Другие правила

Глава 20. Гроза

Гроза застала дона Хуана в компании мадемуазель де Монпелье, когда они возвращались с прогулки в парке. Парк около замка был освещен разноцветными фонариками, но они ушли глубже, где стояла непроглядная темнота, и только дорожка серебрилась в свете луны.
Мария де Монпелье завела его как можно дальше, чтобы дать возможность собраться с мыслями и объясниться с ней. Но вот они уже возвращаются, а дон Хуан все медлит. У нее не было сомнений, что он готов сделать ей предложение, хотя никакие его действия не указывали на такую возможность. Он всегда был сдержан с ней и никогда не нарушал приличий. Его безразличие и вежливый интерес она принимала за скромность, и это качество ей очень импонировало. Всегда, но не сейчас.
Возможно, он нуждался в поощрении. Время уже кончалось, они приближались к освещенной территории, а дон Хуан все молчал. Он вообще был немногословен, особенно в этот вечер. Но она одержала победу, уведя его в парк прямо из-под носа хорошенькой соперницы. Сюзанна осталась беситься в бальной зале, а они вышли и исчезли надолго в темной части парка.
Мадемуазель де Монпелье остановилась около небольшой беседки. Она не может вернуться в замок, не получив предложения.

И тут судьба улыбнулась ей. С неба, до этого казавшемся безоблачным, вдруг упала первая крупная капля дождя. Дон Хуан с тоской посмотрел на замок вдали, и предложил своей спутнице укрыться в беседке, где они могут переждать дождь.
Вдруг небеса разверзлись и хлынул ливень, струи которого ветер заносил и в беседку, от чего пол ее превратился в небольшой бассейн. Мария сидела, поджав под себя ноги и кутаясь в тонюсенькую накидку. Дон Хуан снял камзол и отдал ей. С его стороны это был просто жест вежливости. Но Мария смотрела на него сияющими глазами, еще больше убедившись в его любви. Столько ночей она провела, мучаясь ревностью, теряясь в догадках, кого он выберет, ее, блистательную мадемуазель де Монпелье, или эту красивую деревенщину, дочь какого-то замшелого шевалье. Мария признавала, что внешне Сюзанна красивее нее, но во всем остальном она давала сопернице сто очков вперед.
Мадемуазель де Монпелье не подозревала, что ошиблась в самом начале. И, что сражаясь с Сюзанной, она ни на шаг не приближается к цели. Даже, возможно, удаляется от нее. Аккуратное поведение дона Хуана, который принимал их с Сюзанной знаки внимания, в то же время уклоняясь от выбора между ними и разного рода объяснений, ввело ее в окончательное заблуждение и разожгло настоящую ненависть к сопернице.
Отъезд, назначенный на завтрашний день, послужил катализатором. Мария де Монпелье решительно бросилась в бой. Кутаясь в его камзол, она смотрела на него и пыталась угадать его настроение по совершенно непроницаемому выражению лица.
-Давайте все-таки назначим дату, - сказала она, пододвигаясь к нему.
Он резко поднял голову, как будто очнувшись от каких-то своих мыслей.
-Дату?
-Дату свадьбы.
Решив выставить их бракосочетание, как дело решенное, она хотела загнать его в угол. Такой скромный человек, каким казался ей дон Хуан, не сможет отказаться, боясь расстроить девушку.
-Какой свадьбы? - спросил он.
-Нашей.
Дон Хуан поднял брови:
-Вряд ли возможна свадьба, если нет ни жениха, ни невесты.
Мадемуазель де Монпелье отвернулась, больно прикусив губу.
-Тогда давайте сыграем эти роли?
Он помолчал. Громко грянул гром, засверкали молнии и на мгновение стало светло, как днем. В беседку ворвался ветер и Мария сильнее закуталась в камзол. Она ждала ответа, который должен был перевернуть всю ее жизнь.
-Нет.
-Вы отказываете мне? - удивилась она.
-К сожалению я не могу принять ваше предложение, - он поднял на нее глаза.
-Почему же?
-Я помолвлен.
Гром грянул. Хоть и не среди ясного неба, но мадемуазель де Монпелье растерялась не меньше.
-Почему вы сразу не сказали мне? - спросила она, сдерживая слезы. Слезы были уже близко, и ей стоило большого труда не разрыдаться тот час же.
-Вы не спрашивали, - он улыбнулся и протянул ей руку, - прошу вас, давайте и дальше останемся друзьями.
-Но я никогда не была вашим другом! - воскликнула она, - вы давали мне надежду!
-Нет.
-Но вы..., - она вдруг замолчала, поняв, что ей на самом деле нечего предъявить ему. Красивая Сюзанна победила. Марии де Монпелье ни на секунду не пришло в голову, что речь может идти о другой женщине, - вы любите ее, да?
-Люблю.
Разговор зашел в тупик, и мадемуазель де Монпелье оставалось только предаться горю. Она плакала, как ребенок, у которого отобрали самую желанную конфету в тот самый миг, когда он уже практически развернул ее. Все мечты о том, как она утрет нос сначала Сюзанне, а потом и всем своим подружкам, рухнули в тартарары. Это было очень больно и несправедливо.
Дон Хуан не утешал ее. Он вообще ничего не говорил, глядя в ночь на стену дождя. Он мог только сочувствовать маленькой девочке, рыдавшей рядом с ним по своим несбывшимся мечтам, но она мало его интересовала. Важнее было то, что Валери исчезла еще до его ухода в парк, где он надеялся ее найти. И, скорее всего, она так и не вернулась обратно в замок. Он бы многое отдал, чтобы знать, где же она сейчас.

... 

Валери на самом деле ушла в парк, и до дождя успела дойти до самого пруда в заброшенной части. Она была не одна. Люсьен и Сюзанна де Лесси, Андре де Турне, Мари де Турне, Луи де Лежье и Жак де Шаори шумной толпой гуляли по парку, и перед самой грозой решили посмотреть на лунную дорожку на глади вод старого пруда. Непонятно было, кому же первому пришла в голову эта идея, но все радостно подхватили ее, ведь было так интересно прогуляться по ночному лесу.
С собой взяли разноцветные фонарики, которыми был украшен парк, и всей компанией углубились в лес.
Они сбились с дороги практически сразу. Кто-то свернул вправо, кто-то пошел прямо, но в итоге до озера дошли не все. Мари де Турне и Луи де Лежье отбились от компании первыми. Мари перевернула свой фонарик и они попытались зажечь его. Потом уже не могли найти тех, кто ушел вперед, сами же свернули на какую-то непонятную тропинку и заблудились в старой части парка. Дождь накрыл их, когда они вышли к старой стене и поняли, что нет никакой возможности найти обратную дорогу в непроглядном мраке. Луи знал, что если идти вдоль стены, то можно выйти на дорогу вдоль Луары, но до замка Шатори от туда было достаточно далеко. Они попытались пробраться к Луаре, но шелковые туфельки Мари не располагали к прогулкам ночью в лесу под дождем. Скоро она оказалась практически босиком и дальнейшее путешествие превратилось в ад. Луи отдал ей свои туфли, которые были ей сильно велики и чавкали грязью при каждом шаге, норовя слететь. Ему же соорудили какое-то подобие обуви из мокрой древесной коры и нижней юбки Мари, которую разорвали на части и этими лентами примотали кору к ногам.
Когда под утро они появились в замке Шатори, то произвели полный фурор. Промокшие до нитки, в грязной разорванной одежде, с обмотками на ногах, оба представляли из себя весьма колоритную картину. Более того, Луи де Лежье ничего не оставалось, как тут же сделать предложение своей промокшей даме, а Мари не Турне и ее родственникам ничего не оставалось, как с радостью принять его. Хотя еще утром мадам и месье де Турне даже не подумали бы о возможности бракосочетания свой дочери с молодым человеком, который был столь ниже нее по положению в обществе.
Сюзанна и Жак де Шатори потерялись каждый в отдельности. Сюзанне повезло, она сумела быстро сориентироваться и дождь пережидала, сидя в небольшой беседке на краю парка. Но когда дождь кончился, и она вышла из своего убежища и пошла к замку, проклиная все на свете, а особенно грязь, которая прилипала к подолу ее платья, то нагнала парочку, которая медленно шла перед ней.
Девушка была укутана в камзол мужчины, шедшего рядом. Сначала Сюзанне показалось это смешным, но когда она поравнялась с ними, то даже приостановилась от неожиданности и болезненного укола ревности в самое сердце. Мария де Монпелье повернула к ней голову и тоже остановилась. Взгляды их встретились и соперницы готовы были растерзать друг друга.
-Вы одна, мадемуазель де Лесси? - спросил тем временем дон Хуан.
Сюзанна перевела глаза на него. Он был в белой рубашке и темном жилете, и явно очень замерз. И от этого понравился ей еще больше.
-Я потеряла свою компанию, - ответила она, - все пошли на пруд, а я свернула не туда. Поэтому пришлось пережидать грозу в беседке.
Дон Хуан смотрел на нее, и глаза его расширились:
-Все — это кто?
-Жак де Шатори, мой брат, мадемуазель де Флуа... да много кто.
-Пошли на пруд? - переспросил он.
-Да. Мы хотели...
Но он уже не слушал ее, бросившись бегом в сторону леса. Сюзанна и мадемуазель де Монпелье только и могли, что смотреть ему в след.
-Что там такое, на пруду? - спросила мадемуазель де Монпелье.
Сюзанна повернулась к ней. Некоторое время она размышляла, а не открыть ли сопернице всю правду, но передумала. Поэтому пожала плечами и молча прошла мимо нее и направилась в замок



Валерия Аристова

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться