Другие правила

Глава 2. Манипуляции

Всю ночь Валери не сомкнула глаз. Подозрение, закравшееся ей в душу, одновременно ужасно расстраивало ее и вселяло надежду. Она боялась оказаться права, одновременно надеясь, что права. Она металась в постели, вставала, стояла у окна, смотря на темный парк, и все думала и думала, пока у нее окончательно не разболелась голова. Тогда она прибегла к помощи снотворного, и заснула на рассвете, измученная собственными мыслями.
Утро выдалось солнечным и прохладным. Катрин и Валери вышли в парк. Валери с трудом могла беседовать с кузиной. Ее теория срочно нуждалась в проверке, иначе мысли сведут ее с ума.
Что бы ни думали в округе о Валери де Флуа, но ее чувство к дону Родриго Альмасан было настоящим и искренним. Она многое пережила из-за него, и готова была абсолютно на все, чтобы вызволить своего возлюбленного и бежать с ним. Она пошла на противостояние со своим братом, которого не просто любила, но боготворила. Она и дальше собиралась обманывать его и выкручиваться всеми возможными способами, чтобы только дон Родриго был рядом с нею.
Кузины пошли по аллее, беседуя на отстраненные темы, но, когда появился дон Хуан, Катрин заметила, как резко испортилось настроение Валери. Она села на скамью и смахнула слезу.
- Я не представляю своей жизни без дона Родриго, - сказала она, - закрывая лицо руками, - стоит мне подумать о нем, я тут же начинаю плакать…
Такое поведение не было свойственно Валери, и Катрин с трудом верила ей. Смена настроения кузины не осталась незамеченной ею, но дон Хуан, который подошел к скамейке и поклонился девушкам, не видел ее смеющейся еще пять минут назад.
Долго не думая, Валери перешла в атаку.
-Я еду в Мадрид, Хуан, - сказала она, и глаза ее были полны слез.
Дон Хуан сел рядом с нею, взял ее руку в свою.
-Ваш Родри непотопляем, - улыбнулся он, - он не даст себя повесить и что-нибудь придумает.
-Я не могу быть уверена в этом, - она снова заплакала, и даже не пыталась уже скрыть слез, - я не знаю, как мне жить без него, Хуан!
-Если дон Родриго тебя любит, он через пару месяцев окажется под нашими окнами, - дон Хуан взял ее руку в свои, - Валери, перестань так переживать.
Валери встала.
-Если дон Родриго едет в Мадрид, то ничто не удержит меня тут, - сказала она, сжимая кулаки, - если с Родри… что-то случится…, - она отвернулась, вытерла снова навернувшиеся на глаза слезы, - если с ним что-то случится… то я тоже не буду жить, Хуан.
Она развернулась и быстро пошла по дорожке. Хуан вскочил и бросился за ней, схватил ее за руку и развернул к себе.
-Неужели этот человек так дорог тебе? Чем он так привлек тебя, что за него ты готова отдать жизнь?
Валери вырвала руку.
-Я еду в Мадрид. Кто-то предал меня, кто-то написал Филиппу. Кто-то хочет смерти Родри, но вместе с ним умру и я. Я не могу жить без него!
Дон Хуан побледнел. И еще до того, как он заговорил, она уже знала правду. Она смотрела на того, кому всецело привыкла доверять, видела, как он колеблется и мучительно подбирает слова, но совершенно не собиралась ему помогать. Ночью, когда она думала о такой возможности, ей казалось, что ей все равно, и это просто очередная манипуляция с наигранными эмоциями с ее стороны.
Оказалось, что ей не все равно. Он еще ничего не сказал, а Валери почувствовала, как все похолодело внутри нее. Боль от его предательства захлестнула все ее существо, и она готова была выцарапать ему глаза. Хуан давно стал ей родным человеком, которому она доверяла не меньше, чем Сафи, и именно этот человек предал ее в самом главном. Возможно, она слишком много требовала от него, но ее доверие было безгранично.
-Это сделал я, - сказал он, смотря ей прямо в глаза, - я написал Филиппу.
Валери вспомнила ту ночь, когда они ждали дона Родриго у стены, а потом целовались в беседке. Он знал, что Родри не придет. А она чуть не сошла с ума от волнения и страха.
-Так просто, - вместо этого сказала она, - ты выбрал Филиппа из нас двоих. Зашел сразу с двух козырей. Обманывал и меня и его. И так просто вот говоришь, это сделал я...
Дон Хуан опустил глаза. Катрин показалось, что из него внезапно выкачали всю кровь, таким бледным стало его красивое лицо. Он дернул плечом:
-Я проиграл, - сказал он просто, - я не играл против тебя, я считал, что так для тебя лучше. Я играл не на стороне Филиппа, а против дона Родриго. И проиграл.
-Лучше для меня? - переспросила Валери. Ей очень хотелось плакать, но не потому, что дона Родриго завтра увезут в Испанию. Этот факт как-то померк перед невероятнейшем разочарованием, - почему вы все знаете, что лучше для меня? Филипп, ты... вы все делаете для меня, только забыли спросить, а чего же я хочу...
-Я долгое время помогал тебе обманывать Филиппа, - сказал Хуан тихо, - но я был неправ. Филипп увез тебя, думая, что дон Родриго отступится и найдет другую наследницу. Но...
-Но он не отступился. Возможно потому, что он не ищет наследства, а любит меня?
Он помолчал:
-Возможно.
Валери закрыла глаза. Предательская слеза скатилась по щеке и упала ей на грудь.
-Ты никак не можешь поверить, что я на самом деле люблю его, и не люблю тебя, - сказала она, - но придется. Уже год прошел с тех пор, как я сказала тебе, что между нами ничего не может быть, кроме дружбы. По крайней мере с моей стороны.
-Но за это время между нами было много всего, что нельзя назвать дружбой, - парировал он.
-Практически ничего. Тебе не на что надеяться, Хуан. Я люблю другого. И ничто не сможет этого изменить. И этот другой любит меня. Ты же понимаешь, что он меня любит. Он поехал за мной. Значит ему нужны не деньги. Деньги есть у каждой второй девушки в Мадриде. А ему нужна я.
Хуан отвернулся:
-Я не верю.
-Не надо верить, Хуан. Это не вопрос веры. Я люблю дона Родриго. Он добрый и благородный человек! Который тоже любит меня! И все фантазии Филиппа про английских шпионов, интриги и поиски богатой невесты — это просто фантазии Филиппа. Он хотел выдать меня за тебя, раз уж ты так удачно подвернулся ему. И ему не нравится идея быть зятем бедного идальго. Но тут ничего не поделаешь! Я свой выбор делаю сама!
Катрин видела, что его всего трясет. Щеки на бледном лице покраснели, а глаза горели болезненным огнем.
-Прости меня.
Валери вскинула голову. Руки, сжатые в кулаки, казались ей самой холодными, как лед.
-Представь, Хуан, что мы с тобой любим друг друга. Я - тебя, а ты — меня. И вдруг твой отец и твои друзья решают, что я не подхожу тебе. Не понравилась им. Возможно, я хочу получить герцогский титул или просто место при испанском дворе прямо на ступеньке трона... И они насильно сажают тебя в карету и увозят подальше от меня. Как можно дальше. А когда я следую за тобой, отправляют меня в тюрьму, а потом на смерть. При этом они действуют из добрых побуждений, сами подбирают тебе невесту, которая нравится им. Ты когда-нибудь думал об этом? Что бы ты чувствовал? Как бы ты поступил?
Губы его дрогнули, но он промолчал.
-Я не могу тебя простить. Предательства не прощают. Кто предал раз, предаст и дважды.
-Нет, - тихо ответил он, - ты вполне понятно объяснила мне все. Я прошу прощения не потому, что надеюсь его получить. А потому, что был неправ.
Валери отвернулась и потянув за собой совершенно разбитую Катрин, пошла к замку. Катрин обернулась и видела, как дон Хуан стоял, смотря в землю. Он принимал какое-то решение, потом, видимо, пришел к определенному выводу и бросился за Валери.
-Валери!
Она обернулась. Вид у него был ужасный. И ей вдруг захотелось обнять его, а не оттолкнуть.
-Я сделаю для тебя все. Только дай мне шанс. Один из тысячи.
Валери покачала головой.
-Этого шанса нет. А теперь и нашей дружбы тоже нет. Мне очень жаль, дон Хуан, но ничего не осталось.
Вторая предательская слеза покатилась по щеке. Она размахнулась и влепила ему пощечину. Ей хотелось причинить ему как можно больше боли. Чтобы ему было так же плохо, как и ей сейчас. Она теряла дона Родриго, она потеряла Хуана. И больно ей было почему-то больше от того, что он ее предал. Возможно потому, что дон Родриго оставил ее не по своей воле.
Некоторое время они молчали. Потом дон Хуан взял ее руку и поднес к губам. Он ничего не сказал, просто развернулся и быстро пошел в другую сторону. А Валери посмотрела на Катрин. А потом заплакала. Теперь по-настоящему.
-Он сейчас что-нибудь с собой сделает, - прошептала Катрин, хватая ее за руку.
Валери подняла на нее заплаканные глаза.
-Нет. Филипп обещал его убить, если он изменит ему. Поэтому ему нет смысла убивать себя. Он предал сначала меня, теперь предаст Филиппа надеясь, что тот на самом деле его убьет.
-Что ты такое говоришь?
-Правду.



Валерия Аристова

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться