Другая жизнь

Глава 13.

Тармид описанию не подлежит. Передать краски не получится, но я постараюсь. На Оршаде воздух был розоватым, а здесь насыщенно красным. Растительность бурого цвета. Жители этой интересной планеты были очень грациозны. Длинные косы у мирных жителей, у воинов коротко стриженые волосы и татуировки по всему телу. Чем опытнее воин, тем примечательнее тату. Пусть меня Дима простит, но это более чем странная планета. Не завидую Кате. Дома большие и просторные. Каждый дом имел пространство вокруг с футбольное поле. Необщительны. 
   Максу тяжеловато приходилось. Дышать здесь было категорически невозможно. Мне пришлось создать воздушный кокон вокруг него и постоянно насыщать кислородом. Оставлять меня одного с ребятами он отказался. Видимо, до сих пор ревнует к Косто.
   Вампир и Расим проводили много времени с нами. Они, да и я комфортно себя чувствовали. Надо отдать им должное, вели себя мальчики корректно и поэтому, вскоре, Макс успокоился. Мы посетили действующий вулкан и долину гейзеров. Потрясающее зрелище. На поверхность из недр планеты вырывались красновато-бурые дымящиеся фонтаны. Плотный туман придавал фантастический вид пейзажу. Да это и есть фантастика, планета демонов.
   – Дима, а вы трансформируетесь в другую форму?
   – Начиталась фэнтези?
   – О, как сложно с соотечественником. Трудно ответить? Мне любопытно.
   – Да, это возможно. Но не необходимо.
   – Красота. А можешь мне как-нибудь показать?
   – Не испугаешься? - я иронично подняла бровь. 
   – Ты – точно нет. Ладно.
   Через секунду передо мной возник демон из классики. Выше обычного роста Димы на голову, с развитой мускулатурой, но не перекачанный, лицо погрубело, но великолепно вылеплено. А самое восхитительное – его крылья. Кожистые,антрацитово-чёрные, в размахе охватил бы всех нас. Красавчик.
   – Я в восторге!
   – Не боишься, что твой супруг заревнует? – спросил, улыбаясь Косто. – А то он нас предупредил, а сам выделывается.
   – Нет. Не боюсь. У Димы есть пара. И он заслуживает особого доверия, – ответила я.
   – Да, Дима. Как насчёт уговора? Я готов выполнить своё обещание, – сказал Макс.
   – Как нельзя кстати. Катерина тяжело больна, и мне скоро надо быть рядом.
   – Как больна? Что с ней произошло? – спросила я.
   – Извини. Вы люди такие хрупкие. У неё рак. Чего не знаю, но ей недолго осталось.
   – Боже мой, Макс!?
   – Хочешь на Землю? – я кивнула. – Хорошо.
   На следующий день мы стояли у кровати Катьки, в больнице. Слёзы неудержимо потекли у меня из глаз. От прежней Катьки ничего не осталось. Обтянутый кожей скелет, голова бритая. Сама она была на аппарате искусственного дыхания.
   – Как же так? Сколько времени она вот в таком состоянии?
   – О том, что больна, стало известно ещё год назад. Она все не хотела тебя расстраивать. Поэтому молчала. А полгода назад после простуды состояние резко ухудшилось. Мне кажется, твоя смерть её подкосила. Ты не расстраивайся, мы её заберём с собой.
   – Дима, может, оставим память?
   – Даже не проси.
   – Хорошо.
   – Ксан, может, выйдете? Мы быстро, – попросил меня Макс.
   Я с ребятами прошла в холл и села в кресло. За окном была ранняя весна. Люди, спешащие по делам, машины, снующие туда-сюда. Мой мир. Но мне не было грустно, что я покину его. Из раздумий меня вывела толпа прекрасных дам, окруживших нас. Ребята вовсю развлекались. Даже обидно стало за девчонок.
   – Девочки, мы все женаты, имеем детей. И вскоре подойдут наши благоверные, – толпа рассосалась. 
   – Ты чего? Жалко что ли? Мы в первый раз здесь. Такое многообразие. Вот бы отсюда парочку умыкнуть. 
   – Максу идея не понравится, да и я не согласна. Я вот Амиру обещала притащить свою подругу.
   – Как притащить? Ты сможешь? 
   – Конечно смогу. 
   – Почему тогда сложности с этой женщиной?
   – До последнего момента я не знала своих возможностей. Она больна, и перенести её, чтобы она умерла в чужом мире, не гуманно. А вот подружку для Амира придётся уговорить. Я обещала. Хочу держать его на коротком поводке.
   В коридоре показалась мама Катьки. Ольга Ивановна была прекрасным человеком. В прошлой жизни я её обожала.
   – Ольга Ивановна, здравствуйте, – я подошла и обняла её. Женщина удивлённо посмотрела на меня. Я знала, что Кати уже нет, и мне очень хотелось её поддержать. – Мне искренне жаль, что с Катей случилась такая беда. Мы друзья Кати, она была хорошим другом.
   Ребята встали рядом и опустили головы. К нам присоединились Дима с Максом.
   – Она умерла? – жалобно спросила она. Дима кивнул.
   Ольга Ивановна присела и судорожно вздохнула, но не заплакала.
   – Вы же придёте на похороны? Она бы хотела. Катя всегда бегала с Ксенией. Ради неё держалась. Ксюша ушла, и Катя перестала бороться. Спасибо, что были рядом.
   Я, приобняв женщину, провела её в палату. Через два дня мы хоронили мою лучшую подругу. Чтобы не привлекать внимания, прочитали заклинание для отвода глаз. Мне было грустно. Я не стала спрашивать о Кате ребят. Вечером мы пошли в ближайший клуб.
   Оглушающая музыка, громко разговаривающая молодежь, которая всё равно ничего не слышала из-за разрывающих перепонки динамиков. Люди умеют веселиться до упаду, когда есть настроение и когда его нет. Дима сел напротив и тихо сидел, попивая холодное пиво, Косто с Расимом решили оторваться по полной. Дима пообещал мне, что пока они тут, никого не тронут. Очень сомневаюсь. Но не дать ребятам развлечься было бы неправильно. Здесь наивных не бывает. К нам подсела пьяная девица.
   – Ого-го, какие красавчики. Не развлечёте? Девушке скучно, – ещё одна плюхнулась на колени к Димке. Не прошло секунды, как Косто уносил её, закинув на плечо. Они весело смеялись над какой-то шуткой. Дима продолжил своё ничегонеделание. А рядом еле удерживался Макс. Девица пристала как репей. Придётся спасать. Я поднялся, встав перед Максом, наклонился к нему и поцеловал в щёку.
   – Вы что, голубки? – спросила девица, скривившись.
   – А что, завидно? – спросила я, усевшись к Максу на колени.
   Наконец-то нас оставили в покое. Я пересела на своё место.
   – Макс, мне надо съездить в одно место. Не против, если сейчас махнём?
   Макс подхватил меня под руку и мы двинулись на выход. Димка поехал с нами, а ребята остались в клубе.
   В центре города, под самой крышей, была студия-мастерская моей хорошей знакомой. Очень доброжелательный человек. Девушка по имени Дарья, которую я до сих пор считала немножко сумасшедшей. Она свято верила, что существуют параллельные миры, и оказалась права. Она не могла понять, чего мы от неё хотим. Потом я спела ей песню, которую мы обе в прошлом очень любили.
   – Даша, параллельные миры существуют. Ты была права.
   – Ксеня!? Это же ты, правда?
   – Правда.
   – А я думала и всё переживала, куда тебя могло вынести. Я же говорила, что в тебе ничего человеческого нет.
   – Сейчас точно нет. Пойдёшь со мной? Я обещала одному говнюку, что познакомлю его с тобой.
   – Ну, раз ты его называешь говнюком, мне с ним будет интересно, – она нервно рассмеялась, а потом крепко обняла меня. Максу я сделала знак, чтобы не рыпался.
   – Ксеня, я уже пришла сегодня к решению уйти из этого мира. Ты пришла вовремя. Как всегда. Я пойду с тобой хоть в ад.
   Дашку я спасла два раза: один раз вытащила чуть ли не из-под машины, тогда мы и познакомились, второй раз всю ночь промывала ей желудок. Так что, для романтичной неприкаянной на Земле Дашке лучше уйти со мной. 
Когда мы остались одни, Макс поинтересовался, как я собираюсь её переправить.
   – Увидишь, – пообещала я.
   На утро нас ждал сюрприз. Ребятки нашли себе спутниц, которые свято верили, что участвуют в программе «Розыгрыш».
   – Ты же тащишь с собой эту девицу?
   – Она не человек, – у всех отвисли челюсти. – Правда, ребята. А теперь марш отсюда этих девиц. Вы мне благодарны будете.
   Через минут десять от девиц не осталось и духа.
   – Кто же она, если не человек?
   – Честно, не знаю, но я уверена в том, что говорю. Ах да, Расимчик, – оборотень дёрнулся. – Кто такой бошами?
   – Ненормальная, он тебя проглотит и не заметит.
   – Мне очень интересно. Расимчик, ну пожалуйста.
   Миг, и рядом со мной лежало животное. Огромное, с пони величиной. Его шкура лоснилась как шёлк. Длинный хвост с кисточкой на кончике был покрыт чешуйками. Маленькие ушки, прижатые к голове, тоже были покрыты чешуёй, узкая челюсть была полна острых зубов. Впечатление производили огромные глаза тёмно-фиолетового цвета. Представьте себе дракончика, покрытого шерстью, с необычным хвостом. Я аж присвистнула. Ребята отошли подальше. Я же, наоборот, кинулась к оборотню и стала его гладить.
    – Ты действительно ненормальная, – то ли восхитился, то ли принял меня за идиотку Дима.
    Переход был простой. Просто закрыли глаза, и я всех перенесла.
    – Так просто? Почему не сказала? – приобнял меня Макс.
    – Не наглей, – оттолкнула я его. – Я сама ещё в себе не разобралась. И, кстати, хочу в гости к Жану. Интересно как они там?
    – Ксана, ты меня провоцируешь? – ну прямо бык на арене.
    – Пусть Дима с ребятами идут домой. Я думаю, что он будет очень занят некоторое время,- Дима кивнул. 
    – Насчёт обещания что-то изменить. Ваш лунный эльф сделал больше половины работы.
    Все удивлённо посмотрели на меня. 
    – Вы же видите, как оживает природа? Тысячи тысяч народа фей оставили свои души, отдавая все силы на восстановление. Каждый родившийся сейчас ребёнок выживет и получит чистую душу. Я рада за вас.
    – Откуда ты это знаешь? Я не узнаю тебя, – Макс смотрел на меня как на незнакомку.
    – Макс. Мне придётся покинуть тебя. Я не знаю, откуда у меня эти знания.    
«Генетическая помять», – сказали бы люди. Не злись. Я найду возможность вернуться. Хочу разобраться с собой. Для тебя и для себя.
    Меня нет. Моя душа растворилась во Вселенной, слилась с ней, но не потерялась. Красота неописуемая. Рождение и гибель миров. То радуешься, то обливаешься горечью. Невыносимая боль и радость. Противоположности. Где я? Что со мной? Огромные, бесконечные пространства, но меня влечёт только к одному существу. Я знаю, он страдает, ему больно. Но старается не выходить из себя. Я овеваю его тёплым ветерком, омываю его мелким дождём, ласкаю лунным светом. Только с ним рядом чувствую себя одним целым. Золотистые потоки уносили меня по бесконечности. Куда, зачем? Влетели в огромную воронку. Вот ты какая, чёрная дыра. Простой переход в иную реальность. Не знаю в помещении я или на площадке? Но пол твёрдый, и иду по нему. Не знаю, кто я и как выгляжу, но чувствовать – это здорово.
   – Всё-таки ты больше человек, чем мой отпрыск, – прозвучал голос, вызвавший у меня внутреннюю дрожь. – Почему ты так хочешь вернуться к этому мальчишке, которому досталась в дар безудержная сила, я не могу понять. Скоро он перестанет ей сопротивляться, и уже не только Оршад пострадает. Исчезнут все три планеты. Целый мир. Если ты захочешь остаться, мы с тобой сотворим новый, более совершенный мир. Я пойду на это. 
   – Вы, вообще, кто такой, чтобы решать судьбы многих существ, моих друзей, чёрт возьми?
   – Не ругайся. Я ещё раз убедился, что в тебе человечности больше. Я твой отец. Если тебе это интересно?
   – Мой отец? И почему я тебя не вижу?
   – Я очень рад, что могу тебя видеть, – прямо передо мной стоял совсем молодой мужчина, который вовсе не тянул на отца такого взрослого ребёнка, как я. Я видела знакомые черты: серо-зелёные глаза, полные губы с капризным изгибом, высокий чистый лоб, светлые волосы.
   – Вы, правда, мой папа?
   – Да. Если бы я мог, мы бы виделись. Но такой всевластный, я был бессилен. Прости меня. Останешься со мной?
   – Нет. 
   – Я так и думал. В тебе действительно больше человеческого. И это хорошо. Всё настоящее, выстраданное.
   – Мама не знала, кто ты?
   – Может понимала, что что-то не так. Но мы так любили друг друга. Я уверен, она знала, что я её не бросал. Это потом она связала свою жизнь с этим человеком. Я благодарен ему за его хорошее отношение к тебе.
   – Мама была с ним счастлива.
   – Как не горько это слышать, но я рад. Тебе пора. Твой супруг молодец. Береги его. 
   – Да… отец. 
   – Я могу выполнить одно твое желание. Это будет мой подарок тебе.
   – Ты же знаешь, чего я хочу больше всего на свете?
   – Да, дорогая. Прощай. Я всегда буду рядом с тобой.
   Мою руку нежно гладили. Прошлись по волосам, погладили по лицу.
   – Ксана. Проснись, родная.
   – Макс?
   – Да, дорогая?
   – Ты знаешь, где я была? 
   – Догадываюсь.
   – Серьёзно?
   – Ксана?
   – А?
   – Посмотри на себя.
   Я открыла наконец глаза. Счастливая мордочка моего эльфа, предвещала, что случилось что-то невероятное. Он поднёс ко мне зеркало. Из него на меня смотрела я. Ксения, прежняя.
   – Макс, отец хотел, чтобы я осталась у него, – мой разум ещё не воспринимал того факта, что я вернулась. – Мне надо было согласиться?
   – Даже не шути так. Да, тут твоя подопечная с ума сходит. Может, отправишь её к Амиру? – Макс нашёл нейтральную тему для обсуждения, и я была ему благодарна.
   – Он сам за ней придёт.
   Амир примчался сразу. Он не мог оторвать глаз от Дарьи. Та тоже его разглядывала с любопытством. Эта девица, пока меня не было, а это целых три дня, всё обследовала, всех достала. От неё все шарахались. Ей хоть бы хны. В полный восторг она пришла от варгов. Сумела найти подход к Панку. Замечательная пара Амиру. Я ему не завидую. Мысленно я потирала руки, предвкушая увидеть вытянутую физиономию хранителя.
   – Ты чего меня как подопытного зверька рассматриваешь? – обратилась к Амиру Дарья.
   – Интересно посмотреть на гостью из другого мира. Тем более, тебя обещали мне.
   – Ты уверен, что не наоборот. Давай вперёд. Мне интересно всё. Так что будешь моим гидом, земноводное. 
   Я-то Дарью знаю, а ребята открыли рты. Самое странное, Амир был в полном восторге. Он забрал с собой довольную приключениями Дарью. Проходя мимо прошептал: «Я должник». Может и не сомневаться, что долг я потребую.



Андромеда Северова

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться