Другая жизнь

Размер шрифта: - +

Глава XXIX (Эпилог)

 Обратный путь прошёл в молчании или редком обмене короткими вежливыми фразами. Беллона понимала, что больше жизни любит этого человека, так и оставшегося для неё загадкой. Чтобы не выглядеть жалко и унижено, она не смела плакать или высказывать ему что-либо. Преодолев время и расстояния, победив судьбу и всех, кто был против её любви, принцесса не могла бороться только с одним – с мужчиной, ради которого совершала все свои безумства. Если он, по тем странным причинам, которые назвал, не мог быть с ней, хотя и любил, как повторил уже не раз с той последней сцены выяснения чувств, то, что она ещё могла сделать, как ни смириться и вернуться к прежнему месту и роли королевской дочери?

    Прощание было коротким и драматичным. Немая трагедия затянулась и обоим уже хотелось с ней побыстрее закончить, хотя Беллона представления не имела, как и зачем ей жить после этого? Дерек отдал ей свой чёрный плащ, чтобы она укрылась им, дабы не привлекать ненужного внимания, проезжая через столицу. Он не мог проводить её дальше границы города, не подвергая себя опасности, поэтому девушка одиноко побрела на лошади по удивительно пустынным и молчаливым улицам. Создавалось ощущение, что неодушевлённые дома, тротуары и булыжные проспекты чувствуют её боль и страдания и разделяют их. Однако, когда на некоторых зданиях принцесса заметила развешанные чёрные лоскуты, её объяла тревога, страшное предчувствие. Заметив в одном переулке собирающуюся торговку, Беллона поспешила спросить, что произошло в Риджейсити, на что получила ошеломляющий ответ:

   - О, милочка, случилась большая потеря в королевской семье – умерли её высочество Беллона. Она была такая молодая, такая прекрасная. Её ждала яркая и длинная жизнь, и вот, всё оборвалось в один момент! Негаданно, нежданно. Ничто не предвещало беды, да вот, она заболела, и скоропостижно отдала Богу душу. Бедный король и королева!

    Пошатнувшись в седле, принцесса сначала было подумала, что родители отреклись от неё, но решили во избежание скандала выдать всё за её смерть, но потом вообще потерялась в догадках. Ударив лошадь в бока, девушка помчалась, что было сил, в королевский дворец. Через несколько часов бешеной скачки, когда у животного под ней по всему туловищу уже струился пот, она достигла своего отчего дома и нашла главные ворота распахнутыми в знак траура. Над ними так же были вывешены чёрные полотна. Замедлив шаг коня, Беллона прошла на нём во двор южного крыла и спешилась. Стража хмуро посматривала на неё, не узнавая свою повелительницу из-за глубокого чёрного капюшона, надвинутого на лицо и плаща, свисающего до самой земли. Когда девушка хотела ступить на дорожку, ведущую к главному входу в торжественный зал, её остановил гвардеец, на что она просто открыла свой лик. Охранник онемел и, перекрестив пальцы, как бы в защиту от нечистой силы, отпрянул в сторону. Шагая дальше, принцесса осматривала знакомые просторы, в которых ей нужно было снова начинать жить. И этому ещё нужно было заново научиться. Как же ей придётся нелегко!

    В дверях показался Робин. Он шёл, видимо, от отца, весь в чёрном, угрюмый и измученный. На нём не то что лица не было, он вообще был сам не свой. Беллона хотела его окликнуть, но потом передумала и решила пройти мимо. Но он заметил её, всю в тёмном, с развевающимися под сентябрьским, прохладным ветром волосами, словно золотое руно.

   - Белл? – испуганно пролепетал принц, выпучив глаза. – Дьявол, это её призрак, он хочет наказать меня за то, что я повинен в её смерти!

    Наследник хотел побежать прочь, но сестра остановилась.

   - Я не призрак, Робин, я живой человек!

    Юноша, не сразу поверивший в эти слова, помотал головой, а потом со стенанием упал на колени перед принцессой.

   - Боже, ты жива, сестрёнка, ты жива! Прости меня, прости! Я больше никогда не стану у тебя на пути, никогда! Я горжусь тобой, я всё для тебя сделаю, я буду помогать тебе – только попроси! Хочешь, я озолочу твоего графа? – Робин-младший обнял ноги Беллоны и смотрел на неё снизу вверх. Она заплакала, и он чуть было не разрыдался вместе с ней. Вдвоём они направились к королю.

 

    Не стоит и говорить, какова была реакция отца, увидевшего свою дочь живой и невредимой. Он почти полчаса рыдал, смеялся и целовал её, пока не пришёл в себя и не осознал, что же произошло. Она же вернулась опороченной! И вообще, с чего она вернулась? Недобрые, мрачные мысли заметались в его мозгу, и он из всеобщего веселья перешёл на допрос, гневные крики и ругательства.

   - Что было? Что ты делала всё это время? Где тот подлец? Как ты смела убегать? Ты знаешь, что я с ним сделаю, если поймаю? – Сын пытался успокоить его, прося милости для сестры, а та лишь безучастно наблюдала. У неё не было сил отвечать на это всё. – Что ж, иди пока, обрадуй её величество, что ты жива.

    Беллона беспрекословно направилась к матери и нашла ту среди своих фрейлин, занятой вышиванием. Некоторые женщины так заохали и заахали, что чуть не потеряли сознание. Принцесса опустилась на колени.

   - Я вернулась, мама. Я жива.

    Веста смерила равнодушным взглядом вошедшую. Она прекрасно поняла, что гибель оказалась ложной, и на самом деле стряслось что-то другое.

   - Мадмуазель, вы ошиблись. Моя дочь погибла неделю назад на болотах. – Королева поднялась и вышла прочь, дав тем самым знак присутствующим, оставить её дочь одну. Кроме Коломбины Мевори, все так и сделали. Маркиза же подняла девушку на ноги и приняла в свои объятья.

   - У неё это пройдёт, девочка моя. Не обращай внимания. Она сильно страдала. Сейчас её душит злость и обида, но это не вечно. – Беллону сотрясали рыдания в крепких руках доброй женщины.



AlmaZa

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться