Другая жизнь

Размер шрифта: - +

Глава XXVIII

Король сорвал злость на королеве, накричав на неё, обвинив в излишней доверчивости, простодушии и других положительных чертах характера, которые он приписал к серьёзнейшим недостаткам. Как можно было поверить Каролине и дать ей почтовых голубей? Как можно было не усмотреть за дочерью в часовне? Как она не почувствовала, что той оставалось жить какой-то час?! Веста, уже давно выплакав все свои слёзы, с достоинством перенесла оскорбления и лишь вздрогнула, когда супруг хлопнул дверью уходя. Он никогда так с ней не разговаривал, или, почти никогда. Женщина вспомнила, как он накричал на неё так же двадцать лет назад. Она была ещё довольно-таки молодой, когда к ним прибыла её сестра, свергнутая с престола, раздавленная и униженная. Крошке Робину было около пяти лет, а Беллоны ещё не было на свете. Минерва вела себя, как ручная кошка: опускала глаза и краснела, как первая скромница, разговаривала тихо и вкрадчиво. Очень скоро она завоевала расположение и симпатию всего Феирского королевского двора. Когда вокруг неё снова начали вертеться мужчины и поклонники, она распушила своё оперение и стала вести себя намного увереннее и наглее. Веста всегда восхищалась сестрой, она была для неё такой великолепной, такой роскошной, как и жизнь, которую та любила. Однако, несмотря на то, что рядом стал находиться такой близкий и дорогой человек, Веста испытывала какой-то дискомфорт, её личные отношения с мужем испортились, он отдалился от неё и часто где-то пропадал на ночь, многое не рассказывал ей, было видно, что у него какие-то секреты. По наивности, королева думала, что в государстве какие-то проблемы, и он занимается делами, поэтому однажды, чтобы поддержать его, она пошла к нему в кабинет, но его там не было. Решив подождать супруга, женщина увлеклась рассматриванием книг на полках и другими вещами в комнате. Вдруг, до неё донёсся шум из соседнего помещения, где теперь сидит Стенли Фиерман, а раньше был другой секретарь. Веста подумала, что тот заработался, и решила спросить, где же король. Приоткрыв дверь, она обнаружила мужа и сестру, забавляющихся на кушетке, на которой иногда отдыхал секретарь после обеда. Королева кричала и рыдала, бранилась и кидала всё вокруг. Робин пытался её успокоить, но она заявила, что никогда не успокоится, пока Минерва будет находиться на Феире. Той пришлось покинуть планету… Робин Третий проводил любовницу и устроил тот первый и единственный до этих пор скандал. Он, как и сейчас, обвинил жену в том, что она была слишком спокойной, слишком покладистой, слишком мягкой, а ему нужна женщина более страстная, более властная, более своенравная. Одним словом, достоинства снова превратились в недостатки. Потом он долго извинялся за свои опрометчивые слова, но Веста поняла, что просто он любил не её, а свою первую невесту, которая, в свою очередь, никогда никого не любила до того момента, пока не стала жалким инвалидом, никчёмной изуродованной изгнанницей и не влюбилась в императора Голубого квазара. Как утверждают, он тоже никогда никого кроме неё не любил. Боже, но за что же все любили её? Минерве прощали грехи, измены, зло и предательства, тогда как ей, Весте, муж не простил даже покорности и бесконечной любви к нему. Королева провела рукой по сухим глазам и подумала, что сестра отняла у неё не только душу мужа, но теперь ещё и дочери.

 

    Беллона вышла из зарослей, и её глаза ослепило солнце. Алый обжигающий закат показался девушке не самым лучшим предзнаменованием, но она отмахнулась от него и, подойдя сзади к Дереку, обняла его.

   - Вот мы и на свободе! Теперь наши судьбы в наших руках, а впереди только свобода и безмятежное счастье.

   Рыцарь повернулся и, взяв лицо принцессы в свои ладони, хотел поцеловать её, но она вспомнила про их спутника и обратилась к нему.

   - Йорхан, как далеко отсюда до ближайшего поселения?

   - Пара часов, может чуть больше.

     Беллона протянула золотую монету мужчине.

   - Спасибо вам за то, что вы для нас сделали!

   - Что вы, что вы! – Йорхан отвел от себя её руку. – Я сделал это, потому что меня попросил мой мальчик. Да, к тому же, мне ваши железки здесь ни к чему. Мне золото совсем не нужно!

   - Что ж, тогда прощайте, наверное, больше мы с вами уже не увидимся.

   - Постойте, куда же вы, на ночь глядя! Вы можете заблудиться, к тому же, ночью жители Барвика – это ближайшая деревня, могут принять вас за духов, пришедших из леса со злым умыслом. Чего доброго, ещё забьют вас палками до смерти! Лучше оставайтесь у меня до утра, а потом я вам подробно расскажу, как туда добраться.

    - Право, мне неудобно принять ваше предложение, вы и так для нас много сделали.

    - Бросьте, миледи! Заходите. К тому же, вы оба уже еле на ногах держитесь, я вас накормлю ужином.

    Лачуга болотного жителя наполовину уходила в землю, поэтому чтобы вместиться в дверной проём, пришлось сильно нагнуться. О нищете её убранства нечего и говорить, если мужчина даже никогда не пользовался деньгами, но внутри было чисто, опрятно и необычно. На стенах замазанных глиной поверх неотёсанного камня, висели странные амулеты, посередине единственного помещения была земляная печка. Из предметов мебели виднелась только скамья, шкаф, да стол со стулом. Скамья видимо служила спальным местом для Йорхана. Быстро покидав что-то в котёл, он готовил суп. Беллона, ужасно проголодавшаяся, ела с аппетитом, когда всё было готово и даже не задумалась, вкусно это было или нет. Одно её обрадовало – это было сытно. Как только солнце скрылось за горизонтом, в хижине сразу же всё померкло и стало темно, хоть глаз выколи. Хозяин постелил на пол матрас, набитый соломой. «Один на двоих» - заметила девушка. Её очень обрадовал тот факт, что дядя Марка ни разу не задал им никаких вопросов и не посмотрел на них осуждающе. Видимо, для него было неизвестным понятие «нравственность» и все человеческие инстинкты, желания и зовы души и плоти были ему не чужды. Дерек следил за реакцией Беллоны и ждал её дальнейших действий. Она смутилась под его взглядом, но не подала вида. Сняв верх платья, который на ней до сих пор оставался, девушка осталась в одной шёлковой блузе, которая облегала её талию и грудь. Принцесса легла к стене и напряжённо уткнулась в неё носом. Почувствовав, что рыцарь ложится рядом и накрывает их обоих плащом, девушка напряглась ещё больше, по её спине побежали мурашки. Руки Дерека обхватили её тонкий стан и притянули к себе, его дыхание скользило у неё по уху, от чего ноги стали ватными и голова пошла кругом. Если бы она не лежала, а стояла, она бы точно упала. Граф попытался развернуть её к себе, но Беллона упёрлась. Ей было неудобно даже поцеловаться в присутствии постороннего человека, тем более годящегося им обоим в отцы.



AlmaZa

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться