Другая жизнь

Глава 5.

   
 Было неспокойно. Что же это такое? Вечно мне из-за него переживать? Я выплыла из нирваны, в которой пребывала. Морской прибой, тёплый бриз. Мечта! Ладно, вернёмся в реальность. На меня нахлынула какофония звуков: ржание лошадей, перекрикивания участников охоты, звуки леса. Макс сидел на чудесном животном.
   – Макс, а как его зовут? – Макс дёрнулся.
   – Кого?
   – Эту милую лошадку.
   – Ганс.
   – Ты эту очаровашку назвал Гансом?
   – Нашла очаровашку. Он такой упрямый. Ты ещё характер его не знаешь, – эта прелесть недовольно заржала. – Да ладно тебе. Не позорю я тебя.
   – Ты с кем разговариваешь?
   – С твоей очаровашкой. Эти животные – настоящие друзья, и с ними можно мысленно разговаривать.
   – Круто! Я Ваша фанатка, Ганс, – лошадка довольно заржала.
   – Тоже мне, сдружились. А я?
   – Ты наш общий любимец, – сказала я, чтобы подсластить пилюлю.
   – Макс, ты приехал? Я рад тебя видеть. Не хотел сюда приезжать, но уже не жалею.
   Наверное, я никогда не буду адекватно реагировать на красоту.
   Парень не обладал броской красотой. Вон, Макс говорит, что его считают здесь уродцем. Если анимэшных няшек считать уродцами, то он такой. А парень перед нами напоминал хрупкий цветок. Красные волосы, белоснежная кожа, тонкая как пергамент, огромные шоколадные глаза, больше напоминавшие созревшие вишни, красивый овал лица. Он грациозно, как влитой, сидел в седле чёрного красавца. Я обожаю этих очаровашек. Я про лошадей. Коняшка стала бить передней ногой.
   – Ты назвал моего карга очаровашкой? – рассмеялся парень.
   Почувствовала, как краска заливает лицо Макса от возмущения. Видимо злится на меня.
   – Эй, Дан. Тебе больше делать нечего как доставать нашего принца? Твоё мычание ему ни к чему, – к нам приблизилась группа высокомерных молодых самцов. Они оттеснили Дана. – Иди развлекай девиц. А мужчины поохотятся, – Дан понуро повернул в сторону.
   – И чего этот идиот припёрся? Сидел бы в своей библиотеке, – бурчал самый наглый.
   – Может опять наказать? Прошлое купание видимо ничему его не научило, – предложил спутник.
   – Его папаня не успокоится, пока нас не накажут. Не был бы он сыном советника, давно бы прибрал себе, – и все стали ржать.
   Моему возмущению не было предела. Сволочи!
   – Верни его. Немедленно! – заорала я.
   Макс чуть не свалился с лошади. Ганс встал на дыбы. Группа идиотов рассыпалась, кто куда.
   – Ты спятила? Выставляешь меня дураком.
   – Ты и есть дурак, если позволяешь обижать людей, преданных тебе.
   – Здесь нет людей. Я тебе говорил. И не лезь не в своё дело.
   – Так значит? Зазвездился? Ну и звезди дальше, – от возмущения меня корёжило.     
   И почему я решила, что он лучше других? Я действительно в другом мире. Но это не значит, что перестала быть человеком. Да «бешеный» Димка, по крайней мере, честнее. 
   Закрылась от мира в своей воображаемой ванной. Прислонилась к двери и заплакала. Отключила все мысли. Но меня не оставляло беспокойство. Глухая тоска охватила всё существо. Выплыла из своего заточения.
   Макс нёсся на бешеной скорости. Ощущений его понять не могла, то ли он зол, то ли охвачен азартом. Рядом неслись остальные, громко вопя. Интересно, кого они загоняют? От ужаса у меня спёрло бы дыхание, будь у меня чем дышать. Эта огромная махина напоминала что-то среднее между носорогом и вепрем. Услышала крик Стаса. Он запрещал преследовать животное. Но Макс был как одержимый.
   Внезапно зверь остановился и развернулся к преследующим. На полном ходу кто-то умудрился повернуть в сторону, кто-то остановиться, кого-то вместе с лошадью откинуло в кусты, а Макса выкинуло из седла, и он упал прямо перед монстром. Ганса перевернуло, и он, вскочив на ноги, застыл. Прямо мне в глаза, нет, в мою бессмертную душу, смотрели маленькие, заплывшие жиром, бездушные глаза, налитые кровью. Сердце билось тяжело и гулко. Было ощущение, что весь лес содрогается от его биения.
   – Прости меня, Ксана. Я люблю тебя, – сказал Макс.
   Казалось, прошла вечность, так затянулось время. Но не прошло и нескольких секунд. Наверное, зверь решил передохнуть, иначе почему он не напал сразу? Вдруг, он повернул голову. Его отвлёк голос.
   – Эй, животное, зачем он тебе? Я тебе больше подойду. Если хочешь кого-то наказать, накажи меня. Тебе же нет разницы? У-у-у! А-а-а! – стал кричать этот ненормальный и подпрыгивать, а затем сделал движение, как будто убегает.
   Этого и не хватало нашему зверю. Ему нужна была жертва. А Дан прекрасно знал, что делает. В сторону Дана понеслась машина смерти. Раздался короткий вскрик, зверь исчез. И наступила оглушительная тишина. Все кинулись к Максу. Макс бросился к Дану. 
   Он лежал сломанной куклой. На шее слабо билась жилка. Подняв его на руки, Макс подозвал Ганса. Остальные попытались забрать парня, но Макс так рыкнул, что все попятились. Стас помог Максу поддержать Дана, пока он уселся на лошади. Нас ждал страшно долгий путь до замка, хотя он и был виден вдали.
   – Ксана, не оставляй меня ни на минуту, прошу тебя.
   Каждый уважающий себя обладатель замка имел собственного мага-целителя. Был он и здесь. Дана уложили на широкий стол и быстро раздели. У него не было видимых повреждений, кроме нескольких ссадин. Маг сказал, что повреждён позвоночник, верхний его отдел. 
   – Странно, что он до сих пор дышит. Отёк тканей и мозга быстро его убьёт. Жаль парня. Такой чистой души давно я не видел. И он хочет уйти, – маг показал головой.
   – Макс. Ну сделай что-нибудь.
   – Если он хочет уйти, бесполезно что-либо предпринимать.
   Маг развернулся и внимательно посмотрел на Макса.
   – Она тоже здесь недолго, – Макс застыл. – Ей совсем немного осталось. Слишком быстро себя расходует. Человек?
   Смысла обманывать старого мага не было. Макс кивнул.
   – Я знал, что что-то не так. Почему промолчал? – Стас накинулся на Макса.
   – Я не отдам её тебе. Лучше пусть уйдёт за грань.
   – Я люблю Селину. Ты не можешь мне отказать, – заорал Стас.
   – Могу. Это будет не Селина. Пойми. И я тебе не отдам Ксану. А видеть её в ненавистном мне облике будет невыносимо, – кричал Макс.
   А я всматривалась в старого мага. Пробилась бы к нему, если могла, и попросила его помочь. Не хочу, чтобы меня делили как вещь. И я не собственность. Не хочу, чтобы мной распоряжались.
   – Я слышу тебя девочка. Не знакома с ментальной магией? Чего ты сама хочешь?
   – Если переселюсь в Дана, он выживет? Хочу, чтобы он выжил, а сама потом уйду. Не хочу быть паразитом.
   – Он выживет. Тело без души оболочка. Он устал. Но с удовольствием подарит тебе себя. Ты не волнуйся, он будет в лучшем месте.
   – Хорошо. Пока эти два идиота спорят, может поможете мне?
   – Только сделай одну вещь. У водопада живёт Адон – хранитель воды. Чтобы стать полноценной личностью, необходимо выпить воды из Источника. Но с ним трудно поладить.
   – О-о-о, не переживайте. Мы с ним друзья.
   – За тобой весело будет понаблюдать.
   – Уважаемый маг, Вы нас совершенно не слушаете.
   – Да? Слегка отвлёкся. Что вы решили?
   – Сколько ей осталось? – спросил Макс.
   – В любой момент может уйти, – сказал маг. 
   Видимо, Макс пришёл к трудному решению, но я не собиралась быть разменной монетой.
   – Давайте же. Дан не может долго ждать, – поторопила мага.
   Кожа Дана приобрела синюшный оттенок. У меня от жалости сжалось сердце.
   – Давайте сначала проводим достойно Дана. Он спас мне жизнь. А потом совершим обряд, – Макс посмотрел на Стаса, который стоял с видом победителя. – Я не отдам тебе Ксану.
   Макс ещё что-то говорил, а у меня перед глазами всё плыло. Голоса слышались как сквозь толщу воды. Потом пришла темнота. Она как одеяло накрыла меня. Ни единого звука, проблеска света. Полный мрак. Затем, как маленький светлячок, появился свет. Он всё увеличивался, пока не приобрёл очертания тела.
   – Какая же ты красавица. Я рад, что ты займёшь моё место. За меня не беспокойся. Я свой путь знаю. Будь только добра с отцом. Никогда не говори ему об обмене. Твоим странностям никто не удивится. Наследство я оставил не ахти. Но навыки моё тело помнит, воспользуешься, сестрёнка?
   – Спасибо тебе. Я буду его беречь. Прощай.
   – До скорой встречи, – и свет опять исчез.
   Меня рвало. Нудно, долго. Выворачивая наизнанку. Вокруг носились какие-то люди. Смешной старик совал мне в руки ковшик с какой-то жидкостью, которая не внушала доверия. Интересно,я в больнице. Отравилась что ли? У меня галлюцинации? Два ангела стояли с двух сторон. А у изголовья странный старичок. Ни врачей, ни медсестер, ни Катьки.
   – А где Катя? – прохрипела я.
   – Всё получилось. Как Вы себя чувствуете, молодой человек? – наклонился ко мне старик.
   – Сносно. Но почему вы.., – меня перебили.
   – Вы сейчас не совсем адекватны, но постепенно всё вспомните. Необходимо перенести его в более подходящее место, – обратился он к одному из ангелов.
   – Зачем ты это сделала? Почему меня бросила? – спросил меня ангел с фиолетовыми глазами.
   – Оставь. Она сейчас тебе ничего не скажет, – отодвинул его второй.
   – Давайте молодые лорды, перенесём его, – встрял старик.
   Черноволосый хотел взять меня на руки, но был отодвинут. Фиолетовые глаза приблизились. 
   – Ты всё равно от меня никуда не денешься, – сказал он. – Быстрее приходи в себя.
   Меня принесли в огромную комнату с не менее большой кроватью.
   – Ты не можешь поселить его у себя, Макс.
   – Будет здесь, со мной. Пока не решим, что делать дальше. Стас, не лезь. Я не собираюсь отказываться от Ксаны.
   Непонятный жар охватил тело. «Ксана, Ксана», – никак не могла ухватить воспоминание. Затем, как щёлкнуло.
   – Макс, что произошло? Почему я тебя вижу со стороны?
   – Потому что ты выбрала тело Дана. Даже не спросила меня.
   – Я не игрушка. А Дан мне нравится.
   – Так значит ты всё вспомнила? – спросил Стас.
   – Ну да.
   – Всё можно переиграть. Я думаю, всё же лучше женское тело, чем парня. Думаю, мы найдём общий язык, – Макс подскочил и схватил Стаса за грудки.
   – Не смей её трогать, – зарычал он. 
   – Ребята, не забывайтесь. Я сама решу, что для меня лучше. Уже решила. Вернее, решил. Извините. Я хочу отдохнуть, – заявила я.
   – Макс! Максик!– залетела Ленка в комнату. – С тобой всё в порядке? Сказали про несчастный случай на охоте. Как Дан? Я его вечная должница, – тараторила она.
   – Успокойся. Всё хорошо. Вот Дан. С ним всё в порядке. Хотя не совсем Дан. Это Ксана, – глухо закончил Макс.
   – Ксана? Жалко Даниэля. Он любил и уважал тебя, Макс.
   – Я знаю. Привыкай к новому Даниэлю. Ты готова?
   – Да, так проще будет общаться. Ну, Даня-Ксана, будем дружить?
   – Будем, – подала я ей руку.
   Послышался приближающийся шум множества шагов. Дверь распахнулась, и в комнату влетел мужчина со светлыми волосами, заплетёнными в простую косу, которая наполовину растрепалась. Видно было, что мужчина спешил. Лицо его представляло застывшую маску тревоги.
   – Даниэль, сын, – он крепко обнял меня и заплакал. Глухие рыдания отца привели меня в замешательство. Имею ли я право называться его сыном? Но я вспомнила просьбу Дана и обняла уже своего отца.
   – Отец, со мной всё хорошо. Правда. И с Максом тоже.
   – Ты у меня храбрый. Ты спас наследника, – отец похлопал меня по плечу и с гордостью посмотрел на меня. Глаза его удивлённо расширились.
   – Дани, что с твоими глазами?
   – А что с ними?
   – Ты только не волнуйся, но они серо-зелёные, – я вспомнила вишнёвые глаза Дана.
   Это что-то меняет, отец?
   – Нет, конечно.
   – Молодой человек, раз твой отец успокоился, разреши выразить тебе благодарность за спасение сына, – заговорил Правитель.
   Я хотел вскочить, но мне не дали.
   – Отдыхай. Тебе приготовят комнату. Теперь ты как член семьи.
   – Я безмерно Вам благодарен, Ваше Величество, – ответила я.
   Отец ещё раз приобнял меня и ушёл вслед за Правителем.
   – Сейчас будем ужинать. Я распорядилась, – весело заявила Лена.
   – Здорово, я проголодался, – сказала я.
   – Уже приняла себя в качестве парня? – я кивнула. – А ты в курсе, что здесь разрешены династические браки между мужчинами?
   – Макс!? – заорала Лена. Стас, открыв рот, уставился на брата.
   – Ну ты и псих, – сказал он.
   – Это правда? – посмотрела на Лену. Та кивнула.
   – Но я не принц и не наследник, – Стас закашлялся. Вопросительно посмотрела на Макса. Он улыбался.
   – Наш общий предок уступил трон брату из-за болезни. Его наследники не делили власть, уступая лучшему из них. Так что ты вполне можешь быть одним из наследников.
   – Я решил жить на полную катушку. А своё мнение и желания можешь засунуть подальше, – твёрдо заявила я.
   Макс был в бешенстве, но промолчал. Я действительно решила использовать все преимущества своего положения. Наша душа, меняя хозяев и миры, путешествует по жизни. Она не помнит своих прошлых перерождений. И тем ценнее, что я помню, кто я есть.



Андромеда Северова

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться