Другие правила

Глава 11. Выбор

Прошло несколько дней после пропажи Сюзанны. За это время Валери и дон Хуан снова стали неразлучны. И если раньше Катрин казалось, что совершенно невозможно любить двух мужчин одновременно, то теперь она стала сомневаться в этом. Валери явно выделяла дона Хуана, и относилась к нему совсем не так, как, к примеру, к тому же Андре де Турне или Жаку. Андре и Жака она скорее терпела, хоть и поощряла их ухаживания. Но общества дона Хуана она искала сама, и всегда была рада его видеть. Катрин терялась в догадках, кого же выберет Валери, хотя, похоже, Валери считала свой выбор сделанным. Она постоянно болтала о доне Родриго, совсем не стесняясь дона Хуана, и жила ожиданием, когда же ее возлюбленный наконец-то дождется своих известий и они поженятся.
Странная ситуация, сложившаяся между Валери и Хуаном ничуть не мешала Валери делать то, что она хотела. Вечером они ехали в Охотничий домик, и она скрывалась за его дверями, бросая Хуана в темноте ожидать ее возвращения. Потом она возвращалась, стараясь, чтобы дон Родриго как можно меньше встречался с Хуаном, и они ехали обратно, но теперь уже не молча, как раньше.
Катрин видела, что дон Хуан думает о быстро приближающемся расставании с Валери и старается как можно больше бывать в ее обществе, коснуться ее, просто быть рядом. Он боялся потерять любую минуту, которую мог провести с ней, и несколько раз Катрин заставала их в объятьях друг друга, и эти сцены ну никак не вязались в ее голове с верностью Валери своему возлюбленному.

Однажды Катрин наблюдала сцену, когда сидя в беседке в дальней части парка, Валери и дон Хуан долго целовались, после чего он никак не мог выпустить ее из объятий, и, Катрин могла бы поклясться, что на глазах его были слезы. Валери что-то ласково говорила ему, гладя ладонью по лицу, и это все опять же никак не могло уложиться в голове у Катрин. Она всегда была уверена, что любовь никак не может позволить себе измены, даже такой незначительной.
В эти дни Валери стала все чаще ссориться с доном Родриго. Видимо тот почувствовал изменение в их с Хуаном отношениях, и закатил ей сцену ревности. Он потребовал, чтобы «этот щенок» даже на шаг не приближался к ней, но потом вынужден был отпустить Валери в ночь с тем самым щенком. Он смотрел им в след, понимая, что теряет Валери и все его усилия были напрасны. Если они не поженятся в ближайшие несколько дней, Валери навсегда уйдет из его жизни. К сожалению, дон Родриго на самом деле ожидал посланца и не мог венчаться не получив письма, которое тот вез.
Трудно сказать, любил ли дон Родриго Валери де Флуа, но потерять ее вот так, отдав этому смазливому молокососу, он не мог себе позволить. Но и сделать ничего он не мог, запертый в золотой клетке Охотничьего домика наедине со склочной старухой. Оставалось только беситься и ждать, когда же фортуна снова ему улыбнется. Денег на обратную дорогу у него все равно не было. Поэтому дон Родриго решил потянуть немного время и, даже если его посланец не вернется в ближайшие дни, пойти ва-банк и жениться на Валери. А уж там, завладев ее наследством и драгоценностями, уехав как можно дальше от гнева ее брата, он придумает, что делать. Бродя по комнатам домика, он дал себе срок до конца недели, и если до конца недели ничего не изменится, он поведет Валери к алтарю, после чего наконец-то выберется из этого ада в большой мир, а заодно отомстит своему сопернику, выдернув заметавшуюся между ними невесту из под самого его носа.
Валери ничего не знала о его мыслях, но она очень не любила разного рода сцен. И для нее стало сюрпризом, что дон Родриго, всегда насмешливый по-отношению к другим, может обернуть свое оружие против нее. Более того, она никогда не видела его в таком гневе. Он метался по комнате и сыпал неприличными ругательствами в адрес Хуана, Филиппа и ее самой, от чего у Валери начала болеть голова. И, наконец-то выйдя из домика, она оказалась в объятьях Хуана, который долго утешал ее, но ничего не сказал ни о доне Родриго, ни о том, что он обо всем этом думает. Контраст был настолько очевиден, что Валери впервые посмотрела на них обоих другими глазами. Розовая пелена начала спадать с ее глаз, но пока еще не спала до конца, и она всеми силами пыталась удержать ее на месте. Проплакав всю ночь у себя в комнате, к утру она решила, что раз дон Родриго набросился на нее из ревности, то когда Хуан исчезнет из поля зрения, ничего подобного, конечно же, не повториться. Ведь дон Родриго — добрый и благородный человек, который на самом деле любит ее, ведь ради нее он не побоялся ни дальней дороги, ни тюрьмы, ни смерти. 

... 

К концу той самой недели, которую отпустил себе дон Родриго, Валери, Катрин, Сафи и дон Хуан отправились в Тур, чтобы хоть как-то развеяться, побродить по магазинам и навестить виконта де Турне. Валери подозревала, что тот не будет рад дону Хуану, но сделать было ничего нельзя. Филипп приказал выезжать из замка только в его сопровождении, и этот приказ Валери боялась нарушать.
Весь день они посветили походам по магазинам, накупили множество ненужных вещей, и, уже под самый вечер отправились к дому графа де Турне. Дом стоял немного в стороне от города на высоком холме, и дорога шла туда через поля.
Валери закрыла глаза, положив голову на плечо дону Хуану, а Катрин и Сафи, сидевшие напротив, весело болтали. День удался и вечер тоже обещал быть веселым, когда их карета резко остановилась, и снаружи послышались голоса. И один голос, от которого Валери резко открыла глаза, вскочила и выглянула в окно.
-Добрый вечер, сестренка, - сказал Филипп, открывая дверцу кареты и подавая руку побледневшей Валери.
Она оперлась о его руку и буквально выпала в его объятья. Филипп поставил сестру на ноги и окинул ее взглядом с головы до ног. Лицо его, освещенное последними лучами солнца, не предвещало ничего хорошего.
-Я вижу, что ты весело проводишь время, - сказал Филипп и отстранился.
Следом за Валери вышел дон Хуан, бледный, как его рубашка, и низко поклонился. Сафи испуганно сжала руку Катрин.
-Он поклялся, что узнает и убьет его, - прошептала она ей на ухо, - Ката, мы не можем дать убить мессира Хуана!
-Я рассчитывал на ваше благоразумие, дон Хуан, - Филипп пожал плечами, - мне очень жаль, что это отказалось не так. Но я честно не понимаю вас. Вы были в шаге от победы, но сломались. Зачем?
Дон Хуан спокойно смотрел на него. Потом пожал плечами, но ничего не ответил.
-А я ведь рассчитывал на вас, дон Хуан, - продолжал Филипп видя, что тот не намерен отвечать, - Мне было бы очень спокойно, если бы вы женились на моей сестрице и избавили меня от забот о ней. Очень жаль, что вы заигрались в благородство. Мне придется сдержать обещание, а Валери пусть посмотрит, что бывает с предателями.
Хуан снова промолчал. Он смотрел на Валери, которая кусала губы, стараясь не расплакаться. Катрин и Сафи прижались друг к другу в карете, боясь пошевелиться.
-Он может все, - прошептала Сафи одними губами, так, что Катрин с трудом слышала ее, - он может абсолютно все. Зачем Вали разозлила его?
-Ты не сделаешь этого, - вдруг сказала Валери, шагнув к брату, - отпусти его. Я поеду с тобой.
-Новый хитрый план? - улыбнулся Филипп.
-Нет. Никакого плана нет...
-Пока нет. Но ведь будет?
-Я поеду с тобой туда, куда ты захочешь меня увезти. Оставь Хуана в покое. Он не виноват ни в чем. Это я его заставила. Все, что он делал — это было мое желание.
Филипп кивнул:
-Конечно. Но он делал это добровольно. И я заранее предупредил его. Поэтому вряд ли ты сможешь оправдать предателя. Но зато ты сможешь вдоволь налюбоваться на его казнь, - он усмехнулся, - жаль, что ты не захотела выйти за него замуж. Я искренне расстроен этим, Валери.
-Филипп! - Сафи вылезла из кареты и подошла к нему, - Филипп, я тоже прошу за мессира. Прости его. Ты же знаешь, против игры Вали редко кто может устоять. Мы честно нахимичили с ней в Мадриде. И здесь не обошлось без помощи химии. У мессира не было шансов.
-Это ложь, Сафи, - он потрепал ее по волосам, - моя сестрица ослушалась меня. И все вы ей помогали. И ты тоже. И ваш мессир. Так что прощайтесь с ним, хоть мне и жаль, что все так вышло.
-Ты не сделаешь этого! - Валери отступила на шаг, закрывая собой Хуана, и сжала кулаки, - ты превратился в тирана! Ты мешаешь мне быть счастливой! Ты стал не братом, а врагом! Если ты хоть пальцем тронешь Хуана, я навсегда возненавижу тебя!
Филипп рассмеялся:
-Я обещаю не трогать его пальцами, - сказал он сквозь смех, - вряд ли это понадобится. Но ты сделала свой выбор. Выбрала достойного себя человека. Думаю, что я оставлю тебя пожинать плоды этого выбора. И вряд ли захочу помочь тогда, когда тебе потребуется помощь.
-Мне никогда больше не потребуется твоя помощь, - прошептала Валери, - мы были вместе столько лет, и я всегда боготворила тебя! Но ты сумел убить все, что было между нами! Если ты тронешь Хуана, я прокляну тебя!
Он склонил голову на бок и хотел ответить, но тут дон Хуан, которому надоела эта перепалка, отстранил Валери и подошел к Филиппу:
-Не стоит защищать меня, Валери, Лучше езжай домой. Мы с доном Филиппе сами решим все наши споры.
Валери нервно рассмеялась:
-Ты думаешь, что он будет честно сражаться с тобой? Хуан, да ты не знаешь Филиппа! Ты даже не подозреваешь, кто он на самом деле! Я говорила тебе, но ты не верил! Филипп клялся не использовать свои умения в личных целях, клялся на крови! Но...
-Вали! - прервала ее Сафи, но Валери не слушала:
-Филипп, давай же, покажи, на что ты способен! И все ради того, чтобы заставить меня делать только то, что хочешь ты!
-Замолчи, - сказал он тихо.
-Валери, я хорошо знаю, о чем идет речь, но прошу тебя не вмешиваться, - сказал дон Хуан.
Но Валери не слышала его, она вся дрожала, щеки ее пылали, и обращалась она только к Филиппу:
-Ты возомнил, что ты — бог! Майрут предупреждала, что такое бывает с сильными людьми! Ты клялся, что не станешь применять силу, но ты все время следишь за мной, ты заставляешь меня делать то, чего я не хочу! Ты готов применить силу ради убийства!
-Готов. Особенно если ты сейчас же не замолчишь!
-Я не замолчу! В чем я виновата? В том, что полюбила не того, кто понравился тебе? В том, что не хочу выйти за того, кого ты для меня присмотрел? Что-то пошло не так и маленькая Вали посмела иметь свое мнение, не такое, как у тебя?
-Замолчи, Вали! - он схватил ее за плечи и сильно встряхнул, - если ты не замолчишь, то каждое твое слово будет убивать твоего Хуана, но медленно и болезненно. Ты знаешь, как такое бывает!
-Ты не сделаешь этого!
-От чего же? - он поднял руку и сжал кулак. В этот же момент дон Хуан согнулся в три погибели от резкой боли и со стоном упал на землю.
-Прекрати! - закричала Валери.
Но он не прекратил. Валери сжала губы, смотря, как Хуан борется с болью. Когда боль утихла, она подошла и встала рядом с ним на колени, пытаясь ему помочь. Лицо его было белее мела, глаза закрыты, он боялся пошевелиться, даже почувствовав ее руки на своих плечах. Он хорошо знал, о чем говорит Филипп, и однажды видел это в действии. Он отлично знал, с кем связался, но не ожидал, что Филипп применит свои умения против него. Валери попыталась поднять его, обняла, чувствуя его дрожь, но тут ее остановил оклик Филиппа.
-Отойди, - сказал Филипп.
Валери в испуге отпрянула от Хуана, оставив его одного.
В темноте кареты Катрин зажала рот ладонью, чтобы не закричать. В отличии от дона Хуана, она не подозревала до этого момента, с кем имеет дело.
-Прекрати, Филипп, - сказала Сафи и коснулась его руки, - все же не стоит этого делать. Есть и другие способы его убить. Более приемлемые.
Валери молчала. Филипп разжал руку:
-Почему же? Мне хочется, чтобы моя любимая сестренка посмотрела, к чему приводят необдуманные действия.
-Ты не станешь делать этого, - повторила Сафи.
-Придется и тебя попросить молчать, - ответил он.
Сафи испуганно закрыла рот и уставилась на дона Хуана, поднявшегося на колени и пытавшегося заставить работать ослабевшие ноги.
-Теперь я могу надеяться, что моя сестрица выслушает меня, - Филипп усмехнулся, - и, больше того, будет более сговорчива. Есть два варианта развития событий. Первый, Валери, заключается в том, что ты прямо сейчас садишься в карету и показываешь мне путь к укрытию, где живет твой ненаглядный охотник за приданым. Мы едем туда, и я обещаю быть гуманным к нему. Он умрет быстро. При этом я отпущу дона Хуана на все четыре стороны.
Валери покачала головой, но Филипп поднял руку и она в ужасе остановилась.
-Второй вариант: я отпускаю тебя и твоего Родри. Вы можете делать все, что угодно. Даже пожениться. Вы никогда меня не увидите. Но и помощи от меня тоже не жди. Этот вариант тебе нравится больше?
Валери кивнула.
-Отлично. Но за это ты смотришь, как я медленно убиваю дона Хуана. Будучи человеком добрым, я позволю тебе уйти с финальной стадии и добью его в одиночестве.
-Нет! - прошептала она, - прошу тебе, нет!
Это была ее ошибка. Каждое ее слово причиняло дону Хуану нечеловеческую боль, он снова упал в траву и затих, когда Валери в ужасе замолчала.
-Ты не можешь заставлять меня выбирать между ними! - через некоторое время произнесла она, смотря, как Хуан корчится в судорогах при каждом ее слове.
-Я вижу, тебе нравится, - рассмеялся Филипп, - продолжим, сестрица?
Только в этот вечер Катрин начала понимать, кто же такие ее кузены. Она в ужасе содрогалась при мысли, что этот человек, причиняющий страдания другому даже не коснувшись его рукой — ее кузен Филипп, который ей всегда нравился, который был для нее чуть ли не идеалом мужчины! А эта девушка, понимающая, что каждый звук, который она произносит, убивает ее друга — ее возлюбленная кузина, ставшая ей сестрой за совсем недолгий срок. Она забилась в самый угол кареты, и закрыла глаза, надеясь проснуться и оказаться в своей спальне, а не на вечерней дороге среди полей, где молодой высокий человек в черном издевательски смеялся над своей сестрой, предложив ей выбирать между ее возлюбленным и ее женихом.
Валери жестами показала, что хочет ответить. Он убрал руку.
-Хорошо, говори. Только быстро.
Валери закрыла на секунду глаза.
-Я хочу попрощаться с Хуаном, - сказала она, почувствовав, как из-под век хлынули слезы, - а тебе я этого никогда не прощу. И никогда не обращусь за помощью. Никогда.
Он поднял руку и она замолчала.
-Прощайся, - ответил он, пропустив мимо ушей все остальное, - у тебя две минуты.
Валери подошла к Хуану, сжавшемуся в комок в высокой траве. Он спрятал лицо, закрыв голову руками, и не пошевелился, когда Валери подошла к нему. Боль, которую причинил ему Филипп, была ничем по сравнению с ее поступком. Боясь, что она увидит его слезы, даже если спишет их на физическую боль, он замер, ожидая, когда она уйдет.
Она тронула его за плечо, провела рукой по волосам. Ее нежность была хуже, чем если бы она пнула его ногой. В этот момент он отчетливо понял, как сильно ненавидит ее.
-Прости меня, пожалуйста, - прошептала она, и слезы хлынули по ее щекам, - прости меня!
Хуан никак не отреагировал на ее слова, а Филипп сделал жест рукой, от которого Валери вскочила и бросилась к карете, увлекая за собой Сафи.
-Ты не имеешь права так поступать! - крикнула Сафи, но тотчас замолчала, видя, как он сжимает пальцы в кулак.
В полном молчании они сели в карету, совершенно обалдевший кучер хлестнул лошадей и помчал их прямо через поля в замок Шатори. Валери рыдала навзрыд, закрывая лицо руками. Сафи сжимала ее в объятьях, шепча слова утешения, хотя, конечно же, они были совершенно бесполезны. А Катрин подумала, что дон Родриго мог быть доволен. Филипп сделал всю работу за него. Он избавил его от соперничества с Хуаном, а заодно дал возможность творить все, что ему заблагорассудится.
-Остановите! - вдруг закричала Валери, когда они отъехали на какоей-то расстояние, а ночь взяла свои права, сделав дорогу едва видимой, - мы возвращаемся! Я не могу этого допустить!
Вскоре они вернулись на то место, где оставили Филиппа и дона Хуана. Но дорога была совершенно пуста. Валери упала на колени там, где трава была примята, где лежал еще недавно дон Хуан, и истерически разрыдалась.
Катрин же не могла плакать. Она смотрела в ночь, пытаясь почувствовать что-нибудь, понять, что же произошло между Филиппом и доном Хуаном. Катрин вспоминала, как впервые увидела дона Хуана, как он стоял во дворе замка в свете солнца, а она смотрела на него из окна. Она не верила, не хотела верить в его смерть.



Валерия Аристова

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться