Другие: Она чужая

Размер шрифта: - +

Глава 3.2

– Какая?

– Это секрет.

Ей нужно найти еловые ветки, крепкую веревку, палку и забрать “странные” игрушки. Задуманная композиция будет украшать ее спальню, но для начала Кэш проведает Йен. Она, к немалому удивлению Кэш, вызвалась быть дежурной по кухне, обещая приготовить что-то фантастическое и даже гениальное к праздничному столу.

– Пойду помогу Сиене! Слышу по грохоту, что кое-что из принципа действия техники выше ее разумения.

Кэш поднялась, поправив майку и закрыв резинку теплых леггинсов, и отдернула объемный джемпер, что тут же опустился ей на попу.

– Так что ты задумала?

– Я же говорю: секрет! Ты можешь нарядить ёлку, как ты этого хочешь. Сделать ее полностью золотой или красной.

– Или все вместе.

Эмили осталась сидеть на полу в окружении игрушек, мишуры, фонариков и еще не вскрытой упаковки с гирляндой. Она обвела глазами коробки, улыбнулась, затем быстро подняла к ней свое усеянное веснушками лицо.

– Тебе разве не надоело? Сиена решила дежурить по кухне, зная, что ты и Марк целыми днями пропадаете в ресторане.

Кэш покачала головой, глядя на рыжеволосую подругу в ярком свитере с рождественским принтом. Алый джемпер, белые олени и слепяще-золотой стеклярус… Цвет волос Эмили несколько потускнел, оттененный сиреневой краской, смотрелся он особенно блекло на фоне этого праздничного “великолепия”. Уродливые рождественские свитера все еще актуальны.

Кэш в своем одежде выглядит рядом с ней мрачным темно-серым пятном. Черные леггинсы и объемный серый свитер — вот и весь ее праздничный наряд.

– Нет. Я все больше занята бумажной работой. Максимум что разрешает мне Марк – это приготовить кофе. Он стал таким тираном, стоило назначить его шеф-поваром.

Эмили опасливо покосилась на входную полукруглую дверь, а потом в сторону кухни. Все дверные проемы в уютном швейцарском шале были круглыми, напоминая о творчестве Рональда Толкиена, складывалось ощущение, что они остановились в Хоббитоне и сейчас того и гляди из кухни выйдет Бильбо Бэггинс с подносом полным разнообразной снеди.

– Сиена говорит, что дома он практически не готовит, максимум – кофе ей утром делает, вся остальная готовка лежит на ней.

Кэш только нахмурилась в ответ на это. Ей надо было улыбнуться, говоря про Марка тирана. Эм восприняла это как сигнал к “действию”, точнее поводом посплетничать, помыть косточки общим друзьям. Кэш это никогда не нравилось.

– А мы кого сейчас боимся: Сиену или Марка? –осведомилась Кэш также шепотом, подстроившись под заговорщицкое поведение подруги.

– Так получилось… – Эмили тихо рассмеялась, осознав всю комичность ситуации. – Глупо, да?

Не глупо, просто ее это обеспокоило. Сиена ни за что не станет обижаться на такие вещи, но не сегодня так завтра обязательно «ковырнет» этим Марка, как только тот начнет зарываться, рассказывая о своих подвигах на кухне ресторана.

– Мне будет полезно вспомнить с чего все начиналось, – вместо ответа на ее вопрос проговорила Кэш. – Тысячу лет ничего не готовила, сейчас у меня появилась отличная идея, что приготовить на ужин, – это будет запеченный окорок в пряной панировке, глазированный апельсином, грибная и луковая подлива, а к ней пюре со сливками и…

Эмили улыбнулась, замахав руками, что-то зазвенело в ее пальцах. Кэш с екнувшим сердцем проследила за ее пальцами, увидев знакомый колокольчик. Как он оказался у нее?

– Хватит! Ты так аппетитно рассказываешь, мне уже есть захотелось. Я только «за», ты же знаешь, как я люблю твою стряпню, но может для начала перекусим чем-нибудь попроще?

– Хорошо, – Кэш еще не сводила глаз от ее рук, – уверена, что мы что-нибудь придумаем.

Эмили наконец привстала на коленях и протянула ей серебряный колокольчик-брелок.

– Он выпал, когда мы стали разбирать игрушки.

Милая вещичка весело заблестела в свете рождественских огней, закрепленных у потолка, тревожно звякнула, прежде чем попасть в ладонь Кэш. Она повертела его в руках, в очередной раз рассматривая изящную работу – на боках колокольчика были выгравированы слова рождественской песни. “Tra la la la la” — вот что призывала петь ее игрушка, прогоняя прочь грусть и тоску.

– Да, мое. Спасибо.

Это подарок. Его вручили Кэш в счет будущего Рождества. Даритель решил не являться на праздник в шумной компании, предпочтя холодной Швейцарии теплый климат Фиджи.



Евгения Мэйз

Отредактировано: 09.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться