Другие

Font size: - +

29. Ответы

Три дня я была в заключение, у брата, проходила амбулаторное лечение. Ан с Ником бы-ли все время рядом, ухаживали за мной больной, холили и лелеяли. Ан вообще чуть не свихнулась, когда узнала от кого я получила «на орехи», да еще и с какими последствия-ми. Она просто не могла поверить в это, да и я сама тоже до конца так и не смогла поверить и осознать произошедшее. 

Боль была невыносимой! Но не во вне, не тело так болело, кричало и истерило, как моя душа, черная дыра на месте сердца. Все кончено, ничего не осталось, он ушел, просто исчез, ничего не сказав… 

Спустя три дня я полностью восстановилась, никаких следов или признаков травмы уже не было, не говоря о Чейсе, который, как оказался – загремел в больницу. И как только брат «выписал» меня, я тут же отправилась к нему.


Тихо открыв дверь палаты, увидела его, тихо спящего на больничной койке, лицо осунулось, побледнело, дыхание ровное, утягивающая повязка во всю грудь, припухшая губа, длинный ресницы чуть подрагивают… сон.

Я тихо подошла к кровати, присела, осторожно взяв его теплую ладонь. Тут же почувствовала движение в руке, это Чейс проснулся, увидев меня, сжал пальцы в моей ладони, попытался улыбнуться, но разбитая губа не дает.

— Ничего не говори, ты еще слишком слаб. И не смейся, а то губа снова лопнет! – я осторожно провела пальцами по его карамельный волосам.

— Кира… — он тяжело сглотнул, голос был тихим и хриплым, — Я так рад тебя видеть, что с тобой все хорошо, — его глаза снова зажглись, горели и бурлили, он проходился своим взглядом по мне, словно сканер, изучая объект на повреждения.

— Со мной уже все в порядке, а вот ты, я смотрю не очень…

— Э-э-э ты меня еще рано списываешь! – он попытался криво улыбнуться.

— Что говорят врачи, когда тебя уже подлатают, и ты будешь прыгать как сайгак? – улыбка сама появилась на лице.

— До конца недели здесь проваляюсь, а потом дома – постельный режим, — он тяжело вздохнул, опустив взгляд на наши сомкнутые руки.

— Ничего страшного, главное, это что ты снова будешь здоров. 

— Ага, еще такой встречи с любимым братцем я уже не переживу… Врач сказал, дважды в одном месте не ломается… скоро собирать уже нечего будет, — Чейс посмотрел на меня, — Но я же обещал тебе, что найду Майка… только нужно время, чтобы я выбрался от сюда… — в его глазах застыла боль.

— Хватит, я же сказала, что между мной и Майком все кончено! НАС больше нет… Я не хочу говорить о нем… — я успела смахнуть слезы, прежде чем они растекутся ручьем по щекам. В ответ на мою тираду, услышала лишь глубокий вздох.

— Хорошо, «Мисс у меня все шоколадно», но ты должна мне много еще рассказать! – он пристально всматривался в меня, будто ища что-то необычное в моем образе, — Ко мне заходил Ник на днях… спрашивал про тот день, про потасовку,… а я реально не знаю, что ему ответить? Я действительно понятия не имею, что случилось с моим братом! Эта сила, глаза… ярость, таким я вообще его никогда не видел! – Чейс смерил меня непонимающим взглядом.

— Хорошо, я расскажу тебе, все о чем ты захочешь знать, обещаю… А сейчас тебе нужно отдохнуть, набраться сил, я приду завтра и мы поговорим. Идет? – я попыталась улыбнуться.

— Я буду ждать тебя обнаженка, — он довольно улыбнулся.


***



— Ник, — я вбежала в дом, попутно скидывая ботинки и пиджак в прихожей, — У нас проблемы!

— Я в гостиной, — послышался голос брата. 

Зайдя в комнату, плюхнулась в кресло, лениво вытянув перед собой ноги, запрокинув голову и закрыв глаза, откинувшись всем телом назад. На лице невольно появилась довольная улыбка. Никита сидел на полу среди книг, а Аннет устроилась на диване перед телевизором, за просмотром сериала.

— Чот, я не понял, ты сказала, у нас проблемы, а сама развалилась тут, сейчас впитаешься в кресло. Что случилось-то? – на это я лишь лениво открыла один глаз.

— Я была у Чейса в больнице.

— И? – в один голос спросили ребята.

— И… он жив – здоров, поправляется. 

— И это проблема? Тогда я сейчас пойду и добью его, проблемы не будет, — засмеялся брат.

— Очень смешно! Он завалил меня вопросами о Майке, его состоянии, силе, и бла-бла-бла.

— Приехали, — Никита захлопнул книгу, устроившись рядом с Ан.

— Ребят, мне придется ему все рассказать, потому что он видел в этом состоянии Майка! И он действительно имеет право узнать! Я уверенна, что он поймет нас, и не разболтает, ведь их семья тоже с «прибабахом», как и мы, – я заулыбалась.

— Тогда придется рассказать ему и о том, что Майк умер, а ты его как по мановению волшебной палочки – воскресила. Только, если он тоже будет просить бессмертия – фиг ему с маслом, у нас бронь на годы вперед! – Никита засмеялся.

— Хорошо, скажу, что его поезд уехал.

— Только… — Ник поник, его глаза вмиг потухли.

— Никит, я не скажу о Бритни, ему это знать не стоит, — я подсела к нему, обняв за талию, — Все будет хорошо, обещаю! Мы же одна семья, – я посмотрела на Ан и Ника. В этот момент, вальяжно вышагивая, в комнате появился Маркиз и прыгнул мне на коленки, — О, как же без тебя, мое сокровище! – мы засмеялись, Маркиз в ответ впился в меня когтями, урча от удовольствия как трактор.



Спать я ложилась со смешанным чувством, вспомнилось, как мы все рассказали Ан и Майку, как он не поверил сначала… как сказал, что ему не важно, он все равно будет рядом, не бросит меня, что любит… Слезы невольно покатились из глаз, уткнувшись в подушку, я пытаясь приглушить приступ истерики… пока не погрузилась в немой сон.




Четверг, 9 апреля.

Проснулась и разлепила глаза, только благодаря Никите, который тормошил меня за плечи, а в итоге вообще стянул с меня такое теплое, мягкое одеяло. Я лишь отвернулась от своего мучителя филейной частью, покрывшись мурашками от холода, уткнулась лицом в подушку, так жутко хотелось спать, так как плохо уснула вчера, да еще разревелась, и снилось всякая чушь.

— Кирка, а ну просыпайся! – Никита с грохотом приземлился на мою кровать, так, что я аж на какое — то время очутилась в воздухе!

— Слоняра! А ну, брысь от сюда! И я это не Маркизу сказала! – я открыла один глаз и посмотрела на брата сквозь спутанные волосы, за время сна.

— Я слон?! Так, доска гладильная, марш умываться и зубы чистить! – он широко улыбнулся.

— Вот ты мучитель, блин, наверняка в прошлой жизни в Гестапо работал… — ворчала себе под нос, отрывая тело от теплой постельки, поплелась в ванную комнату.


Затем, завтрак и дорога в универ.

У меня появилось чувство дежавю, ведь такое уже было, когда исчез Джастин, а теперь и Майк, это что рок какой-то? И Чейс в больнице, такое ощущение, что все, кто со мной, так или иначе, контактируют – обречены на страдания, боль и отчаяние. Только моя Ан со мной, от этой мысли стало легче.

Надо будет не забыть дома разложить все конспекты, что понадобятся Чейсу, пока тот проваляется в больнице, а потом дома. Хоть пусть прочитает, все лучше, чем потом бегать как угорелый, учить все лекции. С этими мыслями я стала записывать лекцию, выводя буквы боле разборчивее, чтобы хоть как-то было читаемо. 

Меня уже даже никто не спрашивает, «где Майк?», «почему не ходит на лекции?», «куда пропали братья?» Видимо, поняли, что это бесполезно.

С Кэт, этой прощелыгой я не разговариваю, она меня сдала Майку, а я то — думала, она изменилась… Мне бы ее подловить, да в темном месте! Эх, мокрого бы пятна не оставила! Повыдергивала бы все ее волосенки!


Вот уже и конец учебного дня, попрощавшись с подругой, усаживаюсь в машину и жду Ника, воркующего с Ан. Меня ждет разговор с Чейсом, он уже мне звонил, попросил принести ему парочку журналов, по возможности «Playboy», ага сейчас, бегу и падаю, специально попрошу, Ника купить парочку журналов по цветоводству, ну и плетение на коклюшках еще можно приобрести, пусть развивает свой кругозор! 


Мы с Ником заехали в книжный магазин, я купила пару книг, люблю фантастику, пару журналов, а еще как специально для Чейса стояла на полке книга: «Как прекратить беспорядочные связи. Из Казановы, в милого домоседа». Вот, это то, что нужно! Я улыбнулась, представив лицо выскочки Чейса. Продавщица магазина, милая женщина «за *цать», увидев, эту книгу у меня в руках понимающе улыбнулась. И чего интересно она там себе выдумала? Затем, купили свежей клубники, и еще воздушные шарики, причем нежно розового цвета, я даже была готова принести ему плюшевого медведя и охапку цветов, лишь бы увидеть его постную мину! Люблю издеваться над людьми.

Подъехав к зданию больницы, я отпустила Ника, сказав, что обратно доберусь сама. Он понимающе улыбнулся и сказал, если что, он на телефоне (можно подумать, он на нем весь день сидеть будет, это же неудобно хДД).


Я медленно открыла дверь палаты, но внутри отнюдь не было тихо, вовсю горланил телевизор, а рядом с больным сидела белобрысая кучка силикона! Увидев эту картину, я вошла в палату, испепеляюще вперив взгляд в ЭТО НЕЧТО! Кэт увидев меня, резко подскочила на месте, схватила, свои пожитки и пробубнив: «… я, наверное, уже пойду…» поторопилась на выход.

— Ага, тебе уже пора! И закрой дверь с другой стороны! – я проводила эту крашеную курицу взглядом.

— Кира. Ну, наконец-то! А то я уже тебя заждался! – Чейс оживился и радостно улыбнулся, не сводя с меня своего плотоядного взгляда выключил телевизор. Лучше бы я ему «Playboy» купила.

— Ага, я вижу, как ты тут скучаешь! – я скрестила руки на груди.

— Ну, милая моя обнажоночка, не дуйся, – он протянул ко мне руку. 

— Кэт вообще знает, какие у тебя повреждения? А то чуть у тебя на шее не повисла! Красивая, но тупая! – Чейс на мою тираду громко засмеялся, — Что она тут вообще делает? Ты же знал, что я приду, и не хочу ее лишний раз видеть…

— Прости, это я виноват, специально задержал ее, чтобы тебя позлить и вызвать чувство ревности, – его глаза сверкали, но мне он напомнил Кота из «Шрека».

— Позлить это да, а вот ревность, ты, что на завтрак ел? Грибы? – на что Чейс демонстративно надул губки.

— Оу, ты мне шарики принесла? Мм… круто… розовые… чума… — лицо Чейса аж посерело, увидев это, я громко рассмеялась.

— Ага, еще журналы и книги, вот смотри, — Чейс обрадовался, я достала из рюкзака «журналы», когда он увидел их, челюсть у него потихоньку поползла вниз, – Что? Я специально для тебя выбирала! А еще вот, — показала ему книгу.

— Кира, да ты извращенка! В «милого домоседа»? – он уставился на меня, затем громко рассмеялся, — Ты издеваешься?

— Та, я же любя! Вот, держи, она уже мытая, — я протянула Чейсу лоток с клубникой.

— О, угодила чертяка! – «больной» погрузился в поглощение пищи, — Мм, вкушно! – улыбнулся он с полным ртом, демонстративно выкидывая «попки» от ягод, — А то, шаики, озовые блин, фто по меня подумают? И жухналы… 

— Я хотела тебе еще мягкую игрушку принести, что бы ты лучше спал, и цветочки, для поднятия настроения, — я сузила глаза, улыбаясь.

— Ага, осталось только нитки и спицы притаранить! – он залился смехом.

— Я же о тебе забочусь! – я ткнула его в плечо.

— Ау, больно же! Ты чего? Я тут болею, понимаешь ли, а она бьет! С меня вообще надо пылинки сдувать, да с ложечки кормить! – Чейс довольно улыбнулся.

— Вот ты гад! – я села к нему на койку, взяв за руку.

— Зато, какой симпатишный! – он подмигнул, я в ответ рассмеялась, утвердительно мотнув головой. 

— Кхм, — он откашлялся, — А теперь, я надеюсь услышать ответы на мои вопросы, — пристальный взгляд кофейных глаз.

— Хорошо, я расскажу тебе все, — я глубоко вздохнула.




Я рассказала Чейсу все, что ему надо было знать, ответила на все вопросы, он слушал, молча, лишь глаза округлялись все шире. Видимо, то каким он увидел Майка, все расставило на свои места. И под конец моего повествования – нежданчик – я взяла в руку клубнику, пристально посмотрела нее, и в тот же момент, ягода омылась водой, словно из-под крана, с нее капала живительная влага. Чейс увидев это – был добит окончательно.

Он сидел с открытым ртом от удивления, и беззвучно глотал воздух.

— Очуметь! Я в шоке… вынос мозга… по мне «желтый дом» плачет, — он развел руками.

— Поэтому, мы никому не рассказываем.

— Значит, ты и Ник не люди?

— Неа.

— Я знал, ты реально неземная! – он расплылся в улыбке.

— Чейс, у тебя вообще ненормальная реакция.

— У меня просто психологический шок, тихая истерика! И вы живете вечно? Как вампиры?

— Так, стоп! Мы не вампиры, и я не Эдвард! – на что Чейс громко заржал.

— И Майк такой же? – я мотнула головой, — И ты спасла его… пожертвовала вечной жизнью… — его горячий взгляд прошиб меня.

— У меня не было выбора… если надо было бы сделать это снова… я бы поступила точно так же… — на глазах выступили слезы, я подошла к окну, закрывая лицо от Чейса.

— Но… сейчас ты человек? Ведь так?

— Да, я как все…

— Ты, как я… 

— И тебе все ровно? На то… кто мы, что мы, что мы сделали с твоим братом? – я посмотрела в глаза Чейса.

— Я сам не нормальный, а вы… ну чуть хлеще, — он улыбнулся, похлопав по постели рядом с собой. Я присела, вытирая не прошеные слезы, — Не плачь, все будет хорошо, вот увидишь! – его лицо было прекрасным в этот момент, хоть и бледным, глаза сияли и бурлили горячим кофе, красивая улыбка, теплые ладони сжимали мои пальцы… — Я обещаю тебе, что все исправлю.



Белка Добрева

#11020 at Fantasy
#3152 at Prose
#1430 at Women's literature

Text includes: эльфы, гномы, романтика

Edited: 01.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: