Другие правила

Глава 9. Бал в Туре

Бал в Туре, который давали мадам и месье де Турне на этот раз был еще великолепнее, чем раньше. Мадам де Турне не хотела ударить в грязь лицом перед знатной гостьей и молодым и красивым сыном испанского герцога, в душе лелея надежду, что брат мадемуазель де Флуа тоже окажет им честь своим присутствием. Конечно же, Филиппа не было, но Валери была прекрасна. В честь бала было заказано шикарное платье из травянисто-зеленой парчи, расшитое мелким жемчугом и темно-зеленым кружевом. Ее высокую прическу, сооруженную Сафи сегодня утром, украшали перья в цвет платью и нити жемчуга.
Валери появилась, опираясь на руку своего кузена Жака де Шатори, а ее кузина Катрин следовала за ней в сопровождении дона Хуана Медино, который был сама любезность. Катрин, одетая во что-то белое и воздушное, чувствовала бы себя принцессой, если бы не осознавала, что дон Хуан только из вежливости терпит ее присутствие и что только данное слово не позволяет ему всадить нож в спину ее брату.
Накануне бароном была проведена длительная беседа с молодыми людьми о чести, совести, сдержанности и совместном проживании под одной крышей, после чего под наблюдением барона Жак и дон Хуан пожали друг другу руки и на словах выразили горячее желание стать чуть ли ни братьями. Но как только барон скрылся, оба как по мановению волшебной палочки оказались в разных углах комнаты, и чудом не передрались вновь. Катрин, опираясь на руку дона Хуана, почти физически ощущала его ненависть к своему брату, и понимала, что любая неосторожность, движение ли, фраза ли, приведет к весьма некрасивому и печальному результату. Надежда была только на то, что дон Хуан не будет устраивать сцен на людях, а так же на то, что Валери выразила желание и дальше оставаться в замке Шатори, что подразумевало примерное поведение их обоих.
Бал не сулил ничего хорошего. Еще по пути в Тур, в карете, дон Хуан и Жак постоянно пытались поддеть друг друга, и, если у дона Хуана это получалось достаточно ловко и завуалировано, то Жак не мог сравниться с ним в подобной игре, и срывался на откровенную грубость. Только присутствие Валери, которая то и дело брала дона Хуана за руку, позволило им без происшествий добраться до Тура. Катрин гадала, какова же будет обратная поездка, когда все окажутся уже под действием алкоголя, и вряд ли Валери сможет долго сдерживать их обоих.
Как оказалось, Катрин просто недооценивала кузину. Все началось еще на балу, когда эта пара противников была разбавлена новой фигурой.
Месье и мадам де Турне имели молодого сына, с которым Жак приятельствовал, но никогда не дружил близко, которого звали Андрэ. Виконт де Турне был одним из самых богатых женихов в провинции, и многие девушки стремились завоевать его сердце, но, пока ни одной из них этого не удалось. Он был на пару лет старше Жака и не имел невесты. Тонкий план мадам де Турне состоял в том, чтобы Андре открывал бал с Валери де Флуа, а дочь ее, Мари оказалась партнершей дона Хуана. Мари де Турне имела строгие инструкции держать дона Хуана как можно дальше от Валери, и самой приглядеться к красивому и знатному испанцу.
Все пошло не так с самого начала. Валери была представлена виконту де Турне, оказавшемуся достаточно приятным молодым человеком с пронзительными серыми глазами и обаятельной улыбкой. Они открывали бал, оставив дона Хуана и Жака де Шатори в тени, и были великолепной парой. Но, не смотря на все старания мадам де Турне и ее дочери, дон Хуан неожиданно предложил руку мадемуазель Сюзанне де Лесси, а Жак удостоил чести пригласить свою сестру. Катрин в ужасе смотрела, как Сюзанна строит глазки дону Хуану, который как всегда вежливо отвечал на ее заигрывания, и было с первого взгляда непонятно, как же он принимает ее знаки внимания. Только Катрин, которая уже хорошо успела изучить его, понимала, что он совершенно не интересуется ее подругой, а постоянно кидает взгляды на Валери, проверяя, чем та занята.
Валери же с удовольствием танцевала с Андре де Турне первые два танца, потом пошла с ним на веранду и некоторое время стояла в зоне видимости из залы. Дон Хуан и Жак с разных ее концов наблюдали за Валери, а когда виконт предложил спуститься в сад, оба, как по команде, последовали на веранду. Дон Хуан увлек с собой Сюзанну, которая так просто не была готова отпустить его, а Жак вышел вместе со своим другом Луи де Лежье. Катрин бросилась следом, ожидая, что ни к чему хорошему это не приведет, а за ней выбежала Мари де Турне, которой был дан приказ постоянно быть недалеко от дона Хуана. Вся эта компания вереницей последовала в сад, и каждый врал своему спутнику что-то про звезды или романтичные фонарики, освещающие парк в честь бала.
Парк был небольшой. Посреди парка был искусственный пруд с беседкой на маленьком островке, вокруг которого тянулось несколько аллей с двумя галереями и розовыми кустами по краям. Разноцветные фонарики на самом деле освещали все это очень романтично, и было бы правильным предположить, что Валери и месье де Турне не просто так спустились прогуляться.
Они скрылись в одной из галерей, Сюзанна потянула дона Хуана в другую, Катрин с Мари остались у пруда, а Жак и Луи де Лежье стояли на веранде и наблюдали за их передвижениями.
Катрин села на скамейку, ожидая всего, чего угодно. Даже того, что дон Хуан достанет пистолет и пристрелит виконта де Турне. Но она никаким образом не могла предположить того, что произошло десятью минутами позже.
Сюзанна де Лесси праздновала победу. Дон Хуан не только предложил ей прогуляться по парку, но и согласился углубиться в галерею, образованную из вьющихся растений, где по бокам стояли маленькие фонарики, вокруг которых вились мотыльки, и которые расцвечивали галерею волшебными цветами.
Сегодня Сюзанна чувствовала себя неотразимой. Она потратила весь день на то, чтобы выглядеть лучше, чем ее соперница, и на самом деле была прекрасна. Ей очень шло голубое платье с вырезом немного более смелым, чем считалось возможным, а прическу делал парикмахер, приглашенный из Парижа за огромные деньги. И вот, ей улыбнулась удача. Сюзанна во время успела появиться перед доном Хуаном, и ступить на шаг раньше, чем эта гарпия Мари де Турне, в тот момент, когда дон Хуан остался один и даже еще не подумал о поиске партнерши. Валери приняла руку сына хозяина бала, и все взгляды, в том числе взгляд дона Хуана, были сосредоточены на ее зеленых перьях... Немодный цвет. В этот миг Сюзанна заметила Мари де Турне, и сама бросилась в атаку.
-Добрый вечер, дон Хуан, - она сделал реверанс и завладела его вниманием, - как вы находите бал? Правда, великолепно украшена зала? Я помогала мадам де Турне, - она скромно потупилась, - я рада, что вы пришли.
Дон Хуан был знаком со слишком малым количеством женщин в этом зале, поэтому как только заиграла музыка, он предложил Сюзанне руку, и та с трудом удержалась от того, чтобы не показать Мари де Турне язык. Это была маленькая, но победа. Первый шаг. Дон Хуан согласился танцевать с ней, и теперь все в ее руках.
Дон Хуан не отказался и от второго танца, и Сюзанна поздравила себя со второй маленькой победой. Третья победа поджидала ее прямо следом за второй. Когда танец кончился, они отошли к зеркалам и некоторое время беседовали. А потом дон Хуан предложил ей руку и вывел в сад. Сюзанна ликовала. Как просто оказалось отбить поклонника у этой гордячки кузины Катрин. Всего лишь новое платье из голубого шелка, стоящего дороже, чем весь их замок, и парикмахер из Парижа по цене платья. И вот, образ прекрасной соблазнительницы готов. И Катрин проиграла их спор о невозможности обратить на себя взоры дона Хуана. Он смотрит только на нее, и Катрин, которая тоже спустилась в сад вместе с потерявшей надежду Мари де Турне, должна признать поражение.
Полумрак галереи настроил Сюзанну на романтический лад, и она готова была уже позволить ему себя поцеловать, когда дон Хуан резко потянул ее к выходу. Наверняка не хотел, чтобы о них подумали что-нибудь лишнее, решила она. На самом же деле дона Хуана гораздо больше интересовало то, что происходит в соседней галерее, чем его спутница, смотревшая на него широко распахнутыми красивыми глазами. Дон Хуан не был уверен, что помнит имя этой девушки, которая удачно оказалась рядом. А вот то, что Валери так долго задержалась с сыном хозяина в галерее, было гораздо важнее чьих-либо голубых глаз.
У дона Хуана был большой опыт сопровождения Валери на разные мероприятия, и он всегда держал в голове несколько вариантов развития событий, один другого хуже, и все равно Валери часто удавалось его удивить. Но если раньше у него в союзниках был ее брат, а так же друг ее брата, Жорж де Безье, то теперь он остался один на один с неугомонной девчонкой. Интересно, о чем думал Филипп, собираясь оставить ее совершенно одну в этой глуши? Он-то прекрасно понимал, что старый барон никак не сможет сладить с его сестрицей, на благоразумие которой нельзя было положиться.
-А вторая галерея выходит на лестницу, которая ведет к реке, - услышал он слова своей спутницы, - я готова даже показать вам саму лестницу...
Дон Хуан резко остановился, так, что Сюзанна налетела на него. А потом кивнул и пошел за нею к лестнице. Худшие его подозрения начинали сбываться. В голове прокручивались варианты от купания в Луаре прямо в бальном платье до путешествия по реке до замка Шатори в шлюпке. Промежуточных вариантов было такое множество, что ему не хотелось о них даже думать, но в них обязательно фигурировали плывущие по реке трупы. И реальность не разочаровала его.
На берегу реки, который был хорошо виден с небольшого обрыва, с которого спускалась мраморная лестница, сидели Валери и ее спутник, а рядом расположилось еще несколько человек. Потом буквально за несколько секунд в руке у Валери оказался чей-то пистолет, в воздух взлетела чья-то шляпа и Валери прицелилась. Грянул выстрел, шляпа дернулась и упала в воду. Валери победно вскрикнула, перезарядила пистолет и отдала его Андре. Но тут завязалась потасовка за право стрелять следующим и показать Валери свое искусство. Валери следила за ней с нескрываемым любопытством. Тут грянул еще один выстрел, и один из молодых людей закричал и схватился за плечо.
Дон Хуан отпустил руку Сюзанны и спрыгнул с обрыва не доходя до лестницы. За пару секунд он оказался рядом с Валери, склонившейся над раненым, которым оказался Люсьен дЭшар. Она накладывала повязку на простреленную руку, и пыталась остановить кровь подручными средствами. Месье дЭшар был белее мела, кровь не хотела останавливаться, Валери чертыхалась, перетягивая вену тугим жгутом, только что сооруженном из ее нижней юбки.
-Помоги, мне, Хуан.
Он помог уложить раненого так, чтобы ей было удобно им заниматься. Потом послал остолбеневших молодых людей за помощью в дом.
Валери достала из кармана какие-то маленькие коробочки. Она всегда носила с собой что-то подобное, но кроме Хуана никто не предполагал, что в них находится. Прибежавшие на звук выстрела Жак и Катрин стояли поодаль, взявшись за руки.
Заметив их, Валери подняла голову:
-Это просто несчастный случай, - сказала она, - вряд ли месье де Турне на самом деле желал пристрелить месье дЭшара.
Виконт де Турне, белее своей рубашки, сидел тут же, но руки его тряслись и помощник из него не получился. Дон Хуан тем временем разрезал рукав рубашки раненого, весь пропитанный кровью, и Валери смогла оценить саму рану.
-Ничего ужасного, - констатировала она, - думаю, что кость и не задета даже. Без скальпеля тут не сказать точно, но пуля прошла на вылет, так что жить будет. Надеюсь, что у вас есть доктор, который способен поменять повязку? - обратилась она к виконту.
-Надеюсь, что есть, - пробормотал виконт, - черт побери, я чуть не убил его!
В это время из дома прибежало еще несколько человек, в том числе два лакея с носилками. Валери чем-то смазала рану, наложила крепкую повязку, и раненый был перепоручен лакеям и спешащему к нему молодому доктору.
Когда процессия удалилась вверх по лестнице, дон Хуан поднялся и протянул руку Валери, обтирающей ладони листьями.
-Достаточно, Валери, - сказал он, - думаю, что нам пора обратно в Шатори.
Валери подошла к воде и ополоснула руки.
-Мы только приехали, - сказала она.
-Я настаиваю.
Она дернула плечиком.
-А я никуда не поеду.
-Нет никакой возможности оставаться тут, - мягко сказал он, - поэтому, прошу вас, Валери, давайте уйдем.
Валери колебалась. Инцидент с пистолетами на самом деле выглядел не лучшим образом. Но уезжать ей очень не хотелось, три часа в душной карете между Сциллой и Харибдой в виде Жака и Хуана казались адом.
И тут на свою беду решил вмешаться Андре де Турне. Его возмутила настойчивость дона Хуана, он подошел к Валери и встал рядом.
-Я настаиваю, чтобы мадемуазель де Флуа осталась, - сказал он, - она моя гостья, и она не виновата, что пистолет выстрелил. Это мы с де Лесси виноваты. Мадемуазель Валери тут ни при чем.
Дон Хуан взглянул на него и снова перевел глаза на Валери. Та молчала. Потом подошла к воде и села у самой кромки. Дон Хуан пошел за ней и сел рядом. Он что-то тихо говорил Валери, от чего та только пожимала плечами.
-Да оставьте же ее в покое, - не выдержал виконт, видимо потрясение от случая с пистолетом сказалось на его способности говорить вежливо, - мадемуазель де Флуа взрослая девушка и способна сама решить, чего она хочет! Мы сейчас же все идем в дом!
Дон Хуан хотел ответить, но Валери вдруг остановила его, коснувшись рукой его руки.
-Месье де Турне, а вы уверены, что вы можете приказывать мне иди дону Хуану? - проговорила она мягко.
-Прошу меня простить, мадемуазель, - сказал он...
Тут вмешалась Катрин, которая до этого молча наблюдала за происходящем:
-Валери, мне кажется, что дон Хуан прав, - сказала она, - сейчас поднимется настоящий скандал, и нам лучше поскорее уехать.
-Никакого скандала не будет, мадемуазель де Шатори, - ответил за Валери месье де Турне, - дЭшара доставили уже в мои покои, и вряд ли кто-нибудь узнает о происшествии.
-Да об этом уже все знают, - сказала Жак, - я уверен, что ни один из присутствовавших не сможет держать язык за зубами.
-Тем не менее, давайте поднимемся в дом. Или вы боитесь осуждения?
-Мне не хочется портить всем праздник, - сказала Валери, приняв решение. Она подала руку Жаку и стала подниматься по лестнице.
Но праздник был, несомненно, испорчен. Катрин подумала, что ни за что не хотела бы сейчас оказаться среди людей, да и танцевать ей совсем расхотелось. Оказалось, что посещать с кузиной балы — не самое веселое занятие. Уж лучше сидеть дома за книгой, решила она, чем постоянно быть втянутой в подобные ситуации. Казалось, что Валери приносит разрушение везде, где бы ни появилась.
В дальнейшем Катрин долго гадала, почему Андре де Турне, такой всегда спокойный и уверенный в себе молодой человек, вдруг вышел из себя. Она никогда не видела, чтобы он позволял себе любую вольность. Но не в этот вечер.
Катализатором послужила фраза Луи де Лежье, обычно его хорошего друга, но тут резко ставшего врагом:
-Нам нужно подняться в дом и объяснить все вашей матери, Турне, - сказал он, - а мадемуазель де Флуа на самом деле лучше уехать. Бал и так испорчен, вряд ли ваша мать пожелает, чтобы она оставалась.
Виконт резко повернулся к нему.
-Вряд ли меня интересует мнение моей матери! Если вы желаете, то можете пойти и разболтать всем, что я пытался убить дЭшара! Возможно, это даже и будет в некотором роде правдой!
-Послушайте, Турне, вы бы держали себя в руках, - посоветовал де Лежье.
Но Андре был снедаем главным врагом — ревностью. В какой-то миг он понял, что Валери уедет, и он увидит ее еще совсем не скоро. И вряд ли ему будут рады в замке Шатори. Любовь, не любовь, но страсть завладела им с того момента, как их глаза встретились. Ее глаза, темно-зеленые, с темными точками, казалось лучились светом. И свет этот проник прямо ему в сердце, от чего стало жарко внутри. И сейчас, когда Валери была рядом, он чувствовал этот свет и понимал, что как только она уйдет, свет погаснет, оставив за собой полное разрушение без надежды увидеть ее вновь. Он не позволит ни этому испанскому фату, ни Жаку де Шатори увести от него Валери до того, как уладит с ней отношения. Внутри все дрожало от ужаса... вот она уйдет — и пустота. Он действовал как будто в забытьи. Глубинное чувство, подобное тому, которое заставляло далеких предков хватать женщину через плечо и тащить ее в свою пещеру, подальше от посторонних глаз, завладело им полностью. Никто не может отнять у него Валери! Он пошел в атаку:
-Мадемуазель, позвольте проводить вас, - сказал он, строя планы, как скроется с ней от ее спутников, и они их никогда не найдут.
-Мы уезжаем, - сказала Валери.
-Ваши спутники вполне обойдутся без вас!
Она некоторое время изучающе смотрела на него.
-Месье де Турне, я думаю, что вы неправы, - тихо сказала Валери. Она оперлась о руку Жака и сделала еще один шаг в верх.
Катрин молча наблюдала за сценой.
-Сочувствую, - услышала она слова дона Хуана, который пошел следом за Валери.
Андре изменился в лице. Он некоторое время стоял в растерянности, потом хотел было броситься за Валери, но налетел на дона Хуана.
-Потише, месье, - дон Хуан отстранил его, держа за плечи, - вы можете споткнуться.
Рядом с ним тут же встал Жак.
-Не глупи, Турне, - сказал он, - девушка уходит, а ты — остаешься. Ты сегодня и так долго утомлял даму своим присутствием.
-Пойдем, Турне, - вмешался де Лесси, - нам на самом деле придется объясняться с твоей матерью... Лучше сделать это раньше.
В этот момент в глазах у него потемнело. И Лесси просто попался под руку. Не потому, что Андре испытывал к нему какую-то ненависть. Он просто стоял на пути. Андре достал пистолет, развернулся и молча выстрелил другу в грудь. Грянул выстрел. Валери закрыла глаза. Катрин закричала. Поступок казался настолько нелогичным, что Жак и дон Хуан некоторое время молча смотрели на Андре де Турне, а потом разом накинулись на него и повалили на песок. Лесси же некоторое время стоял, удивленно глядя на друга, потом медленно отступил на два шага. К нему побежала перепуганная Сюзанна, прыгая через три ступеньки. Но он упал раньше, чем она успела его подхватить. Упал в воду, и вода окрасилась в темный цвет.
-Люсьен! Люсьен! - рыдала Сюзанна, - господи, Люсьен!
Жак помог ей вытащить его на берег. Валери склонилась над ним, разорвала рубашку, изучая рану. Наложила тампон и при помощи Хуана перевязала рану.
-Не плачьте, Сюзанна, - сказала она перепуганной девушке, - ваш брат будет жить. При надлежащем уходе.
После этого она пошла вверх по лестнице ни разу не обернувшись



Валерия Аристова

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться