Другие: Она чужая

Размер шрифта: - +

Глава 2.8

Кэш не верила своим ушам, звучало так, словно он пересказывает ей сюжет фантастического фильма, экшена или боевика с Брюсом Уиллисом в главной роли.

– Крис, с тобой все в порядке? Как ты спустился так быстро?

Она на протяжении полутора часов зависает в этом здании, а он после ее ухода остался в офисе и уже «на свободе», в относительной безопасности.

– Кэш, мы ведь бессмертные. Падение было болезненным, но зато очень быстрым. Поторопись. Времени мало. Я еще позвоню тебе, – он еще помолчал немного, а потом добавил с тяжелым вздохом: – я люблю тебя.

Кэш поджала губы, тут же закусив нижнюю. Он говорит что любит ее, даже после того что она сделала. Она ведь изменила ему! От его слов на душе стало еще тяжелее. Кристофер – светлый человек, добрый, а она – дрянь, недостойная таких признаний, не заслуживающая этих слов от такого мужчины.

– Береги себя. – Она взглянула на экран телефона, но Крис уже сбросил звонок. Услышал ли он ее?

Кэш нагнулась к лестничному пролету и, прочищая горло, стала звать банкира, по максимуму напрягая голосовые связки:

– Алекс!! Алекс!!!

Она никогда не умела говорить очень громко, при ссоре ее крики были больше похожи на повышенный тон, чем на полноценный ор. Ее зов утонул в шуме и гомоне голосов, разбиваемый и впитываемый таким своеобразным звуковым фильтром.

– Я здесь, не кричи так. Что случилось?

Голос Александра неожиданно громко прозвучал над ее ухом.

“Как он оказался там?”

Она только–только, перед тем как ответить на звонок, видела его впереди, стремительно спускающимся вниз.

– Как ты?.. Впрочем, неважно. Мне сообщили плохие новости, слушай…

Кэш по возможности быстро и кратко пересказала ему то, что поведал ей Кристофер. Конечно, он не сообщил ей всех подробностей произошедшего, и она сама упустила кое-что из разговора с ним, то, что совсем не касается банкира и чего ему знать вовсе не следует. Однако будучи эмоциональной натурой Кэш часто грешила тем, что отходила от сути и разбавляла рассказы, как ей казалось красочными дополнениями.

Почему она решила довериться ему?

Последние несколько часов в узком и ограниченном пространстве сблизили ее с этим человеком. Пусть у него непростой характер и с ним иной раз невыносимо общаться, так что хочется стукнуть его чем-нибудь тяжелым по голове и послать к черту. Однако надо отдать ему должное: Александр не поддался панике и не расклеился. Он так же, как и она помогает людям и главное – они доверяют ему, слушают и подчиняются, прекращают препирательства и не пытаются лезть в драку.

– Я знаю, что не стоит мешкать, но как сказать людям, чтобы они не устроили давку и не затоптали друг друга?

Алекс взглянул на женщину, что ждала его ответа. В кои-то веки она перестала командовать и решила положиться на него.

– Сейчас их настроение далеко от спокойного, а узнай они эту новость, представляешь, что тут начнется? Сущая вакханалия!

Кэш смотрела ему в лицо. Даже в сумраке лестницы было видно, что оно испачкано, а после того, как он потер его ладонями, грязь размазалась еще больше. Кэш стало смешно и она, не удержавшись, хмыкнула, закусив губу отвернулась от него, все еще сдерживая улыбку.

– Ты хоть знаешь откуда взялось это слово, Булочка? Чему ты улыбаешься?

Ну вот опять! Кэш покачала головой. Откуда такой невыносимый характер?

– Ты весь в саже и сейчас растер ее еще больше, и я вовсе не смеюсь. Всё?

Лекс рассматривал ее лицо: девушка не только вкусно пахла, но и невероятно красиво улыбалась: белоснежная улыбка сверкнула в темноте яркой полоской, смягченная движением губ. Обманщица, что выдала себя за толстуху.

– Всё, – он поднялся со ступенек, возвысившись над ней. – Их все равно нужно предупредить и поторопить. Я попытаюсь добраться до начала очереди, оттуда начну двигаться к тебе. Ты, я так понимаю, не собираешься прибавить шагу?

Кэш опустила взгляд на сидящую рядом женщину. Она не бросит ее, а за свою жизнь ей можно не опасаться.

– Понятно. – Лекс поднялся, напоследок тяжело вздохнув. – Я прошу тебя, не останавливайтесь. Отдохнете потом, но не под завалами.

Он не сможет убедить эту упрямицу бросить старушку. Самосохранение — это, кажется, не про нее. Лекс обязательно вернется и, если понадобится, сам вышвырнет ее в окно, закроет своим телом. Кэш поднялась следом за ним, ее губы тронула грустная улыбка, скорее всего они не встретятся больше.

– Хорошо. Ты тоже береги себя.

– Дай мне свой номер телефона, я позвоню, узнаю как у тебя дела. Если твой друг смог дозвониться тебе, то, наверное, и я смогу.

Кэшеди кивнула, продиктовала ему номер и в ответ записала его, просто нажав кнопку позвонить. Она сделала это скорее из-за желания успокоить его, чем на самом деле верила в то, что они созвонятся.

– Иди, мы ведь увидимся еще, – проговорила она, спрятав черный прямоугольник в кармашке.

– Ты знаешь, у тебя потрясающие духи. Ты так чудесно пахнешь.

Сумасшедший дом. Неожиданное признание, но когда еще как не сейчас говорить такие безумные вещи?

– Не надо геройствовать. Как бы ты ни хотела, ты не сможешь спасти их всех. Ты поняла меня?

Мужчина, прежде чем исчезнуть в толпе, поравнялся с ней, легко коснулся ее щеки пальцами.

– Да, – Кэш, впечатленная силой прозвучавших в его голосе чувств, кивнула, не найдясь что ответить.

Напоследок он наклонился к ее лицу и легко коснулся ее губ своими. Кэш застыла каменным изваянием, проследив за тем, как он исчез в толпе.



Евгения Мэйз

Отредактировано: 09.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться