Другие

Размер шрифта: - +

Другие

Она стояла совсем недалеко от меня. Бросилась к ней, чтоб обнять… 
Как вдруг она стала подниматься всё выше и выше.
- Мама, ты куда?! - закричала я в отчаянии и ... полетела вслед за ней.
Мы проносились стремительно сквозь космическое пространство, пока она не скрылась внутри Солнца. Преследуя её, проникла до самого центра светила. И тут же осознала, что мамы больше нет...
- Кому нужен весь этот бессмысленный мир без тебя? - вскричала я.
В тот же миг моё сердце взорвалось сверхновой звездой, сжигая дотла все планеты на орбите...

Открыла глаза и увидела озабоченный взгляд мужа.
- Мне приснилось, что я - другая, как и остальные мои родственники.
- Да уж, чего только не приснится! - засмеялся Ваня.
- Между прочим, знаешь, что папа думает? Что не только у меня, но также и у наших детей, и даже у тебя, раз уж я тебя выбрала, должны быть какие-то необычные способности.
- Маша, но ты же понимаешь, что всё это - несусветная чушь!
Тут зазвонил мой мобильник.
- Пойду собирать Катюшу в садик, а Олега в школу, - бросил Ваня.
- Алло, бабулька! - ответила я, увидев, кто звонит.
- Машуня! Тебе нельзя оставаться на одном месте! Беги, деточка! Беги!! Хотя... От себя не убежишь... - раздались бабулины всхлипывания. Затем короткие гудки.
- Ты выглядишь расстроенной. Кто звонил? - заглянул Ваня в комнату. 
- Бабушка. Ты же знаешь, она не в себе после смерти мамы, - ответила я и пошла в ванную.

Когда зашла на кухню, дети уже стояли одетые и ринулись ко мне.
- Мамочка, я тебя очень люблю! - Катя звонко чмокнула в щёку.
- Я тебя тоже, моя ласточка!
- Мам, у нас сегодня финал. Ты придёшь за меня поболеть?
- Обязательно приду, Олежка!
- Маш, яичница на сковородке! Ну, мы пошли? - спросил Ваня.
Обняла моих любимых.
- Да, давайте!

Не успела за ними захлопнуться дверь, как зазвонил скайп на компе. Это был отец.
- Пап! Что-то не так?! На тебе лица нет!
- Плохие новости, доча! Я был всё-таки прав, утверждая, что ты – особенная, как и все в нашем семействе... 
- Ты ошибаешься, папа! Так что случилось-то? 
- Сегодня одновременно от разрыва сердца скончались три виднейших медиума на планете. Китаец, американец и русский. И все перед этим предсказали скорый конец света. А также, что это как-то связано с тобой.
- Со мной?! Не может быть!
- Русский увидел, как твоё сердце взорвётся сверхновой звездой.
"Неужели мой сон был вещим?! Какой кошмар!". 
- А что сообщил китаец?
- Что ты трижды встретишься со смертью и посмеешь даже заглянуть ей в глаза!
- И что это значит?
- Никто не может остаться в живых, встретившись с ней. Правда есть одна легенда об одной ведьме, бесстрашно встретившей её взгляд. 
- И?
- Эта ведьма сама стала смертью.
- Бред какой-то... А американец? Что предрёк он?
- Что, когда до конца света останутся считанные минуты, ты будешь хохотать, как безумная.
- От рассказанного тобой запросто можно рехнуться. Ещё и бабушка до тебя сегодня нагрузить успела.
- Тебе звонила моя тёща? И что она отморозила?
- Что мне нельзя оставаться долго на одном месте.
- Так чего ты сидишь? Некоторые "другие" могут начать охоту на тебя! Делай так, как она сказала! - громко рявкнул отец и, отключившись, исчез с экрана.

Уловила запах гари. Вышла в прихожую. Открыла дверь. В тот же миг меня окутали клубы дыма. Бросилась вниз по лестнице. Этажом ниже мужчина орал: "Отец! Отец! Немедленно открой!" - и бил со всей силы ногой в дверь. Проскочила мимо и уже спускалась дальше, как он, разогнавшись, плечом вышиб дверь. Тут же вырвавшееся наружу пламя поглотило его и погналось за мной вдогонку. Мчалась вниз, перескакивая через три ступеньки, едва не упав на последнем пролёте. 
На улице уже собралась толпа народу. Подъехали пожарники. Окна соседа на нашем этаже были наглухо закрыты. "Неужели ещё спишь, дурак? Проснись!". Будто услышав мои мысли, центральное окно соседа разлетелось на мелкие кусочки. Из окна прямо в меня летел какой-то чёрный ящик. Едва успела отскочить от небольшого сейфа, которым сосед, видно, разбил окно, чтоб не задохнуться...

"Мне нельзя долго оставаться на одном месте!" - и я побежала. Постепенно перешла на шаг. Стала бродить по городу, обдумывая своё положение. Остановилась у светофора на красный свет. Женщина на противоположной стороне, видно куда-то торопилась, ступив на проезжую часть. Из-за поворота показалось такси, несущееся на большой скорости.
И тут раздался сзади крик: "Мама!". Обернулась и увидела Катеньку. Рядом с ней стоял огромный рычащий бульдог. Рванула на помощь к дочке. Боковым зрением заметила, что водитель такси в последнюю секунду резко вывернул влево, чтоб не наехать на женщину. И врезался на полном ходу в фонарный столб, где стояла я. 
Моя девочка лёгкой дымкой растаяла в воздухе. Бульдог ошарашенно мотал мордой. "Мама, я тебя очень люблю!" - прозвучали в голове слова дочки...

Направилась к стадиону, где должен был играть Олег. Издалека заметила, что футбольный матч уже начался. Подошла поближе. Команда сына подавала угловой. Мяч полетел по дуге высоко перед воротами. Олег подпрыгнул и оттолкнулся ногой от плеча другого игрока своей команды. Делая сальто, как раз должен был дотянуться до мяча. Перед самым ударом Олег скосил глаза в мою сторону и изменил его направление. Мяч пушечным ядром вместо ворот понёсся прямо мне в голову. Небо разрезал ослепительный луч. Раздался оглушительный свист. Едва успела уклониться от мяча, как его разорвало на мелкие клочки.
Какой-то мужчина склонился над дымящейся ямкой, образовавшейся в земле.
- Подумать только! Мяч спас вам жизнь от падающего метеорита! - воскликнул он.
- Мам! С тобой всё в порядке? - подбежал, запыхавшись, Олег.
- Всё хорошо, родной! Мне, наверно, придётся уйти.
Потрепала его вихры. Мы обнялись. И я засеменила прочь.

Долго шла куда глаза глядят, не останавливаясь. На секунду засмотрелась на роскошное жемчужное ожерелье в витрине ювелирных изделий. В отражении стекла заметила приближающуюся в парандже женщину. Её глаза горели безумием.
И тут услышала:
- Ты очень хочешь спать! - через дорогу к нам спешила Таня, - Твои веки тяжелеют! Нет сил больше держаться на ногах! Ты ... засыпаешь! - глядя в упор на незнакомку монотонно бормотала моя старшая сестра.
Неизвестная в самом деле прикрыла веки. Обмякла и улеглась прямо на асфальте.
- Бежим скорей отсюда, Машка!
Из-за поворота вышли двое полицейских.
- Эй, гражданочка! Вам плохо? - один наклонился над спящей и раздвинул паранджу. 
- Нифига-се! Мужик, а не баба! С полным арсеналом оружия и поясом смертника! ... Вызывай срочно подкрепление! - затараторил он.

Мы с Таней быстро удалялись с места происшествия. Пересказала ей разговоры с отцом и бабушкой.
- А я всегда знала, Маша, что ты ещё та штучка! - смеялась Танюша.
- Ты ошибаешься! Я – самый обычный человек.
- Не скромничай!
- Тань, а как ты меня нашла?
- Появилось непреодолимое желание подышать свежим воздухом! Отпросилась с работы... Вначале обратила внимание на глаза этого безумца. Сразу ринулась к нему. Тебя заметила лишь потом.

Мы вышли на какую-то просёлочную дорогу и остановились. Сверху жужжал кем-то запущенный дрон. А по дороге на огромной скорости к нам неслась легковушка с открытым верхом. В последний момент водитель дал по тормозам, и мы услышали его вопль:
- В машину! Скорее!
От дрона отделился какой-то пакет и стал падать вниз. Мы запрыгнули на сиденья, и водила дал полный газ. Не успели отъехать, как раздался оглушительный взрыв. На месте падения свёртка образовалась огромная воронка. 
Только тут заметила, что за рулём сидит наш младший брат.
- Лёша! Ты – наш ангел-хранитель! Откуда ты взялся? – обрадовалась Таня.
- Просто появилось непреодолимое желание покататься на большой скорости по просёлочной дороге. А вы тут как?
Доложила Лёше обо всёх приключениях.
- Я всегда говорила, что Машка себя ещё проявит! - закончила Таня мою речь.
- В тихом омуте ... - поддержал её Лёша, улыбаясь, - Кстати, Машунь, мобила у тебя с собой?
- Да! А что?
- Дай сюда!
Безропотно отдала телефон брату, и он тут же выбросил его за борт.
- Ты чего?! Это же Ванин подарок на день рождения!
- Раз отец говорил, что на тебя кто-то там может охотиться, то вычислить твоё местоположение по мобильнику не составит труда.

Мы выехали на мост через железнодорожные пути. По встречной полосе двигался грузовик, а следом за ним шёл автобус. Автобус начал обгон, перейдя на нашу полосу. Но и грузовик ускорился. Никто не хотел уступать, набирая скорость.
- Вот, идиоты! - выругался Лёша.
И, когда лобового столкновения казалось уже избежать было нельзя, Лёша резко вывернул руль вправо. Мы снесли ограждение и свалились вниз на проходящий поезд. Дав со всей силы по тормозам, брат сумел остановить машину на одном из вагонов. 
- Двигаемся вслед за мной! - заорал Лёша, перепрыгивая через нас.
Потом стал бить ногой по крыше вагона. Его даром была способность, концентрируясь, пробивать любой толщины преграду. Когда отверстие стало достаточно большим, он провалился туда, выкрикнув:
- За мной! Быстро! 
Состав заходил в туннель. Танька сиганула вниз первой. Я – за ней. Машину снесло у меня над головой.

Приземлившись, обнаружила себя в купе, сидящей рядом с братом и сестрой. Напротив расположились обе мамины сестры.
- Не хватает только отца и бабушки. Почти вся семейка в сборе! - захохотал Лёша.
- У меня появилось непреодолимое желание поехать на вокзал. Каково же было моё удивление обнаружить стоящую у кассы сестру! Иру шеф срочно решил отправить в командировку! - щебетала тётя Галя.
- А вы-то как сюда попали? - прервала её тётя Ира. 
Мы подробно описали все сегодняшние события.
- Поезд, да, движется. Но мы-то сидим в нём на одном месте... - спохватилась тётя Ира, заметив, как меня клонит в сон. 
- Похоже на гипнотическую телепатию! - предположила тётя Галя. И влепила пощёчину справа.
- Не смейте поднимать на меня руку! - возмутилась я.
В тот же миг голова закружилась. Веки сомкнулись сами.
- Не спать!!! - рявкнула тётя Ира, давая пощёчину слева.
- Вы что?! Девочку для битья нашли?! 
Хотела встать. Вместо этого сладко зевнула. Родные лица завертелись в неописуемой свистопляске и исчезли...

Стою на краю бескрайнего бирюзово-лазурного моря. На мне совсем нет одежды. Солнышко согревает своим теплом. На чистом небе ни облачка. Под ногами мелкий нежный песочек, переливающийся золотом до самого горизонта. Припомнились слова мамы незадолго до её смерти: "Плохая примета видеть себя во сне совсем голой!".
- Тра-ля-ля-ля! Ля-ля-ля-тра! - раздалось позади детское пение.
Повернулась и увидела маленькую рыженькую девочку с двумя косичками, в которых красовались два огромных белых банта, в белом бальном платьице и белых туфельках. Она пела, танцевала и вприпрыжку шла по воде, не проваливаясь.
- Маша-Машенька, краса! Погляди-ка мне в глаза! - затянула девочка звонко новую песенку.
- Не смей! Не слушай её! - уловила за спиной голос тёти Иры.
По песку в чёрных лакированных туфлях, во фраке с белой рубашкой и чёрной бабочкой шёл мальчик ростом чуть повыше девочки. Подойдя к морю, он преспокойно потопал дальше по воде.
- Кто таков ты, молодец? Расскажи мне, наконец! - подхватила новый напев девчонка.
- Я - твой новый учитель танцев! - просто ответил мальчик, обхватил ученицу за талию и закружил в вальсе.
Непонятный шум отвлёк от увлекательного зрелища. Со стороны суши с большой скоростью к берегу приближались серые мощные грязевые потоки. "Гор не видно. Откуда ж взялась здесь сель?". И тут я различила, что никакая это не грязевая лавина, а несущиеся ко мне полчища крыс. Они громко пищали и перепрыгивали друг через друга.
- Улетай, Машка! Улетай, Машка! У-улета-ай! - запела вдруг тётя Ира.
- Но как? У меня же нет крыльев?!
- Зажмурься!
Послушалась её. Представила, как из лопаток прорастают кости, покрываются мышцами, кожей и перьями. Открыла глаза. Раскрыла свои величественные белые крылья и ... взлетела. Крысы подобрались уже совсем вплотную и прыгали, пытаясь достать меня. Но лишь падали в воду, пищали, захлёбывались и тонули.

Меня охватило чувство упоительного восторга от полёта. Было светло и радостно на душе. Впереди появились белые облачка. Постепенно они увеличились в размерах. Посерели. Потемнели. Пошёл дождь. Мои крылья изрядно промокли. Засверкали молнии. Разразилась сильная гроза, перешедшая в настоящую бурю. Радость от полёта прошла. Осталось только одно желание: не рухнуть камнем вниз. Водная гладь моря внизу сменилась на горные хребты. На заснеженной вершине одной из гор разглядела замок и сразу рванула туда.
Замок был огорожен простым деревянным забором. Постучала в огромную дверь. Она распахнулась, пропуская меня. Зажмурилась, и крылья исчезли. Стены и потолок зала были иссиня-чёрными, увеличивая его размеры. Посредине спиной ко мне стояла женщина в полупрозрачном чёрном плащике с капюшоном и на высоченных каблуках. Я же была совсем голая и мокрая. "Ох, не к добру это!". Под стеклянным полом видно было полыхающую раскалённую лаву. "Жерло вулкана!" - с ужасом ахнула я.
- Ничего не бойся! ... У меня дивные очи, да? – полюбопытствовала женщина, повернувшись ко мне.
Но я уставилась ей на грудь. Потому как на уровне груди она держала косу.
- Посмотри мне в глаза! – властно потребовала она.
- Не делай этого!
Навстречу к женщине шёл здоровый увалень в красной рубахе с железным молотом в руке. С трудом узнала в нём тётю Галю.
- Ты, кто такой? Смотри: снесу сейчас своей косой твою башку!
- Это не коса, а серп! И мы с тобой – статуя!
Рубаха-парень взял левой рукой правую руку женщины и поднял вверх. В тот же миг их тела стали превращаться в камень. Из последних сил тётя Галя открыла рот:
- Машка! Улепётывай скорее отсюд...

Замок затрясся, как перед извержением вулкана. Вылетела наружу. На крыше замка скопились, казалось, тонны снега. "Сейчас сойдёт лавина!". Вырвала одну из досок забора, стала на неё и понеслась вниз. Совершив со скалы головокружительный прыжок с пятью сальто и семью разворотами, приземлилась на догнавшую меня лавину. От бешеной скорости захватывало дух. Огромные деревья падали как спички.
Через короткое время спуск закончился. Немного придя в себя, стала пробираться сквозь чащу, пока не вышла на поляну.

На ней стояла избушка на курьих ножках.
- Избушка, избушка! Повернись ко мне передом, а к лесу задом!
Стояла перед ней, в чём мать родила. Избушка развернулась. И из неё вылезла согнутая в три погибели старуха с клюкой.
- Пошмотри мне в глаша, крашавиша! – зашепелявила она. 
И тут меня прорвало! 
- А шла бы ты, Старая, знаешь куда?! – глянула в упор на неё.
Избушка от испуга села на попу. Ураганный ветер накренил деревья. Земля вся затряслась...
 
Очнулась. Поезд резко тормозил. Тётя Ира спала в позе танцующего вальс. Похрапывала во сне и тётя Галя, выставив левую руку вверх. В дверь постучали.
- Чайку не желаете? – вежливо спросила проводница.
- Спасибо! Нам ничего не нужно! – ответила Таня.
- Дверь откройте! Чаю дам вам! – пробасила изменившимся голосом женщина и ударила кулаком в дверь.
Поезд почти остановился.
- Уносите отсюда ноги! С этой разберусь!
- А как же тёти? – спросил Лёша.
- Откройте! Хуже будет! – грохотало снаружи.
- И за ними присмотрю! ... Ты хочешь спать! Твои веки тяжелеют! – завела свою шарманку Танюша.
- Да не хочу я спать!!! – прогремело из-за двери, с появившимися на ней вмятинами от ударов.

Лёша ударом ноги вышиб из окна стекло и выпрыгнул.
- Ныряй щучкой, как я! – скомандовал он.
И я нырнула. С жизнью распрощалась, будучи в полуметре от камней насыпи. Но Лёша вовремя ухватил меня за талию, перевернул и осторожно поставил на ноги. Мы углубились в лес. Стало темнеть.
- У-у-уу! – разнеслось по лесу.
В темноте угрожающе засветились сотни глаз.
- Беги! Со зверушками справлюсь сам! – зарычал Лёша, отбросив трёх прыгнувших на меня волков. 

Помчалась из последних сил. Выбежала на какой-то луг и остановилась. Надо мной кружился вертолёт. Что-то он сбросил вниз. "Мне уже не спастись!" - впала я в уныние. 
- Ж-ж-ж... – зазвенело в ушах.
Жужжание исходило от огромного роя ос, несущегося на меня. Над сброшенным вниз предметом раскрылся парашют почти у самой земли. 
- Машка! Не верю своим глазам! – приземлился возле меня Ваня.
Подняла руку, чтоб защитить его от укусов насекомых. И, о чудо! Возле нас образовался защитный купол!
- Дети ночуют сегодня у дедушки. Он пришёл ко мне на работу и стал выпытывать, нет ли у меня непреодолимого желания, - бубнил Иван, - "Прыгнуть с парашютом!" - ляпнул ему, лишь бы он отстал. Так он сумел организовать вертолёт, причём так, чтоб лётчик следовал моим указаниям! Долго летали. Только сейчас решился на прыжок...
Купол начал потихоньку сжиматься. Протянула руку, чтоб отодвинуть его немножко. Огромный шершень больно ужалил за палец. Ваня немедленно вытащил жало.
- Машуль, не приближайся к краю моего щита!
- А я-то, дура, обрадовалась, что и у меня талант есть...
- Маш! Лишь минуту назад узнал о своём даре. Бодрствуя, долго не смогу удерживать щит. Нам лучше лечь на землю, прижаться друг другу и заснуть. Во сне же продержусь до утра. Только не спрашивай, откуда это знаю.
- Но мне нельзя оставаться на одном месте!
- Твой отец обмолвился, что на тебя могли открыть охоту другие "другие". Мой невидимый купол защитит нас от любых внешних воздействий. Вплоть до гипноза, диких зверей, урагана и даже молнии. Двигаясь же, не смогу удерживать его.
Мы улеглись прямо на траву, обнялись, и от Вани вскоре послышалось тихое посапывание. Меня тоже одолела дрёма.
 
Поняла, что на время могу покинуть тело. Взмыла ввысь.
Лёша без сил лежал на земле и смотрел на звёзды. Невдалеке, не в силах подняться, валялись три тяжело раненых зверя. Остальные волки, зализывая раны, бежали стаей прочь.
Поезд продолжал ещё стоять перед повреждённым впереди мостом, ремонтируемым рабочими. Таня, обе тёти и проводница пили вместе чай и о чём-то оживлённо спорили... 
Летела через леса, луга, поля, города, моря, горы, целые страны. Проносясь над больницей в Афганистане, моё внимание привлёк один несчастный под капельницей. Он был слеп, глух, парализован и изувечен. Приблизилась к нему и проникла внутрь тела. Моё сердце стало биться в такт с его сердцем.

Поплыли видения... Ракета угодила прямо в дом. Погибли беременная любимая жена, пятеро детей, отец и мать. Единственным выжившим был он. Давно должен был умереть, и только жажда мести удерживала его в этом мире.
- Меня зовут Ахмед! Кто ты? – его мысли преобразовались в слова в моём сознании.
- Смерть! – соврала я.
- Давно уже жду тебя! Подожди ещё пару минут! Ты соберёшь богатый урожай! – взмолился Ахмед.
- Ты – не бог! Оставь свою затею!
- Мою страну оккупировали. Моих любимых убили. Разве не имею право на месть?
- Погибнут невинные...
- Разве первое лицо любой ядерной державы не даст должный ответ в случае нападения на его страну? Неужели кто-то будет рассуждать о невинных в стране агрессора? Войну против моего народа поддержали все страны! Кого мне жалеть?
- Ты – не глава государства!
- Нет! Но только у меня развился этот дар внушения на расстоянии. У нас никогда не было ядерного оружия. Так пусть державы, кичащиеся им, уничтожат друг друга...
- Но ведь весь мир погибнет!
- "А кому нужен весь этот безжалостный мир?!" - сказал себе впервые после гибели семьи. Наша страна уже двадцать лет, как оккупирована. Но никому на всей планете нет до нас никакого дела... Всё, пора действовать! Лидеры всех ведущих держав через минуту будут уверены, что на их страны напали, и нанесут ответные удары...

В отличие от моих родных, не обладала никаким удивительным даром. Никакие аргументы в голову не шли. Может от этого и стала смеяться над собой.
- Прекрати! Ты мешаешь мне сосредоточиться!
От его слов зашлась пуще прежнего...
- Мне пытались уже помешать трое умников. Дал им почувствовать ту душевную боль, которую испытал при потере близких. Так почувствуй и ты эту боль!

Невыносимые муки пронзили меня до мозга костей... Мне показалось, что сердце взорвалось, как сверхновая звезда, разрывая одновременно и сердце Ахмеда.
- Спасибо, что спасла ... мою душу! – были последние слова, проникшие в мой рассудок, прежде чем мы оба канули в небытие...
 
Никто во всём мире ничего не заметил. Все продолжали жить как ни в чём не бывало. Даже Иван не ощутил, что  тело любимой в его объятиях охладело. Никто ничего не почувствовал.

Только девочка Катя внезапно проснулась, села в своей кроватке и горько заплакала. А потом тихо-тихо прошептала:
- А кому нужен весь этот мир без тебя, мама?



Фиолетовый Гром

Отредактировано: 18.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться