Другая жизнь

Размер шрифта: - +

Глава XVIII

    Старая королева сидела на троне на огромном возвышении, больше похожем на сцену. Её всем было отлично видно, но она это делала с расчётом на то, чтобы всё было видно ей. Любопытство и любовь к развлечениям не прошла у неё с годами, даже после того, как она стала вдовой. Хотя какое-то время Улиана Макартни просто умирала от горя, но с тех пор прошло около тридцати лет, а время, как известно, лечит всё. Все её надежды на воссоединение с супругом на небесах не оправдались, а к людям, которые накладывают на себя руки, она не относилась. Вот и приходилось как-то тешить себя, а заодно и потешать других. За эту жизнестойкость и умение устроить праздник из ничего, её любили ещё в юные годы, а теперь уважали за это. Выглядела эта женщина следующим образом: на ней был парик с причёской каре, который смотрелся более жёлтым, чем золотистым, бровей, выщипанных в ниточку, было уже и не видно, глаза сильно подведены синим сверху и снизу, наклеены ресницы, щёки ярко нарумянены, губы накрашены малиновой помадой. В общем, полное несоответствие возраста и манеры выглядеть, а так же манеры вести себя. Многие нашли бы её смешной, но за доброту и простоту Улиану так любили, что даже не думали над ней смеяться. Довершало образ кричащее вульгарностью красное платье и огромные перстни на каждом пальце, от мизинца до большого. Беллоне она тоже казалось симпатичной и милой старушкой, но у девушки были свои мотивы для этого. Королева ей понравилась не с первого взгляда, а ещё заочно, с рассказов о ней.

   Принцесса и принц Феирские появились вместе. Сестра держала брата под руку. Даже в масках, оба они смотрелись так блестяще, что их можно было бы назвать самой прекрасной парой вечера. Она, как и намеревалась, в зелёном платье с длинными, почти до колена, рукавами, распущенными великолепными волосами, которыми она  затмила все парики присутствующих дам. Он - в золотом камзоле и изумрудной маске. Его друзья разбежались веселиться сами по себе, в том числе и Сержио, который предлагал стать принцессе спутником. Но она так категорично отказала, что он не посмел настаивать. Из её фрейлин рядом были только Аделина и Дора. Каролина и Габи захотели самостоятельности и отделились от компании. Последняя, справив два дня назад своё семнадцатилетие, металась и не могла сделать выбор: то ли она уже совсем большая и ей всё можно, то ли она стала взрослой, и теперь ей ничего нельзя. В решающий момент перед балом она сделала выбор в пользу первого.

    Где-то к половине десятого зал наконец-то стал полным, и распорядитель объявил начало маскарада. Он махнул рукой в сторону балкона, где разместился оркестр, и заиграла музыка. Восхитительная, лёгкая, взбудораживающая, она так и звала танцевать, плясать до упада. После первого же вальса, леди и джентльмены направились к столам за прохладительными напитками, которые протянулись вдоль трёх стен, поэтому недостатка в них не было. Прислуга суетилась и была очень расторопна, подавая вовремя всё, что заканчивалось и, поднося то, что у неё просили. По правилам маскарада, первые пять или более танцев, партнёры должны были сменять друг друга, давая возможность познакомиться или пообщаться с разными людьми, а, может быть, и узнать кого-то уже знакомого. Беллону это ужасно смутило, потому что ей пришлось выпустить руку брата и затеряться в толпе совершенно неизвестных лиц, а, вернее, масок. Перед ней оказался молодой человек, возможно, мужчина, она не решалась начать разговор, он тоже увлёкся движениями и мелодией, поэтому не произнёс ни слова. Потом начался третий танец. Принцесса кружилась с очередным кавалером, с которым обменялась парой фраз о погоде, настроении и музыке. Вскоре всё завертелось одной бесконечной каруселью; невообразимые головные уборы девушек в виде лебедей, башен, цветов; мужские маски с орлиными клювами, волчьими оскалами; дамские туалеты, изображающие сказочные персонажи, вроде волшебниц, колдуний, фей, русалок; костюмы молодых дворян, подражавших пиратам, разбойникам, чародеям, султанам, пастухам. Сбившись со счёту, которая уже играет композиция, Беллона извинилась перед очередным приглашающим её придворным или принцем, впрочем, почему бы и не королём? и подошла к накрытым столам. На них можно было найти абсолютно всё. Девушка остановилась на мороженом и пока, разгорячённая и немного замотанная, ела его из хрустального стаканчика маленькой, даже не чайной, а скорее кофейной ложечкой, в голове у неё продолжали крутиться мысли, что Дерека нет, он не получил записки. Или получил, но даже не стал читать. Или прочёл, но не захотел придти! Или пришёл, но не подошёл к ней. Как же быть? Что делать? На своё чутьё Беллона полагалась слабо. Она даже не собиралась пытаться найти его сама. Ещё одной ошибки она бы не пережила, тем более здесь, когда он где-то рядом. Не дав ей насладиться отдыхом более одного танца, вновь появился Робин и вытащил её снова в самую гущу зала.

    - Белл, я заметил, что ты загрустила, и отвлёкся от такого интересного знакомства! Ты теперь будешь должна мне до конца своих дней! Что случилось?

    - Ничего особенного. Я просто утомилась и решила перевести дыхание. Спасибо, что ради меня пожертвовал этим знакомством. Ты не представляешь, как мне не по себе! Все чужие, я никого не знаю…И эти спрятанные лица, они так пугают и настораживают.

    - Господи, сколько у тебя комплексов! Расслабься, со временем поймёшь, что в этом таится огромная прелесть. К примеру, добрая половина присутствующих леди – совершеннейшие дурнушки, а так, вроде бы с каждой можно и пообщаться, – принц засмеялся.

    - Ах, Робин, ты опять о своём! Ты совершенно не бываешь серьёзным!

    - Поверь мне, сейчас не тот момент и не то место, когда нужно таковым быть! Последуй моему совету и, наконец-то, стань весёлой сама. – Брат встряхнул её за плечи.

    - Я постараюсь. Возьму с тебя пример!



AlmaZa

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться