Другие правила

Часть 1. Глава 1. Кузены

 

На берегу притока Луары, речушке Эврэ, на пол пути от Тура до Шатильона, среди зеленых лугов и дремучих лесов возвышался замок Шатори. Говорили, что замок возник еще во времена Карла Великого, но барон де Шатори, увлекавшийся историей, сделал какие-то подсчеты и пришел к выводу, что самые ранние постройки сделаны были в 12 веке. С тех пор замок множество раз перестраивали, возводили новые башни и дома, и теперь, в конце 18 века, он представлял собой такое смешение эпох и стилей, что из него можно было бы сделать пособие по изучению истории архитектуры. Если самая древняя башня — башня Фей, датировалась началом 12 века и была ярким представителем позднероманского стиля — тяжелая, с узкими окошками-бойницами и зубчатым верхом, то галерея рядом — светлая стеклянная галерея с легкими пролетами арок, была закончена только в прошлом году.


В замке жила семья старого барона де Шатори. Сам барон, Шарль де Шатори, уже почти старик, в белом парике, перевязанным черной лентой, аккуратно одетый по последней моде, имел весьма благородную наружность и отличную репутацию среди соседней знати. Когда-то он блистал при дворе, где встретил свою будущую жену, красавицу Мари де Лорк. Она была младше него на двадцать лет, но брак их был счастливым, а ее смерть в родах —большой утратой для барона.


После себя Мари де Шатори оставила двоих детей — Жака и его сестру Катрин. Дети никогда не были дружны, скорее наоборот. Объяснялось ли это разностью характеров или чем-то еще неизвестно. Они не ненавидели друг друга, скорее презирали, и с самого раннего детства старались встречаться как можно реже. Барон сначала пытался их примирить, но вскоре прекратил свои попытки и перестал заниматься детьми вообще, променяв их на книги. Катрин разделяла его увлечения — она много читала, хорошо училась, и к семнадцати годам предпочитала проводить большую часть своего времени за чтением, избегая других развлечений.


В жизни Катрин де Шатори было не очень много разнообразия, учитывая, что большую часть времени она проводила в библиотеке или прогуливаясь в саду. Катрин почти никогда не выезжала из замка Шатори и не бывала дальше Орлеана, да и там оказалась лишь однажды, лет пять назад. Да, это путешествие она запомнила надолго, но ведь такое давнее путешествие не удовлетворит любопытства семнадцатилетней девушки.


Катрин не была красавицей, но обладала вполне привлекательной внешностью, необычными глазами цвета морской волны и пепельными вьющимися волосами. Ее улыбка была достаточно обаятельна, чтобы привлечь поклонников. Но поклонников у нее было весьма не много. Сказать по чести, их не было вообще. Отец Катрин, барон де Шатори, не желал выезжать с визитами, а его дочь не смела перечить отцу. Те редкие выезды, которые все же иногда случались, Катрин предпочитала сторониться молодых людей, которых она плохо знала. Она вообще трудно сходилась с людьми и ей было проще не иметь знакомств, чем отвечать на заигрывания незнакомцев.


Все же подругу Катрин имела. Это была красавица Сюзанна де Лесси, веселая, насмешливая и шебутная. Она вносила искру в дом барона де Шатори, и с ее появлением в замке пробуждались смех и веселье. Катрин всегда с нетерпением ждала Сюзанну, и та являлась, внося с собой свежую струю. Ее синие глаза сияли смехом, а золотистые волосы цвета пшеницы казалось привносили свет солнца даже в самые темные коридоры замка. Сюзанна всегда приносила свежие полевые цветы, т. к. передвигаться она предпочитала пешком, и шла через большой луг, где успевала нарвать целые охапки васильков и ромашек.


-Ну что интересного ты нашла в своих книгах? - спрашивала она Катрин, вытаскивая ее из сумрака библиотеки, - там все уже умерли, а мы — живы. Так давай жить, а не мертветь в темноте. Давай пойдем в сад, на пикник, поедем кататься на лошадях в конце концов, или прогуляемся по реке..


Катрин обычно соглашалась на последнее, и они бродили по берегу Луары, кидая в воду камни и свежесплетенные венки. А потом Сюзанна махала рукой и уходила, и свет и веселье уходили вместе с нею. Катрин возвращалась к своим книгам, героев которых она никак не желала считать мертвыми. Ахилл и Одиссей для нее были не менее живы, чем она или, скажем, ее брат Жак.


Жак де Шатори казался полной противоположностью сестры. Он был старше Катрин на три года, весьма хорош собою, и предпочитал как можно реже бывать дома, пропадая то в Туре, то у кого-то из друзей. Слава о нем по округе шла как о местном донжуане, который не пропускал ни одной юбки. Он даже пытался строить глазки Сюзанне, но она быстро охладила его пыл, бросив парочку насмешливых фраз в его адрес. Известно, что красавчики совсем не любят, когда над ними смеются. Жак обиделся и больше к Сюзанне не подходил, предпочитая более ласковых девушек, коих повсюду было великое множество.


Так спокойно и размеренно текла жизнь в замке Шатори. Барон прибывал в своих покоях, Катрин занимала библиотеку, а Жак болтался где-то в округе, покоряя сердца. Все были бы довольны, но Катрин жаждала деятельности. Ей хотелось, чтобы ее обыкновенная и слишком спокойная жизнь вдруг резко изменилась, и, как в романах или в рассказах Сюзанны, в ней вдруг появился кто-то, кто поставил бы все вверх дном. Катрин поднималась на сторожевую башню, склонялась вниз и смотрела на реку, мерно несущую свои воды под стенами башни, и на дорогу, бегущую через луг в леса, все надеясь, что однажды на этой дороге появится кто-то, кто умчит ее в другие страны и откроет перед ней новый мир.
Говорят, желания коварны. Они имеют привычку сбываться. Но всегда не так, как хотелось бы тому, кто желает.

... 

Жизнь замка Шатори резко и навсегда изменилась одним прекрасным солнечным днем, когда на дороге к замку, среди лугов, появилась карета. Да-да, обычная дорожная карета. Катрин в этот день как раз стояла на башне и смотрела на дорогу. И карета как будто материализовалась из самой сокровенной ее мечты. Черная, с гербом на дверце. Судя по запыленным бокам карета эта проделала неблизкий путь, а шесть вороных лошадей, запряженные цугом, говорили о богатстве ее владельца.



Валерия Аристова

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться