Другие

Font size: - +

23. Третий лишний

 

Я приняла душ, умылась и снова стала походить на человека. Переодевшись в домашнее, а это была белая, вытянутая, крупной вязки кофта, серые утренники, и теплые носки. Включила музыку, настроение было, как ни странно хорошее. Вспомнив, что Майк, обещал позвонить, схватилась за телефон. Взяв его, была шокирована, 10 пропущенных вызовов! Блин, он звонил, а в это время я была в невменяемом состоянии. Набрав больше воздуха в легкие, набрала номер Майка, послышались гудки, один, два, три...

— Алло? Кира, ты куда пропала, я тебе звонил весь вечер и полночи?! — затараторил Майк.

— Эмм... привет любимый, — не знаю почему, мой голос дрожал, так же как и руки.

— Кирюш, куда ты пропала? Я уже весь извелся! Уже хотел билет брать, чтобы лететь обратно тебя искать! — его голос был взволнованным, но таким нежным.

— Майк, просто так получилось...

— Как? Любимая, мы это уже проходили... я уже боюсь оставлять тебя одну!

— Да, знаю. Но в этот раз, все в порядке. Просто Чейс, решил вытащить меня отдохнуть с его друзьями, вот и все.

— Чейс... ну, ладно... и... как отдохнула? — смех.

— Хорошо. Мне понравилось, мы ездили в клуб.

— Ладно... просто я перепугался за тебя, — его голос наполнился любовью. Вдруг я услышала в трубке, какой — то голос, похоже, женский... — Я люблю тебя!

— … я тоже тебя люблю, — я улыбнулась, но сердце предательски ёкнуло.

— Эмм... ладно, мне пора идти, я тебе вечером еще позвоню. Не скучай родная. Целую.

— Пока, — я отключилась. Подумаешь голос, ну и что? Там наверняка куча народу... Я просто ревную. Да, я безумно его ревную!

Я уселась на кровать, обложившись подушками. Зачем? Я просто себя накручиваю. Майк ни разу, не дал усомниться в его чувствах. Не то что, я...

Мои раздумья прервал звонок в дверь. Ну, кто там еще! Я никого не жду.

Спустившись в прихожую, не глядя, открыла дверь... 

— Чейс? Ты? — я стояла, разинув рот. Он уже переоделся, в белоснежную водолазку, и синие джинсы, сверху светло охристая дубленка. В руках он держал два больших бумажных пакета.

— Ага, соскучилась? — он улыбнулся, — Мне здесь постоять, или ты меня впустишь?

— Проходи! — я действительно обрадовалась.

— Это тебе, долго подбирал, — он протянул маленький сверток.

— И... что это? 

— Посмотри! Для тебя! — он прошел по — хозяйски на кухню.

— А в пакетах, то что? — я заглянула на кухню.

— А там... будущий ужин.

— Ужин? Да, ты романтик! — я почувствовала, как мои щеки наливаются румянцем. Я раскрыла подарок, там был... кактус, с миленьким, красным бантиком, — Что это? 

— Ты не видишь? Кактус. — он улыбнулся.

— Вижу! Спасибо! Ну, хоть поливать не придется! … ты хочешь сказать, что я такая же колкая? 

— Ага, неприступная… не досягаемая... — его глаза сверкнули.

— Вау? — я закатила глаза.

— А... на самом деле, ты... такая, — Чейс достал из дубленки, маленького, белого, пушистого котенка.

— Боже, какой он миленький, пушистый и такой беззащитный! — я взяла его на руки, — Он такой милый, — котенок, сонно открыл голубые глазки, и тихо, что — то пропищал.

— … прям как ты.

— Спасибо. Я обожаю животных. Боже, он такой лапочка. А это мальчик, или девочка?

— Пацан.

— Ой, я люблю мальчиков! — я поцеловала котенка, он снова запищал.

— Любишь мальчиков? — Чейс посмотрел на меня так, что я покраснела.

— Пошляк! Но, все ровно, спасибо тебе. Я счастлива. — я потянулась к Чейсу. Его глаза распахнулись, зрачки расширились... Поцеловала его в щеку.

— А еще раз? — Чейс улыбнулся.

— Еще? Ну, хорошо, — я снова потянулась к его теплой щеке, но он обернулся, и целовала уже в горячие, сладкие губы... он обнял меня за плечи, его губы такие... нежные... я растворяюсь в объятиях и поцелуях... поцелуй... такой нежный, чувственный... — Ты об-манул меня! Снова! — рассмеялась я, хотя мне это безумно понравилось... — Он, наверное, кушать хочет, а у меня в доме даже молока нет, — я надула губки.

— Я все предвидел. Ты же у нас вегетарианка, блин, — Чейс вытащил из пакета, бутылку молока.

Но, котенок был настолько мал, что лакать сам еще не умел. Пришлось кормить его из пипетки. Вот мы с Чейсом, посмеялись. Я держала пипетку, а Чес, как малыша, держал на руках котенка.

— А как ты его назовешь? — Чейс улыбнулся, гладя котенка.

— Эмм... Маркиз! — выпалила я первое, что пришло на ум.

— Маркиз? Почему? — лицо Чейса озарила красивая улыбка.

— Не знаю... посмотри, какой он важный, гордый! — я посмотрела на котенка, свернувшегося клубочком, на дубленке Чейса. 

— Точно. Ну, что, готовим ужин?

— Я смотрю, Вы все... предусмотрели? — я сузила глаза.

Чейс подошел ко мне вплотную, его горячее дыхание, опалило мне ухо, — Все.

— Хорошо, давай готовить. Не знала, что ты умеешь готовить. А что? — я посмотрела на Чейса.

— Мясо ягненка с овощами, — он улыбнулся, — Тебе овощи, а мне мясо... Так, мне, пожалуйста, передник и колпак, – я улыбнулась, Чейс, тем временем помыл руки, и стоял, как хирург, с поднятыми вверх руками. Достав передник из ящика стола, одела ему, через шею, затем обняла за талию, чтобы завязать пояс. Наши лица, были так близко друг к другу, я чувствовала на своей шее... его сбитое, горячее дыхание... посмотрев в глубокие глаза, цвета горячего кофе... поняла, как же я хочу почувствовать его мягкие, сладкие губы... 

— Эмм... ну, вот и все. Готово. — я потупила взгляд.

— Ага, а ты думала, что я только умею поглощать еду? — он сверкнул глазами, — Нет, я жил отдельно от родителей, и сам для себя готовил

— Да, Вы просто, растете в моих глазах! — я лукаво улыбнулась.

Ужин прошел волшебно. Мы много смеялись, шутили... свечи... тихая музыка... мурлыканье Маркиза...

Когда заиграла медленная мелодия, Чейс вышел из — за стола, протянув мне руку.
Я поддалась... Чейс обнял меня за талию... его взгляд, проникал мне под кожу... от его сильных, горячих прикосновений... шли мурашки... его сладкое дыхание, парализовало мне мозг... Мое дыхание сбилось, как и его... наши сердца отбивали нервную чечетку...

— Кир, я знаю, что между нами ничего не может быть... Ты девушка моего брата... горячо любимого брата, — Чейс сник, — Но... я хочу, что бы ты знала... — я не дала ему договорить... слишком больно.

— Чейс, я все чувствую... мне тоже тяжело. Ты мне очень дорог... для меня, ты очень близкий человек... очень...

— Кирюш, ты удивительная девушка. Я понял это сразу, как только увидел тебя впервые в универе. Твои разноцветные глаза смотрели на меня с такой теплотой… Чарующий голос, словно мелодия. Твоя красота, как внешняя — такой я еще не видел, ты пленила меня, так и внутренняя. Ты удивительная, неземная, не человечески красива, умна и обаятельна... и это не потому, что похожа... — тело Чейса напряглось, — … на Майю, ты про-сто, не такая, как все. И... я хочу быть с тобой каждую минуту, каждую секунду... Ты пленила мое сердце раз и навсегда, — он тяжело выдохнул, трепетно сжимая меня в своих объятиях, — Я, я... ревную тебя к каждому парню! К Тому, который, пожирает тебя глаза-ми особенно, когда вы танцевали вместе... К Майку, хоть и понимаю, что не имею ника-кого права... Я не могу без тебя жить, дышать, думать... Я люблю тебя… — он закрыл глаза, тяжело дыша. Я знала, как тяжело дались ему эти слова.

— Чейс, ты тоже запал мне в душу, как только я увидела тебя. Твой строптивый характер, только разжег этот огонь... 

— Кир, — Чейс обнял меня сильнее, — Да, у нас с тобой игра... я и не думал, что примешь ее правила... но это только игра, а мои чувства к тебе реальны.

— Чес, я люблю Майка, до безумия, я не смогу жить без него, — Чейс сник, — Но, и ты для меня многое значишь. Я люблю тебя… — прошептала я, ему на ушко, — … люблю... — я потянулась к нему, мы слились в страстном поцелуе... в таком, что дыхание перехватило... сердце перестало биться! Я подалась чувствам, я безумно хотела его, и он это почувствовал.

— Нет, Кира, нет... Я люблю тебя безумно. Ты всегда будешь в моем сердце на первом месте. Я хочу, чтобы ты знала, что я безумно влюблен в тебя! Но... я подожду... когда, ты действительно захочешь меня... я буду... рядом... — его красивый, мягкий голос дрожал. Не сказав ни слова, я просто крепко обняла Чейса, в ответ почувствовала его горячие объятия. Так мы и стояли, посреди кухни, просто наслаждаясь, присутствием друг друга, теп-лом тел, пылающими взглядами, ощущением близости друг друга...

— Ну, что же, если мы все выяснили... может, будем друзьями? — красивое лицо Чейса, озарила не менее красивая улыбка.

— Друзьями? А мы сможем? — я сузила глаза.

— Ты о чем? — Чейс все еще держал меня в объятиях.

— Ну... мы же постоянно ссоримся! — я рассмеялась.

— А мне нравится. Мне нравится, как мы с тобой общаемся. Мы можем поругаться, оскорбить... — он посмотрел мне прямо в глаза, — Или ударить, а затем так же помирить-ся.

— Это ты обо мне говоришь? Да я тебя пальцем не тронула! 

— Пальцем нет, а вот рукой да! — Чейс улыбнулся, — Еще и в бассейне меня искупала.

— Зато ты подглядывал за мной! Еще и в подсобку уволок, я чуть заикой не осталась!

— … ну, ведь, не осталась. Это же прикол! Зато как весело, — Чейс улыбнулся. 

— Ну вот, мы снова ругаемся, — я улыбнулась, все так же покоясь в его объятиях.

— И мне это нравится. Понимаешь, я чувствую себя с тобой свободным, от каких-либо правил и клише, я делаю и говорю, что хочу... открытым, настоящим... — Чейс погладил меня по щеке, от чего, та загорелась румянцем, — Мы знакомы с тобой всего пять дней, а уже столько всего произошло. И это прекрасно, — он озарил меня своей белоснежной, обворожительной улыбкой.

— Да, это удивительно. Я тоже чувствую с тобой, себя хорошо, — я покраснела и уткнулась лицом ему в грудь. 

— Ты чего, девочка, моя? — Чейс нежно погладил меня по волосам, — Может, посмотрим фильм? Ведь вечер еще не закончился... и я хочу... как можно дольше растянуть этот последний момент... рядом с тобой, — эти слова... я посмотрела в его красивые глаза, которые в этот момент светились неподдельным счастьем.

— Конечно, посмотрим. Этот вечер только наш, — и снова прильнула к его широкой груди, в которой билось большое, доброе сердце, отбивающее бешеный ритм, как впрочем, и мое.


Мы прошли в гостиную, я положила спящего Маркиза рядом с собой, который смешно потянулся и чихнул, Чейс выбрал из коллекции фильмов Ника, один... но, какой... "Дневник памяти", боже, какой романтичный фильм, сколько в нем безграничной любви, страсти, переживаний! … и какой он оказывается — жизненный...
Под конец фильма я уже ревела, навзрыд. А Чейс обнимал меня, гладил своей горячей ладонью по волосам, прижимая к себе, и успокаивал.

— Ты... ты это специально включил? — я посмотрела на улыбающегося Чейса, всхлипывая.

— Ага, я знал, что твоя реакция будет именно такой, — он широко улыбнулся.

— Да, как и у любой другой девчонки.

— Нет, ты не любая. Ты замечательная, чувственная, проникновенная... моя обнаженка! 

— Не называй так меня! — я стукнула его кулачком в грудь.

— Оу, какие мы! — он задержал мою ладонь, сжатую в кулак и нежно поцеловал ее, от чего, я расслабила руку, прижимаясь к его груди плотнее, — Кирюш, что ты со мной де-лаешь... — прошептал Чейс, целуя меня в макушку. На что, я подняла непонимающие глаза, горячие слезинки, с которых стекали по щекам.

— … что... я делаю... 

— Я, я... теряю голову и рассудок, рядом с тобой, — он прильнул к моим губам, теплым, нежным, сладким поцелуем, я ответила... Чейс нежно обнимал меня, гладя по спине, от чего теплая волна расходилась по всему телу. Он целовал меня так нежно, трепетно... в губы, в щеки, в шею, в мокрые, заплаканные глаза...

Нас прервал, настойчивый звонок моего мобильного телефона... Это был Майк!

— Алло?

— Привет, любимая, — послышался теплый голос Майка.

— Привет, — я посмотрела на Чейса, который сразу сник, но продолжал играть прядью моих волос.

— Как ты? Я соскучился.

— Эмм... все хорошо. — я улыбнулась.

— А почему такой голос? Ты плачешь? — Майк насторожился.

— Да, есть немного...

— Что случилось? — голос Майка, наполнился переживанием.

— Ничего, просто, ко мне заглянул Чейс, мы смотрели фильм "Дневник памяти" и я раз-ревелась. 

— Девочка моя, какая ты у меня впечатлительная. И что у тебя делает мой брат? 

— Да, есть немножко. Просто зашел, чтобы я не скучала. Когда ты приедешь?

— Пока не знаю, как куплю билет, сразу же к тебе, — почувствовала по голосу, что он улыбается.

— Я соскучилась. Жду тебя.

— Я тоже соскучился. Скоро увидимся, целую! — Майк поцеловал меня в трубку, и снова этот женский голос... на другой стороне провода...

— Пока! — я бросила трубку.

— Что-то случилось, Кир? — Чейс смотрел на меня с любовью.

— Нет, все нормально, — выпалила я.

— Иди ко мне, — Чейс нежно обнял меня за плечи. Я уютно устроилась у него на груди и закрыла глаза...

Проснулась я уже в своей комнате, в теплых объятиях Чейса. Он нежно обнимал меня, гладя по волосам и спине, даже через кофту, чувствовала его горячие ладони. В тусклом свете луны, его лицо было еще красивее.

— Ты проснулась? Малыш, что случилось? Что Майк тебе сказал?

— Ты о чем? — я удобно устроилась на его плече.

— Ты... во сне... говорила его имя, что так нельзя поступать... что, тебе больно... — он тяжело вздохнул.

— Эмм... все в порядке. Правда... — я уткнулась в его плечо лицом.

— Кирюш, я же вижу, как ты мучишься. Тебе больно... и мне от этого — то же, — он поцеловал меня в лоб.

— Чейс, все в порядке, у меня все хорошо... — я тяжело вздохнула.

— … Майк, что - то натворил? Да? … а еще я тут... со своею любовью... — он сел на кровати.

— Нет, ты тут не причем! Если бы, ты знал... как мне хорошо, когда ты рядом, — я обняла его сзади, за плечи.

— … но, я только друг... — он взял в свои горячие руки, мои ладони и поцеловал их, — Нет, я знаю, что ты выбрала Майка, и я рад за тебя... и завидую... Майку, у него самая лучшая девушка во всем мире.

— Чейс, я не знаю, что тебе сказать... ты мне дорог, очень важен, — я посмотрела в его горячие глаза, — Ты... часть моей жизни... часть меня... Но, я люблю Майка, он моя вторая половинка, он мой кислород, моя жизнь... Прости... — я опустила взгляд, глаза наполнились слезами, такими горькими, горячими...

— Любимая, девочка моя, — Чейс развернулся ко мне, — О чем ты говоришь. Я люблю тебя, и неважно взаимно это или нет. Для меня важно, чтобы ты была счастлива! Что ты живешь, дышишь, радуешься, любишь... пусть не меня...

— Чейс! — я обняла его, хлюпая носом.

— Да, любимая... — Чейс обнял меня сильно, сладко, жадно... приподнял меня и усадил себе на колени.

— Что ты со мной делаешь, ты мучаешь меня... — прохрипела я, страстно обнимая Чейса за шею.

— Прости... я не хочу причинять тебе боль... — он тяжело вздохнул, все так же крепко обнимая меня, не выпуская из своих объятий. Я прижалась к нему всем телом, хотела за-помнить каждую его частичку, каждый изгиб, каждую черточку, на его прекрасном лице. Мы смотрели друг другу в глаза, он тяжело дышал, его сердце колотилось так быстро и громко, что я чувствовала это... — Я хочу быть всегда рядом с тобой, пусть даже в роли друга... слышать твой звонкий смех, видеть, как ты улыбаешься, твои чарующие, разно-цветные глаза... чувствовать твое сладкое дыхание, твое тепло... Я хочу запомнить твой сладкий, манящий вкус поцелуя... — он провел по моему лицу, дрожащей, горячей ладонью, я почувствовала ее след на своей щеке. Чейс наклонился к моему лицу, его свежее, горячее дыхание обожгло лицо... и я больше не могла сдерживать свои чувства, я впилась в его губы, страстным поцелуем! Мы обнимались, целовались, так страстно, чувственно, проникновенно, даря друг другу себя в последний раз! Я таяла в его теплых, нежных объятиях, чувствовала его всем телом... Оно дрожало, его руки страстно и властно блуждали по моему телу... я обхватила его торс ногами, прижимаясь ближе, чувствуя его горячее тело... его возбуждение...

— Нет Кир, не сегодня, не сейчас... Только когда, ты действительно меня захочешь. Потому что, я люблю тебя и желаю всем существом сильно и страстно... но, хочу, чтобы, и ты меня желала, так же, — он тяжело дышал, впиваясь в мои губы жестким, настойчивым, страстным поцелуем, распаляя меня еще больше! Все мое существо кричало, билось, от того, как сильно я его желала! 

— … но я хочу... — пропищала я.

— Не сейчас... — он улыбнулся, — Но я буду приходить к тебе в твоих снах... если позволишь... — тихо прошептал Чейс.

— … я буду ждать... — я нежно поцеловала его в шею, от чего Чес вздрогнул, сильнее прижимая меня к себе.

— Мне... пора идти — он замер.

— Да, я знаю... — я встала.

— Проводишь? — Чейс протянул мне руку.

— Конечно — я взяла его за протянутую ладонь, которая дрожала.

Мы спустились в прихожую. Чейс надел дубленку, открыл дверь и сделал шаг в ночь.

— Чейс! — я бросилась к нему, обнимая за шею, он нежно обнял меня за талию, прижимая к себе.

— Да, моя девочка, — он поцеловал меня нежно, трепетно в губы, сладкий вкус, заполнил все мое существо, — Спокойной ночи, любимая... обнаженка! — он засмеялся.

— Опять? — я улыбнулась, — Приятных снов. 

— Друзья? — он вышел на улицу, обернувшись.

— Друзья, — я рассмеялась, а сердце предательски ёкнуло, и горячая слеза скатилась по щеке.

И он ушел... 

Я закрыла дверь, опиравшись, скатилась на пол, слезы лились ручьем — переходя в рыдания... 
Маркиз, шатающейся походкой подошел ко мне, устроившись на моих ногах, громко за-урчал. Я погладила его по мягкой, белой шерстке, улыбнувшись... да, Чейс, ты всегда будешь со мной рядом. Взяв котенка, поднялась в свою комнату, не переодеваясь, зарылась под теплое одеяло с головой. Сон пришел быстро, уже как в тумане, я слышала мурлыканье Маркиза над головой...



Белка Добрева

#11031 at Fantasy
#3123 at Prose
#1438 at Women's literature

Text includes: эльфы, гномы, романтика

Edited: 01.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: