Другие

Font size: - +

27. Правда

 

Слезы текут горячим потоком... за что? Почему? Это я виновата? Да, наверное, я... Жестоко, да... Больно? Да... Невыносимо? Да... Истерика, паника... что дальше? Кольцо... обжигает... Маска давит... Маска... я не дам себя унизить перед этим выскочкой Каем... и перед Майком тоже... хочешь мести, ты ее получишь...

Я вышла из кухни, с гордо поднятой головой, вытерев слезы... 
Майк подошел ко мне, красиво улыбаясь, его теплые объятия отдавались мне тупыми иголками... Кира, держи себя в руках, улыбайся...

Тут Кай предложил продолжить вечер в клубе, все его поддержали... больно... его красива улыбка — обжигает, хорошие манеры — парализуют, я ненавижу тебя Кай!

Вся шумная компания уже вышла на улицу, а я с места не сдвинулась...

— Кирюш, что случилось? — Майк подошел, нежно обнимая. Так приятно в его горячих руках, но так больно, почему он так со мной?

— Нет, ничего! Все хорошо, правда, — я попыталась улыбнуться.

— Тогда почему ты не идешь?

— Я... просто не хочу, извини, — я уткнулась ему в плечо.

— Тогда я останусь с тобой, — Майк тихо прошептал, обнимая и гладя меня по волосам.

— Нет, не надо! — я посмотрела в его красивые, глубокие глаза, — К тебе друг приехал, на один день, так нельзя поступать... — я все еще смотрела, как — будто запоминая его лицо. Пожалуйста, уйди, иначе я разревусь прямо здесь и сейчас!

— Хорошо, ты права... Но, если что, сразу звони! — он обхватил мое лицо руками, нежно целуя, так тепло, приятно, сладко... это как яд, он разъедает мне душу!
Затем он ушел...

Я зашла в свою комнату, рухнула на кровать и просто разревелась...
Я уже ничего не понимаю, как так? Что происходит? За что он меня обманул? Я для него мимолетное развлечение, игрушка? Как больно... Слезы горячим потоком стекают по лицу, впитываясь в подушку. Сердце, оно снова разбито, разорвано в клочья, над ним надругались, над моими чувствами, их растоптали... У него другая... и они поженятся, а я? Зачем тогда все это надо было делать? 
Казалось, что мир остановился, я больше не живу, не дышу, не чувствую... ничего. Хочет-ся исчезнуть, раствориться, не быть...

Я не знаю, как долго вот так пролежала, рыдая, обвиняя и жалея себя одновременно... глаза болят от слез, истерика не прекращается, в душе пустота...

В тишине комнаты послышался стук. Кто это еще может быть? Часы показывали час ночи, я спустилась. Открыв дверь... увидела Чейса...

По его лицу было видно все, что он сейчас чувствует. 

— Чейс? Что ты тут делаешь? — я была действительно удивлена.

— Майк мне дозвонился, сказал, что они в клубе, а ты дома... одна, — он посмотрел на меня, его красивые глаза не горели как раньше, они были холодными, чужими... — Кир, что с тобой? Почему ты плачешь? — он зашел, закрыл за собой дверь и нежно обнял меня за плечи.

— Чейс... — я уткнулась в его плечо, слезы снова покатились по щекам, — Мне плохо... за что? — рыдания.

— Что случилось? — он нежно обнимал меня, гладя по спине горячей ладонью, — Пойдем, ты все расскажешь. — он взял меня за руку.

Мы поднялись ко мне в комнату, свет был выключен, тишина и умиротворение. Я уселась на кровати, Чейс устроился рядом со мной.

— Что случилось? Рассказывай.

— Кай... он мне все рассказал... — слезы текли не переставая.

— Что именно?

— Все, Чейс! Про Мишель, их помолвку и любовь...

— Кир, не надо так... Кая можно понять, он защищает свою сестру.

— Что? Ты... ты все знал? — я была шокирована.

— Да знал... но... что я мог поделать? 

— Что? Да просто рассказать мне всю правду!

— Правду? У каждого, правда, своя! И я не хочу поступать как Кай! — он взял меня за руку, — Вам с Майком просто надо поговорить обо всем!

— Я не хочу с ним говорить, не хочу его видеть...

— Кир, это не правильно! Лучше один раз разобраться, чем потом мучиться! Я завтра за тобой заеду, и вы обо всем поговорите! — он нежно обнял меня. Теперь стало так спокойно.

— Чейс, я никуда не поеду!

— Кир, так надо! Ты выслушала одну сторону и поверила этому на слово, теперь должна выслушать другую и решить! — он тяжело вздохнул.

— Чейс, почему ты со мной нянчишься? Я думала, больше не увижу тебя, — я посмотрела в его глаза.

— Потому что люблю, тебя дуреху! И хочу, чтобы ты была счастлива!

— Спасибо, — я прижалась к нему, мне стало так хорошо и спокойно, любит... а я? Что я к нему чувствую? Нет, это не дружба... зачем себя обманывать...

— А теперь, тебе нужно поспать, уже поздно, — Чейс улыбнулся, вставая с кровати.

— Чейс, спасибо тебе, за все, — я посмотрела на него, не отпуская руку.

— Не за что, приятных снов, — он наклонился и нежно поцеловал меня в щеку, оставляя горячий след... Затем тихо скрылся за дверью.

Действительно уже поздно, я переоделась и мирно уснула, снилось что-то хорошее...



Утро. 6 апреля, понедельник. 
Я проснулась, от ярких лучей солнца, упорно светящих мне в лицо, как бы я не пыталась отвернуться... часы показывали 6:15.

Отодрав себя от кровати, поплелась в душ. Затем переоделась в форму и спустилась в кухню, но не успела я сделать шаг, как раздался стук в дверь. На пороге стоял Чейс, так же в форме.

— Доброе утро! Хорошо, что ты уже собралась! — он красиво улыбнулся.

— Ага, доброе... — я криво улыбнулась, — Сама не знаю, почему в такую рань проснулась, проходи.

— Кир, я надеюсь, ты вчера уснула, после того как я ушел? — Чейс пристально посмотрел на меня, закрыв за собой дверь, в его взгляде читалось переживание.

— Да, моментально! — я закрыла глаза.

— Замечательно, — его лицо осветила ошеломляющая улыбка, — Ну, что идем?

— Куда?

— Как куда? К Майку! У вас очная ставка! — он рассмеялся.

— Неа, я с места не сдвинусь! — я сложила руки на груди.

— Так, дорогая моя, ты хочешь, что бы я тебя понес на руках? 

— А что, я не против! — я рассмеялась.

— Ах, так?! — Чейс недолго думая, поднял меня на руки.

— Чес, отпусти, я тяжелая! — я пыталась выскользнуть.

— Что? Да ты не больше пятидесяти кило, весишь, пушинка, тебе кушать больше надо! — он звонко рассмеялся, но не выпустил меня из своих горячих объятий.

— Нет, я слон, пусти! — я насупилась.

— А ты пойдешь? — его горячий взгляд пронзил меня насквозь.

— Да! — я громко выдохнула.

— Тогда... я тебя отпущу... — Чейс посмотрел мне в глаза, его лицо было так близко... его губы такие манящие, горячее дыхание обжигает... Кира, стоп! Он осторожно поставил меня на ноги.

В этот момент, спустился заспанный Ник. 

— Кир, ты уже проснулась? Чейс? Привет, — он мило улыбнулся, попутно зевая.

— Да Кит, я к Майку, так что не теряй! Хорошо? — я улыбнулась брату.

— Хорошо. 

— Привет Ник, и пока! — Чейс улыбнулся.

— Счастливо, — Ник помахал рукой.

Мы вышли на улицу. Прохладный, утренний воздух обжог мои легкие. Мы сели в машину. Дорога, как на зло, заняла немного времени!

Подъехав к особняку, мы вышли из машины. Но дальше, у меня просто отказывались идти ноги. 

— Чейс, я... я не могу, я не хочу!!! Он предал меня! — из глаз покатились крупные, горячие слезы.

— Кирюш, но... так надо, прошу. Вы должны поговорить! Вы любите друг друга! Я... я не могу видеть твои переживания! — он нежно обнял меня, прижав к себе.

— Чес, ты удивительный человек! Самый замечательный, самый лучший... — я посмотрела в его горячие глаза, цвета кофе...

— Да, но не любимый... — он вытер мои слезы, целуя в щеку.

— Что? Что это значит?! — Майк стоял в дверях, с изумленным лицом. Мы с Чейсом оба растерялись... он резко отпустил меня из своих объятий...

— Майк, ты все не правильно понял... — Чейс, пытался объяснить.

— Что? Не правильно понял?! Ты обнимаешь мою невесту! — Майк был шокирован, но больше зол.

— Я... я просто успокаиваю... — Майк не дал ему договорить.

— … успокаиваешь? Ты... ты... да как ты смеешь?! Кира моя! А ты... ты же мне брат, как ты мог?! — глаза Майка стали черны как ночь...

— Что... что с твоими глазами? — Чейс, не на шутку испугался.

— О, ты многого обо мне не знаешь! — на его лице заиграла улыбка, от которой по моей коже пробежали мурашки...

— Что? Невесту?! А разве я тебе невеста? — тут уже вспыхнула я.

— Кира, что ты такое говоришь? — лицо Майка переменилось.

— Что? Я все знаю! Знаю, о Мишель, или как ты ее называешь Миша? О твоей помолвке, и о том, кто я была для тебя... пустое место... — я уже кричала.

— Любимая, ты все не правильно поняла...

— Я все поняла! Ты мне врал! С самого начала! Только Чейс был со мной честен! — я выплюнула эти слова ему в лицо... а у самой слезы лились градом, из-за боли, переживания, истерики...

— Что? Значит... это правда?.. Значит Кэт, была права? И ты действительно меня обманывала? Ты любишь Чейса? Ты с ним спала? А я только игрушка в твоих умелых руках?! — слеза скатилась по его щеке...

— Майк, это не правда... — Чейс не успел договорить, как Майк, со всей силы удалил его... так, что Чейс отлетел, упав на землю, корчась от боли...

Я подбежала к нему, падая на колени... — Чейс, как ты, все хорошо... — я посмотрела на Майка, который, явно не отдавал себе отчета...

— Боже, Майк, в кого ты превратился?! Ты врешь всем, но прежде всего себе! Ты никого не любишь, а лишь пользуешься! Я дала тебе жизнь не для этого! В кого ты превратился?! Я отдала тебе себя, свою вечную жизнь! Ты ничтожество! Я ненавижу тебя! Слышишь, ненавижу! — я уже ревела, тело била судорога...

— Кирюш, любимая, не надо так со мной... выслушай! — он протянул ко мне руки.

— Выслушать?! Ты монстр! За что? За что ты так? Чейс... да, он любит меня и я его... но... — я не успела закончить, сказать, что люблю только его, моего Майка, что бы то, не стоило... как получила...

— Дрянь, не ненавижу... — закричал Майк. Я почувствовала сильную боль в животе... от удара, и боль в голове... я упала... больно... — Кира, прости, я... я не хотел, боже прости меня!!! Любимая! — он подбежал ко мне.

— Уйди, я не ненавижу тебя, презираю! — я корчилась от боли, из глаз хлынули слезы горечи, такие горькие...

— Любимая, прости... я не хотел, я себя ненавижу... Я уйду, и ты меня никогда не увидишь... Только хочу, чтобы ты знала, в том... в чем ты меня обвиняешь, я абсолютно не виноват... я люблю... да! Но только тебя... — сказав это, он исчез, просто растворился в воздухе...

— Ненавижу, не верю... — повторяла я, лежа на земле, плача... За что? За что?! Я ошиблась, я поверила кому? Майк, я ненавижу тебя! Боль, жуткая боль в животе от удара Май-ка и головная боль от неудачного приземления на землю... Слезы катились градом, я ничего из-за них не видела... Я хочу умереть, провалиться сквозь землю! Я не хочу жить! Не хочу! Боже, ведь я любила его всем сердцем... я люблю его... 

Я лежала на холодной земле, тело содрогалось спазмами истерики, слезы текли нескончаемым потоком... В этот момент, я хотела одного — умереть, я не хотела жить, видеть яркое солнце, голубое небо, чувствовать дуновение ветра, дышать, думать, чувствовать что — либо... помнить, любить... меня больше нет...

— Кира? Как ты? — послышался хриплый голос Чейса, который вывел меня из мыслей.

— Я здесь! — с трудом встав, боль в области живота, давала о себе знать, в этот момент, я пожалела, что я не человек, уже давно бы лежала хладным телом... Я подошла к Чейсу, падая перед ним на колени.

— Как ты? Сильно больно? Встать сможешь? — я попробовала его приподнять, в ответ услышала, вскрик, вырвавшийся из груди Чейса, — Да, тебе досталось!

— Мне? Я удивляюсь, как ты вообще ходишь?! — он посмотрел на меня, в его глазах было столько тепла, ласки и заботы.

— Чейс, сейчас речь не обо мне! Тебе нужно подняться, давай помогу! — я помогла ему приподняться, Чейс ели стоял на ногах, он был бледный, их разбитой губы текла алая кровь. Возможно, он и был тяжелым, но не для меня.

— Я удивляюсь, как ты вообще на ногах держишься? — он посмотрел на меня, — Прости, что все так вышло... я сам этого не ожидал! Я... я просто не понимаю, что с Майком произошло?! Он никогда таким не был! — в его глазах просквозило боль и печаль.

— Чейс, давай зайдем в дом, тебя нужно осмотреть! — я поддержала его за талию, давая облокотиться.

— Хорошо, но если только ты! — он улыбнулся.

— Ты снова за старое! Как ты еще умудряешься шутить?

— А что, мне плакать? Кира, откуда в такой хрупкой девушке, столько физической силы? И что с Майком такое, что с его глазами? — Чейс уставился на меня.

— Я все тебе расскажу, только сначала тебе нужен покой и доктор!

Мы зашли в дом, нас встретила встревоженные Мэри и Тед.

Тед помог мне отвести Чейса к нему в комнату, а Мери побежала вызывать врача.

Зайдя в комнату Чейса, я была поражена, действительно они с Майком разные, как внешне, так и внутренне, и комнаты у них были как "черное и белое". 

Комната Чейса была выполнена в темных тонах. Пол цвета венге, стены цвета теплого шоколада, огромная, белая, кожаная кровать с черными подушками, посреди комнаты большой, в форме квадрата ковер, белого цвета с высоким ворсом, красная мебель, мягкий, полосатый пуф в углу комнаты, все сдержанно, но удивительно красиво.

Мы с Тедом уложили Чейса на кровать, затем он ретировался, оставляя меня наедине с Чейсом. 
Он выглядел плохо, бледный, погасший, не мог пошевелиться от боли, а в глазах застыло множество вопросов.

— Чейс, тебя надо переодеть, сейчас придет доктор, осмотрит тебя! — я посмотрела в его красивые глаза.

— Приступай, — он улыбнулся, а в глазах сверкнули чертята.

— Что?

— Ты же видишь, я беспомощный! 

— Хорошо, где одежда? — я вздохнула, и в тоже время лицо озарила улыбка.

— В гардеробе посмотри.

Я зашла в гардероб, да комната не меньше чем у Майка, нашла домашние брюки и синюю рубаху.

— Так, давай переоденемся, — я начала снимать с Чейса пиджак, затем развязала галстук, расстегнула рубаху, вся его грудь превратилась в огромный синяк, это было ужасно! — Так, теперь брюки... — я немного растерялась, Чейс это заметил и улыбнулся.

Я накрыла его по пояс одеялом и на ощупь сняла с него брюки, за тем, так же одела другие.

— У тебя руки трясутся. 

— А ты как думаешь! Я бы посмотрела на тебя, если бы пришлось переодевать меня!

— Оу, я бы не растерялся! — он рассмеялся, затем закашлял, от чего все его тело продрогла дрожь.

— Пошляк! — я улыбнулась, — Так, давай, наденем рубашку, — я приподняла его, одевая, от чего лицо Чейса оказало так близко... почувствовала его горячее, прерывистое дыхание... его взгляд проникал мне под кожу... от чего сердце начало отбивать чечетку... — Ну, вот и все, готово! — я посмотрела на Чейса, который вновь, конечно не без моей помощи вернулся в горизонтальное положение. 

— Спасибо Кир, — он взял меня за руку, только в этот раз его ладонь была холодной...

— За что? Это я должна просить у тебя прощения за произошедшее, ты пострадал... из-за меня... — я опустила голову.

— Не из-за тебя, а из-за своей глупости! Я знал, что к этому все приведет, но продолжал, думал игра, безнаказанность... я разрушил ваши с Майком отношения собственными руками... — он отвернулся.

— Чейс, прекрати, ты не виноват! Все случилось так, как должно было случиться! — я развела руками, — Мне тоже больно... Просто стечение обстоятельств... мы узнали друг о друге все и сразу... — я вздохнула.

В этот момент в дверях появилась перепуганная Мэри.

— Ребят, доктор уже здесь!

— Вот и отлично! — я натянуто улыбнулась, — Чейс, я выйду, доктор посмотрит, там и поговорим... — я, молча, вышла из комнаты, в которую вошел мужчина приятной наружности с чемоданчиком в руке. Мэри закрыла за ним дверь, затем посмотрела на меня, тепло улыбнулась, — Кира, девочка моя, может, пойдем на кухню, я сделаю нам чай, и поговорим?

— Да, конечно, — я вздохнула, обреченно опустив голову, Мэри взяла меня под руку, и мы направились на кухню.

— Ну, что случилось, расскажи, пожалуйста! — спросила Мэри, когда кружка горячего, ароматного чая стояла передо мной.

— Мэри, что именно ты хочешь от меня услышать?

— Правду, я просто не понимаю... что вообще происходит? — она развела руками, — Майк, никогда таким не был! Что происходит между ним и Чейсом? Как, как он мог ударить брата? Майк стал агрессивным, он изменился, и это произошло не сейчас, а уже дав-но! — Мэри тяжело вздохнула, было видно, как ей тяжело, ведь Майк и Чейс для нее как родные дети.

— Мэри... — я посмотрела ей в глаза, в которых застыла боль и непонимание происходящего, — Это... я во всем виновата. Они поругались из-за меня, — я почувствовала, как глаза наполняются слезами, — Я виновата, только я! Я узнала, что... Майк мне изменял все это время... с другой! Вернее он изменял той, со мной, каламбур... Ведь я никто для него... а она его будущая жена...

— Подожди, ты сейчас о ком говоришь?

— О Мишель, так ведь ее зовут? — я посмотрела на Мэри, которая закрыла лицо руками, 

— Вы тоже знали?

— Кир, но это было так давно! Да они помолвлены еще с детства, он Майк ее не любит! Это я точно знаю! Ты и только ты для него важна в этой жизни, уж я-то знаю своего мальчика.

— Хорошо, тогда почему я ничего не знала? Почему он мне ничего не рассказал сразу с самого начала наших отношений?! — я уже ревела, боль в груди... там, где должно быть сердце — болело, но что, ведь мое сердце растоптано, разорвано, так же как и мои чувства! Тогда почему так больно?!

— А почему он ударил Чейса? — Мэри взяла меня за руку.

— Майк увидел... как Чейс поцеловал меня... в щечку, — добавила я, — И... на придумывал себе Бог знает что! Но между нами ничего не было! — слезы капали с громким звуком на стол.

— Но, ведь Чейс любит тебя.

— Эмм... — я уставилась на женщину.

— Да Кир, я это знала, я ведь не слепая.

— Да, любит, он мне признался...

— Понятно, но куда делся Майк? Он со скоростью света забежал в дом, а через секунду исчез?

— Я... я не знаю! — слезы перешли в рыдания, рыдания в истерику...
Мэри обняла меня, гладя по волосам, успокаивая меня как ребенка. 

— Кирюш, Майк и Чейс для меня как родные дети, я переживаю за них... но тебя я, ни в чем не обвиняю! Ты замечательная, и не чужой мне человек. Для Майка ты все! А Чейс... ты вновь вернула его к жизни, и я бесконечно тебе признательна... впервые после смерти Маи... он радуется, улыбается... он хочет жить! А это дорогого стоит! — она улыбнулась, прижимая меня к себе.

В этот момент, в проеме кухни появился Тед... по его уставшему, но все так, же красиво-му лицу было видно, как он обеспокоен...

— Доктор уже спустился... — он говорил как-то обеспокоенно.

— Уже? — мы закричали вместе с Мэри в один голос и так же синхронно вышли из комнаты.

— Доктор, что с ним? — Мэри подбежала к мужчине. Я стояла рядом, в выжидании.

— Не беспокойтесь, — он улыбнулся, — У Чейса лопнула губа, две трещины в ребрах и отбито легкое, через три недели, он уже будет бегать! Но сейчас, ему нужен покой. Я вколол ему обезболивающее, скоро он заснет, а завтра вы должны привести его на осмотр.

— Конечно, Роберт, спасибо тебе! — Мэри улыбнулась.

— Мэри, о чем ты? Я рад помочь, тем более мальчишек я знаю давно. Мне уже пора, — он улыбнулся. 
Тэд проводил его. 

Я бросилась в комнату Чейса. Открыв тихо дверь, увидела его лежащим в кровати, укрытым одеялом. Я зашла, услышав мои шаги, Чейс обернулся, на его лице заиграла красивая, теплая улыбка.

— Как себя чувствуешь? — я присела рядом на кровать.

— Уже лучше, Роб вколол мне обезболивающее. Ты как? — он посмотрел на меня, — Ты плакала? Почему? 

— Чейс, все хорошо! Правда! — я натянуто улыбнулась.

— Роб сказал, что через максимум три недели я уже буду как новый! — Чейс улыбнулся.

— Да я знаю, тебе нужен покой. — я взяла его за руку.

— Мне нужна ты. 



Белка Добрева

#11080 at Fantasy
#3130 at Prose
#1437 at Women's literature

Text includes: эльфы, гномы, романтика

Edited: 01.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: