Другие

Font size: - +

Глава одиннадцатая. Точки над "i".

Мм... руки, ноги затекли... Все тело как — будто свинцом налито.

… чувствую, как кто — то гладит меня по волосам, чье – то мерное дыхание...

Вдруг, в голове словно включили телевизор, картинки мелькают с дикой скоростью. Я вспомнила! Вспомнила... день рождение Джастина. Как мы с ним танцевали, как мне в тот момент было хорошо... и как я почувствовала резкую боль во всем теле, кровь и темнота... Надо открыть глаза.

Первое, что я увидела, разлепив глаза это размытое пятно. Когда глаза немного привыкли к свету, смогла разглядеть, это — белый потолок. Затем... лицо… самого дорогого и любимого человека… Майк. Нет, этого не может быть, наверное, мне это снится. Но, сон мне нравится.

— Боже, Ник, она очнулась! — лицо Майка озарила счастливая улыбка.

— Что? — послышался из — за спины Майкла голос брата, — Кира, ты пришла в себя, это чудо, — он подлетел ко мне, обнимая. Я обратила внимание, что лица ребят бледные, темные круги под глазами, как, будто они не спали уже не один день.
… значит это не сон. Майк здесь, рядом со мной.

— Что... где я? — прохрипела, оглядываясь по сторонам, все еще не понимая, где нахожусь.

— Кирюш, тебе нельзя волноваться. Ты в больнице, — Ник пытался успокоить меня, но, наверное, больше себя.

— Как в больнице?! — я попыталась подняться, но мешали различные капельницы и трубочки, обвившие мое тело, словно змейки. Огляделась вокруг белый потолок, голубые стены, койка на которой я лежу, прикроватная тумбочка с роскошным букетом красных тюльпанов, а над головой, что – то пикало. Да, наверное, я действительно в больничной палате, хотя если честно, видела ее только по телевизору, в моем любимом сериале "Клиника".

— А ты ничего не помнишь? — Ник испуганно посмотрел на меня.

— Я помню только, как рухнула на землю, на дне рождении Джастина… и все, темнота, — я испуганно посмотрела на ребят, — Что со мной случилось? Почему я в больнице, а не дома?

— Эмм... — ребята переглянулись, Майк кивнул Никите, тот продолжал, — Кирюш, понимаешь, на дне рождении ты потеряла сознание, у тебя носом текла кровь. Мы все так за тебя испугались и вызвали скорую. А уже в больнице, врачи сказали, что мы еле успели тебя доставить, так как тебе стало хуже, — при этих словах, красивое лицо брата, исказилось в гримасе боли и отчаяния.

— А где Ан и Джастин?

— Ан пошла за кофе, а Джастин недавно ушел, он, как и все, приходит тебя проведать каждый день, — он улыбнулся.

— Подожди, — я уставилась на брата, — Что значит каждый день?! Сколько я здесь уже лежу?

— Э... Кир, — он медлил, — Как только тебя привезли в больницу, я уже говорил тебе стало хуже и ты... впала в кому на пять дней.

— Что?! Кома? Пять дней? — я была в шоке, руки стали ледяными, а сердце застучало, как отбойный молоток, — Этого просто не может быть, — я посмотрела на Майка. Из всей этой ситуации, меня радует только одно — мой милый Майк, сейчас здесь, рядом со мной. И я не знаю, как долго он еще здесь пробудет, но я счастлива, видеть его, пусть совсем не долго. Думая об этом, улыбка сама появилась на лице.

— Эмм... я, пойду найду Ан... — Никита подмигнул мне, улыбнувшись, вышел из палаты.
Как только Ник вышел из комнаты, Майк подсел ко мне поближе, я не могла отвести от него взгляда.

— Майк. Боже, как я рада тебя видеть, — от счастья покатились слезы, — Прости меня. Я... я, — задыхаясь в собственных чувствах, больше ничего не могла из себя выдавить.

— Кирюш, я уже давно тебя простил... а как я рад, что ты, наконец, пришла в себя. Было страшно видеть твое бледное, застывшее лицо, — он нежно взял меня за руку.

— Нет, правда… в сложившийся ситуации я видела только один выход. Я думала, что смогу жить без тебя, но это не возможно, — при этих словах, Майк улыбнулся, — Без тебя я не живу, а существую. Ты для меня как кислород отними его и я умру. Мне казалось, что я провалилась в черную бездну без конца и края, только воспоминания о тебе поддерживали меня. Они были как анестезия для моей истерзанной, измученной, бьющейся в больном бреду душе. — я говорила с эмоциями, которые в тот момент били через край.

— Но ведь, теперь я здесь, рядом с тобой. И я никуда больше не уйду, как бы ты не просила, — он улыбнулся.

— Я больше никогда не попрошу об этом! Никогда!

— Если бы ты только знала, как я по тебе соскучился. Как было тяжело жить без тебя, зная, что ты совсем рядом, — он горячо поцеловал мою руку.

— Майк, в тот день, я не успела сказать тебе самое главное... — я посмотрела ему в глаза, они снова были цветом горячего кофе. Его красивое лицо, снова улыбалось той милой, такой родной мне улыбкой.

— Что?.. я слушаю, — он замер.

— Майк, я хотела сказать... что... я безумно люблю тебя! — я опустила взгляд, переведя на наши сомкнутые руки, чувствуя, как краснеют щеки.

— Любимая! — Майк склонился надо мной и очень нежно поцеловал. Это был поцелуй надежды, любви, страсти, счастья... прощения.

Казалась, от этого поцелуя я взлечу! Я почувствовала, что рана, боль которой, терзала меня, заросла, оставив после себя шрам на сердце. Шрам, как память о неправильных поступках, которые нужно запомнить навсегда, чтобы никогда больше их не повторять. Я лежала и смеялась сама себе.

— Что смешного? — Майк удивился.

— Ничего, просто я смеюсь от счастья. Вот тут, — я показала ему в область груди, — Что-то щекочет меня, и я смеюсь.

— Ты мое ясное солнышко. Без тебя мой мир погрузится во тьму, — Майк посмотрел на меня, погладив по волосам.

— Тогда ты, моя луна, что освещает мой тернистый путь в ночи, своим белым сиянием, — я улыбнулась, — Кстати, как ты узнал, что я в больнице?

— Эмм... как только тебя привезли в больницу, Ник сразу позвонил мне. И правильно сделал, в такие моменты близкие и любящие тебя люди, должны быть рядом, – его лицо посерьезнело, — Кира, это моя вина. Ведь я обещал, что никогда тебя не оставлю. Ведь знаю, что за тобой нужен глаз да глаз. Если бы я был рядом с тобой...

— Не вини себя. Даже если бы ты был рядом, ничего бы не изменилось. Самое главное, что СЕЙЧАС ты со мной. И мне больше ничего не надо, — я улыбнулась, глядя на любимое лицо.

В этот момент в палату вбежала заплаканная Ан, с счастливой улыбкой на лице, а за ней Никита.

— Кира! Боже, какое счастье, что ты очнулась! — она бросилась ко мне, поцеловав.

— Я тоже этому рада, — улыбнулась, обнимая подругу.

— Ты себе даже не представляешь, что мы все испытали, за эти дни ожидания! — она говорила с чувством, которые ее переполняли в данное мгновение, — Ты представляешь, я сижу в коридоре, плачу как дура, от того в каком состоянии сейчас находится моя подруга, подсаживается ко мне Ник и ржёт, представляешь? Я подумала, что он, наверное, уже все, уехал от горя! А он, такой говорит, как — будто между делом, « А ты знаешь, Кира то, очнулась». Я думала, что прибью его!!! — Ан ткнула в Никиту локтем, услышав ее рассказ, мы все повалились от смеха.

— О, подруга, ты, просто еще не привыкла к юмору Ника! — я грозно посмотрела на брата.

— А, что я? Я ни чего! — он развел руками, — Я тут, понимаешь, благую весть несу в массы, а в итоге еще и виноватым остался, — Ник надуто сложил руки на груди.

— Ох, рассмешили, — я схватилась за живот от смеха, — А что говорят врачи? Что со мной? - услышав мой вопрос, ребята переглянулись.

— Дело в том, — начал Ник, — Как сказал доктор, у тебя полностью отказал весь организм. Понимаешь, когда тебя привезли в больницу, твое состояние было ужасным, как — будто тебя мучили голодом месяц. У тебя не осталось энергии. Как — будто, кто — то высосал из тебя всю жизнь. Твое тело просто отказывалось работать. Тебя даже на два дня подключали к аппарату искусственной вентиляции легких, — лицо Ника в этот момент выражало страх.

— Да, и кормили какой — то гадостью через трубочку! Я тебе скажу, картинка была, похуже, чем в ужастиках, — Ан вздрогнула.

— Но почему? Ведь на день рождение я себя чувствовала хорошо? Да и сейчас, чувствую себя прекрасно! — я улыбнулась.

— Этого мы не знаем, любимая, — Майк нежно взял меня за руку.

— Оу, так значит вы вновь вместе? — Ан расплылась в улыбке.

— Да, — Майк посмотрел на меня, нежно держа за руку.

— Да-а сегодня день просто супер!!! — Никита рассмеялся, обнимая Ан.

— Ах, да! Кира, я принесла тебе зубную щетку, расческу и все такое, и вещи для выписки, они лежат в шкафу, — подруга просияла.

— Ан, чтоб я без тебя делала? 

— Что, что? Ходила бы с нечищеными зубами и домой бы ехала голышом! — мы все рассмеялись.

Дверь открылась. Вошел доктор молодой мужчина лет тридцати. Ему в пору на обложку журнала "GQ", а не больных лечить! Он посмотрел на всех нас, подошел ко мне, — Мисс Фрост, как вы себя чувствуете? Что-нибудь болит? Тошнота? Головокружения? — он посмотрел на меня оценивающе.

— Нет, у меня вообще ничего не болит. Я себя отлично чувствую, а когда мне уже можно будет домой?

— Ну, что же, завтра с утра возьмем все необходимые анализы, а уже после этого поговорим о выписке.

— Скажите, пожалуйста, что со мной? — я с надеждой посмотрела на доктора.

— Оу, если честно, я бы сам хотел это знать. Мы сделали все необходимые анализы, но не смогли установить причину вашего, столь резкого ухудшения здоровья. Вы поступили к нам в критическом состоянии, затем впали в кому. Но, за последние два дня, я могу сказать это с уверенностью — ваш организм сам восстановился. Но этого априори не может быть. Для того чтобы восстановиться после таких последствий, должны пройти месяцы.

— Эмм, ну ладно, Кир, мы, наверное, пойдем, — Ник улыбнулся, поцеловав меня. Ан последовала его примеру, шепнув мне на ухо, — Выздоравливай, моя дорогая, с таким-то доктором сам Бог, велел! — и тихо рассмеялась, — Мы зайдем к тебе завтра, сестренка, — сказав это Ник вышел из палаты, держа Ан за руку.

— Вы тогда отдыхайте, набирайтесь сил, а я к вам завтра утром зайду. А вам, молодой человек, — он посмотрел на Майка, — Даю пять минут, — сказав это, доктор вышел.

— Ну вот, дорогая, видишь все хорошо. Тебя скоро выпишут, — Майк нежно погладил меня по волосам.

— Да, побыстрей бы. Слушай, а симпатичный у меня доктор, а? — я рассмеялась.

— Не знаю, не в моем вкусе! — улыбнулся Майк.

— Ну, ты шутник, — я посмотрела в любимые карие глаза.

— Ладно, Кир, мне уже пора идти. Я завтра приду, проведать тебя.

— Хорошо, я буду ждать. 

Майк нежно поцеловал меня на прощание и вышел из палаты.
Оставшись одна, я обдумывала все выше сказанное и услышанное сегодня, и все не могла понять, почему все — таки это со мной произошло? Сон вновь завладел моим телом. Но засыпала счастливая, ведь, сегодня я обрела жизнь если можно так сказать, и вновь свою любовь.




На следующий день, как и обещал доктор, у меня взяли анализы, которые подтвердили, что со мной все в полном порядке. Но для пущей уверенности продержали в больнице еще два дня. Ребята навещали меня, только Джастин не появился...





Понедельник, 6 октября. 

Сегодня день выписки. Наконец — то! А то, я уже здесь замучилась лежать, да-а, все — таки лежание в больнице, это тоже работа.
Еще вчера меня отключили от всех этих ужасных трубок, и впервые я смогла походить по палате, ребята радовались за меня, как дети. Уже 12:00. Сейчас переоденусь и домой.

Как раз, как я переоделась, в палату вошел Майк, с огромным букетом разноцветных гербер.

— О, Майк! Какие красивые. Я их обожаю, — я расплылась в улыбке, приняв букет.

— Вся красота мира, меркнет в сравнении с тобой, — он обнял меня и нежно поцеловал. От такого чувственного и проникновенного поцелуя закружилась голова. Я все еще не могла поверить своему счастью.

— А где Ан с Ником? Я думала, они тоже приедут.

— Они остались дома, наводят марафет к твоему приезду, — Майк загадочно улыбнулся.
В этот момент вошел мой врач, на лице у него сияла красивая улыбка, и вообще он такой милый. 

— Итак, Мисс Фрост, вот ваша выписка, — он протянул мне лист бумаги, — Надеюсь, вы больше к нам не попадете, — он улыбнулся, — До свидания, не болейте больше.

— Спасибо Вам. Я тоже надеюсь, больше не бывать в таком плачевном состоянии, — я улыбнулась.

Затем врач ушел, а мы с Майком уложили мои немногочисленные пожитки в пакет, и вышли на улицу.

На улице лил по-осеннему теплый дождь "как из ведра". Мы сели в машину.

До дома доехали, удивительно быстро. Не успел наш "Форд" подъехать к дому, как на пороге нас уже ждали Ан с Ником.

Зайдя в дом, первое, что мне бросилось в глаза это огромное количество разноцветных шаров. Повсюду были развешаны мигающие гирлянды, я почувствовала себя как на Дне Рождении, или на праздновании Нового Года.

— А-а-а, с выпиской! Добро пожаловать домой! — набросились на меня ребята.

— Спасибо вам. Я так счастлива снова оказаться дома, рядом с вами, — в тот момент я была счастлива. И счастью этому не было придела.

— Ну, что у нас все готово к празднованию этого поистине волшебного события, — улыбался Никита.

— Хорошо, я согласна, только по-быстрому схожу в душ и переоденусь.

— Ладно, мы подождем тебя, — ответили ребята.

Я грацией кошки, скользнула в свою комнату. Смыв с себя больничный запах, переоделась в домашнюю одежду, да именно в домашнюю, а не в любимые джинсы, чтобы лишний раз почувствовать себя дома. Расчесавшись и наспех высушив волосы, я натянула на ноги свои любимые розовые, махровые носки и спустилась в гостиную, где меня уже все ждали.

— Кирюш, ты как всегда быстрее скорости света, — обрадовался моему приходу Майк. Подойдя ко мне, он нежно обнял за талию, и я тут же растаяла.

— Что же, прошу всех на кухню. Вас ждет необычайно вкусный, — Ник посмотрел на часы, — Обед, приготовленный, моей любимой Ан, — он нежно потянул Аннет к себе, обняв страстно поцеловал. В этот момент, я действительно была счастлива, наконец мы с Никитой нашли свое счастье. Мы любим и любимы, разве, что-то может быть лучше?

Обед прошел шумно и весело. Ник, как всегда был в апофеозе своего остроумия. Я не отходила от Майка ни на секунду, нежась в лучах его любви.
Затем, мы плавно переместились в гостиную. Усевшись поудобнее, Ан посмотрела на нас с Майком.

— Что? — я, улыбнувшись, обратилась к подруге.

— Ничего, — Ан весело развела руками, — Просто, смотрю и не могу нарадоваться, что вы снова вместе. 

— Да, а как я счастлив, что Кира снова со мной, — сказав это, Майк нежно обнял меня, прижав к себе, — Я рад, что мы помирились, и надеюсь, что таких ссор — расставаний больше не будет! — он посмотрел на меня.

— Обещаю, — я чмокнула его в нос.

— Конечно, мне не дает покоя причина нашего с тобой расставания, — он подмигнул.

В этот момент, мое сердце стало биться сильнее, я посмотрела на застывшее лицо брата.

— Эмм... Майк, я должна тебе кое-что сказать, вернее, признаться... — я посмотрела на брата. Тот, недолго подумав, положительно мотнул головой, тем самым дав мне "зеленый свет".

— Да, я слушаю, что же это? Я надеюсь, ты не хочешь сказать, что раньше была парнем?! — в ответ на его вопрос, мы все расхохотались.

— Нет, не хочу! — я улыбнулась, а у самой руки похолодели, казалось, что еще немного и они покроются инеем.

— Тогда я слушаю, — он посмотрел на меня, полный внимания.

— Может нам выйти? — Ан посмотрела на меня.

— Нет, Ан это касается и тебя! — после моих слов, лицо подруги вытянулось в непонимании, — Вы сейчас все поймете, — я набрала в легкие побольше воздуха, — Дело вот, в чем...

Я рассказала всю правду о себе и о брате, иногда мой рассказ продолжал Никита. Удивительно было смотреть на лица Аннет и Майка, как они менялись. То их лица были грустны, то улыбались, то, просто не доверие...

— Нет, ребята. Я вам не верю! Вы, наверное, в детстве мультиков пересмотрели, — подытожил наш рассказ Майк.

— Но это чистая правда! — я всплеснула руками.

— Офигеть, моя девушка "с приветом"! — улыбнулся Майк, — Хорошо, тогда докажите это нам с Ан, — он пристально посмотрел на нас с Ником.

— Хорошо, и докажу! — я резко встала с дивана, — Пойдем со мной на улицу! — я протянула ему руку.

— Ну, пойдем, — Майк посмотрел на меня недоверчиво, беря мою руку.

Мы вышли на улицу, под проливной дождь.

— Ну, и что? — спросил Майк, уже весь промокший.

— А вот, что! — сказав это, я сконцентрировалась и, проведя рукой в воздухе, посмотрела на Майка.

— Но, как? … это просто не возможно! — от увиденного, у него, явно был шок. Мы стояли под проливным дождем, который нас просто не касался. Мысленно я сделала, вроде невидимого зонтика.

— Я в шоке! — Майк улыбнулся, высовывая руку из под импровизированного зонта, но тут, же его ладонь намокла от дождя, — Значит это, правда? — он улыбался, но на его лице, все еще был шок.

— Правда! — я поцеловала его, — Ну, что убедился? Пойдем в дом!

Мы развернулись и пошли к дому, когда я увидела стоящую в дверях Ан, с открытым от удивления ртом.

— Так, значит это ПРАВДА! — спросила Ан у Ника.

— Да.
Когда, мы снова разместились в гостиной, Никита показал свои фокусы с огнем.

— Но, этого просто не может быть! Это не реально! — все никак не могла поверить Ан.

— Да, мы тоже с Кирой этого не знали, — он посмотрел на Ан.

— Так значит, из-за этого ты со мной рассталась? — Майк посмотрел на меня.

— Да, — я опустила глаза, — Я боялась за тебя, боялась, что не поверишь мне, посчитаешь сумасшедшей, — я почувствовала, как глаза наполнились слезами.

— Ты моя глупенькая девочка. Я буду тебя любить, не зависимо имеешь ты какие-то способности, или нет! — Майк обнял меня, поцеловав.

— Правда!? И ты не считаешь меня монстром? — я пристально посмотрела в любимые глаза.

— Правда! Я люблю тебя такой, какая ты есть, — от этих слов, по телу пробежала волна счастья. Я обняла Майка.

— Ан, что случилось? — я услышала, как Ник обратился к Ан.
Она плакала, нет, она просто рыдала! Мы подбежали к ней.

— Ан, почему ты плачешь? — я обняла подругу.

— Если это правда... — я еле понимала, что она мямлила, — Значит, Ник бессмертный и будет молодым всегда! — она посмотрела на нас, своими зареванными, красными глазами, — А как же я? — она заплакала еще сильнее.

— Ан, прекрати! Никита еще молодой! А ты, посмотри на себя — какая ты красавица. Тебе о старости думать еще рано, — я пыталась успокоить подругу.
Никита обнял Ан, поцеловал, — Ан, я люблю тебя! А об этом, мы подумаем позже хорошо? Не плачь! Не надо. Милая моя, какая же ты все — таки впечатлительная, — он обнял ее, убаюкивая, как ребенка.

— Кир, а, правда! — Майк посмотрел на меня, — Ты значит, всегда будишь такой молодой и красивой, а я, понимаешь ли, высохну как мумия, состарюсь и полысею, — он улыбнулся.

— А, что? Я буду любить тебя и таким! — я рассмеялась, — Зато, представь, ты идешь такой старенький, и рядом я. Пусть завидуют. Обещаю, я буду заботиться о тебе. Буду ухаживать за тобой, давать тебе таблеточки, буду на ночь выкладывать в стаканчик с водой твою вставную челюсть, — мы все весело рассмеялись.

— Ага, веселую перспективу ты мне нарисовала, — Майк улыбнулся. Но тут он о чем-то задумался, опустил глаза. Затем посмотрел на меня и с серьезным видом сказал, — Кир, мне нужно с тобой серьезно поговорить. Так сказать правда, на правду...

Я сидела растерянная, не зная, что ответить. Что он хочет мне сказать, какую правду? В глубине души, мое шестое чувство, подсказывало мне, что здесь что-то не чисто...



Белка Добрева

#11023 at Fantasy
#3134 at Prose
#1423 at Women's literature

Text includes: эльфы, гномы, романтика

Edited: 01.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: