Другая жизнь

Размер шрифта: - +

Глава XXVI

Беллона не просто насторожилась, а буквально испугалась, когда узнала, что только что вернувшийся король призывает её к себе в кабинет. Девушка уже прокляла всё на свете и заранее приготовилась умолять о прощении и извиняться, лишь бы Дереку ничего не угрожало. Однако внешне она пока ещё не показывала этого и решительным видом удивила Аделину, Габриэль и Дору, которые так же, как и принцесса, не знали, чего можно ждать от такого приглашения. Габи пожелала подруге успехов и осталась у неё в комнате, ожидая исход встречи Беллоны с отцом. Надежда на счастливый конец не покидала её и виконтесса, по-прежнему, верила в её с Белл удачу.

    Когда дочь короля приблизилась  к его кабинету, её вера в лучшее заметно ослабела. У дверей стояла Каролина, и, по всей видимости, она так же была звана для аудиенции. Беллона пришла в некоторое замешательство, но всё же постучалась к отцу. Из комнаты вышел наследник и, довольно улыбаясь, пригласил девушек пройти внутрь.

  - Робин, что всё это значит? – подозревая самое худшее, спросила принцесса.

  - Проходите, миледи, там всё узнаете, а я, с вашего позволения, испарюсь. – Слащаво, но мстительно окинув взглядом сестру и маркизу, принц стал удаляться.

  - Роб!.. – Беллона поняла, что ничего доброго она не узнает, и злобно посмотрела в след молодому человеку. – Идём, Каролина. Приготовься быть сильной. Нам предстоит нелёгкая беседа.

    Зайдя в кабинет, первое, что бросилось в глаза принцессе, это спина отца, грозно темнеющая на фоне окна, в которое пробивалось закатное, чуть багряное свечение. Он стоял и даже не соизволил повернуться. Ужаснее предзнаменования Беллона и представить не могла. Каролина замерла в низком реверансе, не зная, когда ей разрешат распрямиться, и уже дрожа. Наконец, Беллона решилась подать голос.

   - Папа…

   - Садитесь, – грубо перебил её родитель и повернул голову через плечо, явив девушкам такой пронзающий и отрешённый взор, что маркиза опустила лицо и больше не смела поднять его, в то время как принцесса набралась смелости держать ответ за всё спокойно и с достоинством.

   - Я хотела бы…

   - Ты будешь говорить, когда я дам тебе на то позволение! – отрезал король.

   «Господи, – взмолилась Беллона, осев в кресле от холодного голоса отца, – я так и знала, что Робин всё ему рассказал. Что ж, наступил тот самый, ужасный момент, которого я так боялась. Будь что будет, но от Дерека я всё равно не откажусь, ни при каких обстоятельствах».

   - Итак, ваше высочество, мне стало известно - что уж тут таить, когда всё понятно - от моего сына, что вы имели дерзость завести интрижку с неким сэром Аморвилом, которого я, помнится мне, собственноручно награждал орденом за спасение вашей же жизни и на которого в тот момент, как мне казалось, вы даже не удосуживались смотреть. Если бы я знал, что, спасая вашу жизнь, он покушается на вашу честь…

   - Ваше величество…

   - Не перебивай меня! – Робин Третий гневно сверкнул очами на дочь. – Мне так же сообщили, что вы в последнее время вели себя столь непристойным и недостойным королевского имени образом, что о вас вскоре могут пойти нелицеприятные слухи. О вашем безобразном поведении можно говорить долго, но мне бы хотелось думать, что это наговоры и клевета. Я хочу услышать объяснения из ваших уст лично. Теперь можете держать слово.

   Беллона подумала, что если она не признается во всём сейчас, то дальше будет только хуже. Брат всё равно не даст покоя, Дерека всё равно вовлекут в это дело. Оставалось только набраться храбрости сознаться, а дальше отдать себя на волю случая. Принцесса, как можно менее вызывающе, но бесстрашно посмотрела в глаза отцу.

   - Мне нечего объяснять. Это целиком и полностью сущая правда.

   Из короля вырвался тяжёлый вздох, и он сел. Потерев рукой лоб и помолчав немного, он, казалось, почерпнул откуда-то сил и снова заговорил.

   - Я знал, что ты это скажешь, и даже не удивлён. У меня есть другая информация, поэтому я и хочу во всём разобраться. Мне доложили, что у графа Аморвила, так же имеет место быть роман с присутствующей здесь маркизой.

   Беллоне будто вонзили в сердце шип. В первый момент с ней так сыграла ревность, что она даже долю секунды почувствовала себя обманутой и оскорблённой. Каролине же стало неудобно за то, что она не успела предупредить принцессу об этой придуманной ею лжи.  От стыда она не знала, как себя вести дальше. Обе девушки от завладевших ими чувств заметно занервничали, что Робин-старший принял за своё приближение к разоблачению. Немного расслабившись в душе, он решил дальше вести допрос более мягко. Ему так претило заставлять переживать собственную дочь. Но эта нервотрёпка пойдёт ей на пользу, дабы никогда не ввязывалась в сомнительные мероприятия, как её братец и его дружки.

   - Да-да, ваше высочество, я знаю, что вы своим именем пытаетесь прикрыть бессовестность младшей маркизы Италии. Но я скажу вот что – вы не имеете на то право, ибо это имя принадлежит не вам. А всей нашей семье, а, стало быть, ваша честь - это честь всего Феира.

   - Ваше величество, вы не понимаете. – Беллона начала осознавать самоотверженный поступок фрейлины, но не в её принципах было использовать людей для своего спасения и принимать чьи-то жертвы ради своих благ. – В этой ситуации, действительно, замешана я, я и никто больше. Накажите меня, но только не Каролину.

   - Ваше высочество, не нужно… - только и смогла произнести маркиза.

   Король, который иногда бывал слеп в своей любви к своим детям, в данный момент видел только то, что хотел, а именно – невиновность и непричастность дочери. Она, казалось ему, настолько великодушна и благородна, что готова нести крест за чужой грех. Ах, бедное наивное дитя, её ещё столько придётся учить. Одно ассоциативное сравнение двух сидящих перед ним девушек тянуло чашу причастности Каролины к переполоху вниз. Беллона, этот ангел во плоти, с прямым и отзывчивым характером; Каролина, настоящая чертовка. Ох уж эти брюнетки! От них всё зло.



AlmaZa

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться