Другая жизнь

Глава 3.

   Дни шли за днями. Дом, уроки, подготовка к экзаменам. Тусовки с ребятами, поклонницы Макса. Я пыталась уговорить Макса не менять образ жизни, но он упорно отказывался. Что меня, не скрою, радовало.
   Раза два мы сходили на могилу. Тётка продала квартиру и поставила памятник. Взлетающая птица. Красиво. Спасибо, тётя.
   Откуда-то Макс припёр мой альбом. Как ему удаётся меня обходить, до сих пор не понимаю. Он смотрел мои фотки. Детские, школьные, студенческие. Вся моя жизнь.
   – Ксана, а почему нигде парня нет?
   – А у меня его и не было. Тебя это шокирует? – спросила я. Мне было неприятно его замечание.
   – Нет. Меня это радует. Да я просто счастлив, – рассмеялся Макс.
   – Да ты просто издеваешься. Ну не была я популярной. Неинтересно мне было общаться лишь бы кто-то был, – закричала я.
   – Не издеваюсь я. Я действительно рад. Хочу все нерастраченные тобой чувства для себя. Я собственник, эгоист.
   – Ты пугаешь меня. Я боюсь, что ты разочаруешься. Ты мне очень дорог. И насколько я поняла, на тебя уже есть планы.
   – Ты думаешь, что я беспомощный слабак? Одна только ты так думаешь. Я рад, что ты обо мне так заботишься. Никогда не жил по чужим указкам, поэтому здесь и очутился. У меня свои планы. И на первом месте ты, – я только покачала головой.
   – Ты сумасшедший. И очень молодой.
   – Знаешь сколько мне лет? Я не имею в виду здесь. Сто сорок девять.
   – Ты же эльф. Когда у вас совершеннолетие?
   – В сто пятьдесят.
   – Видишь? А я совершеннолетняя уже пять лет.
   – По мировым стандартам совершеннолетними становятся в двадцать один год. Неужели ты думаешь, что все сто пятьдесят лет мы живём как дети, и никакого опыта у нас нет? И почему тебя это беспокоит?
   – Даже не знаю. Боюсь, наверное, не успеть за тобой.
   – Мы с тобой будем идти в ногу, не бойся. Но как будущий правитель и как эльф, это естественно, что я знаю больше. Твое главное исследование – это я. И знать ты должна всё только обо мне.
   – Какой ты прыткий.
   На следующий день в школе обсуждали планы на каникулы. Последний год в школе, последние гуляния. Макс предложил съездить к ним на дачу. Брать только самое необходимое на три дня, остальное забота хозяина. Все были в восторге.
Планировалось развлечение двадцати человек. Макс за день организовал доставку продуктов на такую ораву. Спиртное решили не брать, только пиво. Мясо было замариновано, овощи и фрукты помыты и расфасованы по контейнерам и забиты в холодильник. Дом был большой и уютный. На втором этаже были спальные комнаты. Две душевые. На первом этаже: большая столовая, современная кухня, гостиная, бильярд, комната с домашним кинотеатром и музыкальным центром. 
   На террасе, сзади дома, стоял огромный стол на двенадцать персон. Если потесниться, поместимся все. На заднем дворе стоял мангал под крышей, столик, стул. Дальше расположился небольшой сад с беседкой и небольшим прудиком. Короче, здорово.
   Ребята стали наезжать с утра. Дом и двор наполнились смехом и гомоном. Поплыл пряный запах шашлыков. Три дня светлых воспоминаний: танцы, игры, песни под гитару, поцелуи по углам, в стороне от нескромных глаз. Единственное, что испортило мне настроение, это охота, объявленная на Макса. Кто-то из ребят притащил с собой левую девку. Обратно не отправишь, но и на фиг она нам сдалась. Сам кавалер её благополучно затерялся. И почему-то она решила, что имеет полное право закадрить Макса. Все в курсе, что он сам всегда выбирает, а не его. А эта нет. Неслась на всех парусах. Макс игнорировал её как мог. Вот бы её оттаскать за патлы. Это я так ревную? Обалдеть!
   Утро он встретил всё-таки в её объятиях. Макса развезло и он рано пошёл спать. Я видела, как кадра прилегла в кровать, но будить парня не стала. Может ему нужно, а я тут как собака на сене. Так, скрипя сердцем, я сидела в своём кресле и думала о своей недолгой жизни. Макса она так и не расшевелила. Проснувшись утром, он так зарычал, что бедная девушка чуть не окочурилась. Наорал он и на меня, сравнил с сутенёршей. Потом весь день вёл себя так, как будто меня не существовало. Ну и ладно, а самой приятно. Потом я на него дулась за сутенёршу. Вот так весело пролетело три дня. Вечером все приехали в город и разъехались по домам.
   Учиться было весело. Я с энтузиазмом взялась за подготовку к экзаменам. Макс только чертыхался. Бурчал, что из-за некоторых ответственных, жизнь стала неинтересной. Я предлагала свой вариант отключки, его это категорически не устраивало. Ленка над нами прикалывалась.
    Довольно часто мы сталкивались с Димой, который сдержанно кивал при встрече, что приводило в замешательство его окружение. Он продолжал встречаться с Катей, которая постепенно привыкала к его присутствию. Да, мальчишка по её понятиям, но такой настойчивый. Это было ей приятно. Раза два приходил и дядя Макса. Взаимная ненависть напрягала. И вот однажды я познакомилась с Аналией.
   Впервые увидела её возле школы, где она поджидала Макса. Ленка, фыркнув, прошла мимо. Ни один мускул не дрогнул на лице красавицы. Прошли ребята с улюлюканием. Я бы тоже поулюлюкала, но волна неприязни, захлестнувшая Макса, охладила меня. Длинноногая платиновая блондинка, огромные зелёные глаза, потрясная фигура. Ростом чуть ниже Макса. Но её пронзительный, немигающий змеиный взгляд тушил все желания.
   – Макс, давно хотела тебя увидеть. Но сам знаешь, как эти перемещения проблематичны, – пожаловалась она. 
   Макс попытался пройти мимо, когда она схватила его за рукав. Он с отвращением откинул её руку.
   – Не прикасайся ко мне. И избавь от своего присутствия, – прошипел он.
   – Тебе придётся со мной мириться. Не лучше ли сразу принять, чем через силу. Обещаю не доставать тебя. Я от тебя тоже не в восторге. Если бы твоя мамаша не сделала Стаса наследником, у меня не было бы проблем. Пусть теперь с ним эта гусыня возится. Так как?
   – И что же я в тебе находил? Где же были мои глаза?
   – Может шикарное тело. Оно и сейчас твоё. Только пожелай, – она попыталась коснуться его, но он обошёл её и прошёл к машине.
   Злость душила его, и я молчала. Раздался звук закрывшейся двери, и визг шин. Мимо промчалась машина с Аналией.
   – Тварь, грязная тварь, – выругался Макс.
   – Макс, сядь в машину, может я повезу? – Лена говорила с ним как больным.
   Макс молча сел в машину, в пассажирское кресло.
   Мы приехали в загородный дом, ребята перехватили по бутерброду, полноценно покушать не было желания. Макс поднялся к себе в комнату. Принял душ, полистал книгу, откинул её в сторону. Долго смотрел в окно на парк. Голые, чёрно-серые деревья составляли резкий контраст с жёлто-багряным одеялом, покрывшим землю. Сероватые сумерки наползали медленно и неотвратимо, поглощая краски.
   – Почему ты молчишь? Скажи хоть что-нибудь, – рыкнул Макс.
   – А что ты хочешь, чтобы я сказала? – спросила я.
   – Тебе всё равно, с кем встречался, как жил до тебя, что мне интересно, а что нет? Ты хоть что-то чувствуешь по отношению ко мне? Твои отговорки о возможности влюбиться, меня не устраивают, – орал он. Сжатыми кулаками он бил по подоконнику.    – Я не могу так больше. Я хочу тебя видеть, прикасаться к тебе, говорить с тобой, взяв за руки. А ты ведёшь себя как бесчувственная стерва.
   – Я бесчувственная стерва? У меня ничего нет, даже собственного я. Даже если посчастливится приобрести тело, неизвестно насколько я буду благодарна судьбе за такой подарок. Мне только досталось сомнительное счастье попасть к тебе голову. Лучше бы я умерла, – зарыдала я в голос. 
   Вот так терпишь, скапливаешь все обиды, а потом – прорыв. Плотину сносит под тяжестью стихии.
   – А-а-а! – кричал Макс, схватившись за голову. Пульсирующая боль сводила с ума.
   Прибежала Лена. Дала Максу лекарства. Позже появился Стас.
   – Эта дрянь опять ему что-то сделала, – произнесла Лена. – Аналия приходила в школу. Касалась его. Видимо умудрилась опять ему что-то втюхать.
   Она упорно искала метки на теле Макса, перерыла вещи, которые были на нём, и только совершенно случайно обнаружила след от укола на кисти.
   – Если бы это был приворот, он бы подействовал, а он её ни разу не вспомнил,– сказал Стас.
   – На него уже ни один приворот не подействует, – серьёзно произнесла Лена.
   – Не хочешь же ты сказать, что он нашёл пару, – удивился Стас. – Кто она?
   – Пусть сам тебе скажет. Если ты хоть что-то о его ответственности скажешь, я за последствия не ручаюсь.
   Стас задумчиво посмотрел на Макса, скорчившись, лежащего на кровати.
   Ещё раз Аналия появилась в доме. Макса увидеть ей не удалось. Просто потому, что он не вышел. Только слышен был её крик. Она кричала, что нужна ему, иначе он умрёт, что у них великая любовь. Но Стас был неумолим. Приезжала в школу. Но подойти не решилась. Слишком мрачное настроение было у Макса. Мы не разговаривали уже дня четыре. Макс вообще ни с кем не разговаривал. Молча принимал ухаживания сестры. 
   Я много думала. Ничегошеньки не понимаю в их волшебных делах. Давно бы нашла способ умереть или покинуть Макса, переселившись в другое тело. Я поморщилась. Вернее представила себе это действо. Никак не привыкну, что меня нет.
   На пятый день он не выдержал изоляции. Макс стоял у зеркала и упорно смотрел себе в глаза.
   – Ксана, прости меня. Я не ищу оправданий, просто извиняюсь. Просто всё, что тебя касается, выбивает меня из колеи.
   – Я понимаю тебя. Трудно даже вообразить, что кто-то посторонний у тебя в голове живёт.
   – Ксана, посмотри на глаза, – удивлённо выдохнул Макс. Я присмотрелась. Фиалковые глаза Макса поменяли цвет на серо-зелёный. – Это твои глаза. Твои.
   – Как же это произошло? – пока говорила, цвет стал прежним. – До конца года ещё месяц. А у меня уже сил нет, – сказала я.
   – Что, так не терпится меня покинуть? – съязвил Макс. Поймал мой взгляд. – Прости. Я просто боюсь тебя потерять.
   Вот и экзамены позади. Сегодня мы совершим переход в другой мир. Все были взволнованы. Но ничего особенного не произошло. Процесс перехода меня даже разочаровал. Все одели кольца, представлявшие простой ободок из неизвестного мне металла. Затем крепко обняв себя руками, закрыли глаза. Через несколько секунд я услышала шум воды. Макс куда-то шёл, а я боялась открыть глаза и взглянуть на неизвестный мне мир.



Андромеда Северова

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться