планет), поэтому не обязана ничего делать. Женщины удалились, поклонившись своей принцессе, перед уходом дотронувшись до её ног. Как-никак, она была частичкой Богини! Энжел присоединилась со всей своей свитой к Беллоне.



AlmaZa

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться