Другие правила

Глава 9. Измена

Несмотря на то, что Валери обещала совсем никому ничего не говорить, первым делом она рассказала все Катрин. Поймав ее до завтрака, Валери сообщила кузине, что Сюзанна окончательно сошла с ума и ночью заявилась в комнату дона Хуана. Катрин побледнела, потом грубо выругалась, чем чрезвычайно развеселила Валери.
-Я сто раз ее предупреждала, чтобы она оставила его в покое! - Катрин сжала руки, - я не понимаю, какие слова нужно найти, чтобы вразумить ее!
-Тем более, что дороги развезло и следующую ночь Сюзанна снова проведет в Шатори, - усмехнулась Валери, глядя во двор на продолжающийся дождь.
-Она и день проведет здесь. Не только ночь. Я не могу все это время ходить за ней следом.
-Ты так не доверяешь Хуану? - удивилась Валери.
-После того, что ты ему наговорила тогда, я думаю, что он вообще на все способен. А уж тебе на зло переспать с хорошенькой девчонкой...
-Мне на зло? - Валери рассмеялась, - а я-то тут причем? Мне какое дело?
-Он же видит, что тебе это неприятно, - ответила Катрин, - это все видят.
-Но мне...
-Прекрати, Валери, - Катрин устало вздохнула, - вы с доном Хуаном ведете себя как престарелые супруги. Может быть вам так весело, но вот Сюзанна в опасности. Я попробую поговорить с доном Хуаном, но я не уверена, что я имею на это право.
-Ты хочешь, чтобы я поговорила? - удивилась Валери, - да он и слушать меня не будет. Просто поднимет брови и сообщит, что это не мое дело. И он будет прав. Это не мое дело.
Валери за завтраком обдумывала слова Катрин. Дон Хуан выглядел как всегда. И как всегда был любезен, особенно с Сюзанной. Но после завтрака Валери все же решила поговорить с ним, хоть этот разговор не предвещал ей ничего хорошего.
Она нагнала его и пошла рядом, подумав, что уже много дней они ни разу не разговаривали. Они ездили вместе в Охотничий домик, но обменивались только короткими фразами, касающимися самой поездки. И все. Валери вздохнула, поняв, что по-настоящему соскучилась по их дружбе. Он предоставил ей полную свободу действий, ни разу не сказал ни слова о ее поведении, о том, что и как должно сочетаться в одежде, ни разу не пришел поболтать с ней утром, и рассказать, какую книгу прочитал, не принес книгу ей. И не спросил ее о том, что она читает, что она делает и не выслушал ее мнения по всем поводам. И не сказал ничего смешного, когда у нее было плохое настроение. Он просто исчез из поля зрения, остался в виде молчаливого телохранителя. Валери много бы дала за то, чтобы не было того разговора и их дружба бы продолжалась, как прежде.
-Катрин очень беспокоится за свою подругу, - сказала Валери, стараясь говорить спокойно и уверенно. Но уверенности не было в ее голосе, как и спокойствия.
Он замедлил шаг, обернулся к ней.
-Да? Ее подруга подхватила простуду? Вчера вечером она была вполне здорова.
Валери вздохнула.
-Ее подруга подхватила дона Хуана, - сказала она, - знаешь, такая испанская болезнь, которая дошла и до Тюрени.
На его губах промелькнула улыбка.
-Чего ты хочешь, Валери? - спросил он.
Валери остановилась. Ей было трудно подобрать слова, чтобы одновременно не показаться ревнивой женой, но как-то обезопасить себя от победы Сюзанны.
-Катрин очень боится, что болезнь ее подруги окажется смертельной, - сказала она, - или как-то еще повредит ей.
Он усмехнулся:
-Это вряд ли.
-Ты обещаешь, что не будешь... спать с ней? Ты обещаешь? Катрин будет счастлива, - Валери заглянула ему в глаза.
Хуан помолчал. Сердце больно билось о грудную клетку. Одна только мысль, что он все-таки небезразличен Валери, разрушила стену, выстроенную им за много дней, проведенных в одиночестве, и все эмоции вырвались наружу. Сдержать их стоило ему огромных усилий.
-Если тебе это неприятно, то я могу обещать, - сказал он, смотря ей в глаза.
Валери пожала плечами:
-Это не мое дело, - сказала она и тут же прикусила язык. Но было поздно.
Он отвернулся.
-Тогда и я не обязан отчитываться о моих делах.
Зачем она снова обидела его, она не знала. Просто сорвалось с языка.
-Я не хотела обидеть тебя, - сказала она быстро, - Мне не все равно. Просто это не мое дело.
-Валери, - Хуан взял ее за плечи и крепко сжал, - я сделал все, что ты хотела. Поэтому, прошу тебя, оставь меня в покое. Вряд ли ты бы оставила дона Родриго, если бы я сказал, что мне не все равно, верно?
-Но ты же не любишь Сюзанну! - воскликнула она, а потом испугалась, а вдруг она не права, вдруг что-то изменилось?
-Пока еще нет. Но, возможно, я постараюсь ее полюбить, - сказал он, - потому что у меня все равно нет ни одного шанса из тысячи.
Он ушел, а Валери осталась стоять понимая, что только что все испортила окончательно. Что этот разговор ни к чему не привел, что она снова обидела его, и что ее предыдущие слова он никогда ей не простит.

... 

Сюзанна ждала его в гостиной. За окном все еще шел дождь, и парк стоял под дождем совсем промокший. Ближайшие два дня и речи не могло быть о том, чтобы вернуться в родительский дом.
Скрипнула дверь и появился дон Хуан, как всегда спокойный и элегантный. Она задохнулась, от радости, только увидев его. Сегодня она была ближе к своей мечте, чем когда либо. Сегодня она наконец-то победит заносчивую кузину Катрин де Шатори.
Дон Хуан был совершенно выбит из колеи после разговора с Валери. За одну минуту он обрел надежду и снова потерял ее. Ему хотелось забиться куда-нибудь в уголок и спрятаться ото всех, но вместо этого ему пришлось сдержать слово и пойти на разговор с Сюзанной де Лесси. Которой ему было совершенно нечего сказать.
Позже он никак не мог вспомнить, как же так получилось, что вечером он очнулся в ее постели. Он совершенно не собирался делать ничего подобного. Но память опять же заботливо стерла почти все то, что предшествовало пробуждению. Все это время он думал только о разговоре с Валери. Прокручивал каждое слово, каждый ее жест, надеясь выискать в них что-то, в чем можно было бы найти утешение. Но ничего не было. Валери оставалась далека от него и совершенно холодна.
Зато Сюзанна была близка и горяча. Наверно он повелся на ее тепло, ища утешения и успокоения в ее любви. Красивая и податливая, она радостно принимала его, шепча слова страсти, и ему было нечего ответить ей. Никакого успокоения и утешения во всем этом не было. Временное забытье, и только. А потом он лежал рядом с ней, уткнувшись в подушку и думал, что неплохо бы жениться на этой девушке, которая любила его, его самого, и готова была бы исцелить его израненное сердце, если это вообще возможно.
Вечером он как всегда повез Валери в Охотничий домик. По дождю и бездорожью. Смотреть на нее ему стало еще больнее, и, возвращаясь обратно, он понял, что не имеет права жениться на Сюзанне. Просто потому, что сделает несчастной совершенно невиновную ни в чем девушку.
Сюзанна снова ждала его у него в комнате. И тогда он рассказал ей все. Все, что было можно ей знать. Про Валери. И про то, что он не имеет права делать несчастной ее, Сюзанну, просто потому, что несчастен сам.
-Но вы не делаете меня несчастной, - сказала она, вытирая слезы. Все, что говорила Катрин оказалось правдой, но все зашло слишком далеко, чтобы она могла отступать, - вы делаете меня счастливой. Я не требую, чтобы мы шли в церковь... я вчера сказала вам, что никогда не буду требовать ничего подобного. Я прошу вас, давайте оставим все, как есть.
Он молчал. Почему же у него все время так выходит с Валери? Что бы он ни делал, получается только хуже. Сначала он пытался ей угодить, потакать всем ее прихотям — она полюбила другого. Он стремился сделать так, как считал лучше для нее — она оттолкнула его. Он стал делать так, как лучше для него самого... и окончательно запутался.
Сюзанна молчала, глядя на него сквозь слезы, и ждала ответа. На самом деле он обязан жениться на ней, на этой девчонке, которая воспользовалась моментом его слабости. Но жениться он не мог. Он бы сразу же возненавидел ее, а она этого не заслужила. Поэтому совершенно не важно, согласится он сейчас или откажется. Изменить ничего нельзя. А Валери абсолютно все равно, что он делает. Как она там сказала? Она сказала, что это не ее дело.
-Хорошо, - ответил он Сюзанне, - давайте оставим все так, как есть.

...

Комкая в руках записку Валери, Катрин постучала в ее двери. Дверь тут же распахнулась и Сафи провела ее в маленькую гостиную, обтянутую белой тканью.
Валери сидела на софе и заливалась слезами. Катрин вопросительно взглянула на Сафи, но та только пожала плечами и ушла к себе в комнату.
-Что случилось, Валери?
Та подняла на нее заплаканные глаза.
-Что-то с доном Родриго? - спросила Катрин.
Валери отрицательно покачала головой.
-Он мне изменил!
-Дон Родриго?
-Да нет же, Хуан! Он мне изменил!
-Откуда ты знаешь? Он тебе сам сказал?
Валери снова покачала головой, растирая по лицу слезы, потом кивнула на раскиданные по столу карты с яркими картинками:
-На картах выпало.
-И это все? - удивилась Катрин, - ты это просто придумала?
Валери перестала плакать и уставилась на Катрин:
-Карты не врут, - сказала она, - но и есть еще другое. Он совсем по-другому себя ведет. Я же вижу. И карты...
Катрин было нечего ответить на это. Она подошла к кузине и села рядом:
-Валери, вряд ли ты можешь удержать их обоих. Зачем тебе два мужчины? Ты выбрала дона Родриго.
-Но я не отпускала Хуана! Он принадлежит мне. По крайней мере до того момента, как мы с доном Родриго поженимся, - она всхлипнула, - Катрин, я не знаю... я запуталась... но мне очень-очень плохо...
-Так реши для начала, кто тебе нужен из них. Ты выбрала одного. Вот и будь с ним.
Валери молчала, вытирая глаза. Она на самом деле выглядела очень несчастной, как маленькая девочка, потерявшаяся в толпе.
-Я не могу позволить Хуану такую связь. Он может влюбиться в нее! Что мне делать, Катрин? Что мне делать?
Катрин не ответила, но кузина ее плакать перестала. Она умылась, вытерла лицо и стала приводить себя в порядок.
-Я совершенно уверена, я знаю, что они стали любовниками, когда Сюзанна гостила у нас. Когда шел дождь, помнишь?
-Да.
-С тех пор они все время вместе. Постоянно. А я перестала чувствовать его. Как будто его рядом нет. Даже когда мы едем в домик, он далеко.
-Но он же провожает тебя?
-Он дал слово Филиппу, что не отпустит меня никуда одну.
Катрин не ответила. Она встала и подошла к окну, и как на зло сразу же увидела их — Сюзанна в ярком розовом платье опиралась на руку дона Хуана. Они прогуливались по полянке, и было очевидно, что оба весьма довольны друг другом. Правда, Катрин подозревала, что место для прогулки выбрано неспроста — прямо под окнами Валери. Валери тоже подошла к окну и встала рядом. Слез уже не было, и лицо ее было задумчиво.
-Если он любит ее, то ничто не помешает их счастью, правда, Катрин? - сказала она тихо.
-Если любит, то да.
-А если не любит, то ничего и нет, - продолжала Валери.
-Что ты хочешь сказать этим?
-Увидишь.



Валерия Аристова

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться