Другие правила

Глава 17. Письма

Первое письмо было весьма коротким. Не письмо, записка.
«Сеньор, ваше повеление выполнено. Вы свободны»
И все.
Катрин взглянула на дона Хуана. Тот задумчиво смотрел в окно.
Она отложила записку и взялась за гербовое письмо.
«Уважаемый сеньор дон Родриго,
С прискорбием вынужден сообщить вам, что ваша супруга, сеньора Розалина Альмасан скончалась от приступа неизвестной болезни. Она угасла в течении двух суток и врачи ничем не смогли ей помочь. Ваш сын сеньор Энрике ожидает вас в Ровенне в моей семье.
С уважением,
Морисио Пампонне»
-Его супруга? - переспросила Катрин, нахмурив брови.
Дон Хуан обернулся к ней.
-Читайте дальше. Мне очень важно ваше мнение обо всем об этом. Там еще много всякого интересного.
Катрин выбрала небольшую бумажку и развернула ее.
«Дайте время ей родить. До рождения наследника ничего не предпринимайте. Р.А.».
И все. Катрин сжала губы. В голове у нее стала складываться весьма нелицеприятная картина.
Далее следовало небольшое письмо, написанное той же рукой, что и предыдущая записка.
«Возлюбленная Розалина,
С тех пор, как я расстался с тобой, мысли мои только о тебе одной. Я все время вспоминаю твои прекрасные глаза, твои мягкие губы, твою улыбку, от которой хочется жить и любить. Я засыпаю с мыслью о тебе и не хочу пробуждаться ото сна, так как во сне я всегда с тобой. Ангел мой Розалина, только ты царишь в моей душе. Долгая разлука убивает меня. Я мечтаю вернуться как можно скорее и сжать тебя в объятьях, коснуться твоих губ, волос, прижаться к твоей груди. Для меня нет женщины прекраснее и желаннее тебя, моя Розалина! Жизнь такова, что человеку приходится долгое время находиться вдали от своего сердца, а без сердца тяжело дышать, и краски жизни меркнут перед глазами. Мое сердце похитила навсегда ты, Розалина, и хранится оно у тебя. Ты держишь его своими нежными руками, и только ты можешь сохранить его в целости, но ты же можешь и разбить на мелкие кусочки.
Любимая, прекрасная Розалина, я счастлив, что скоро родится наш наследник, в котором соединятся наши сердца навсегда. Он будет частью нас, тебя и меня, и мы оба будем с нежностью и любовью прижимать к груди и ласкать частичку нас с тобой. Я страдаю от мысли, что я не увижу его рождения, и не смогу сразу же после поцеловать свою ненаглядную жену и своего сына или свою дочь. Но как только будет такая возможность, я сразу же вернусь к тебе. Я буду безумно счастлив благодарить тебя за подарок, который ты готовишься преподнести мне. И нет ничего прекраснее этого подарка!
Розалина... Мне так приятно писать твое имя, я привык засыпать с ним на губах, и просыпаться. Я беру перо и пишу твое имя на листе бумаги. Как оно прекрасно, звучно и наполняет меня нежными воспоминаниями. Розалина... ты счастье мое и проклятие. Я не желаю жить вдали от тебя. Но ради тебя и нашего наследника я готов оставаться вдали еще некоторое время. Прости, что я не успел закончить дела раньше, чтобы быть рядом с тобой в твой трудный час. Но знай, что я всегда думаю о тебе. Я мечтаю о тебе. И обязательно буду рядом, даже и в мыслях.
Твой Родриго».
Катрин отложила письмо и сидела молча, теребя конец манжеты. Дон Хуан смотрел в окно. Им было страшно произнести хоть слово. Катрин взяла следующую бумажку.
«Дорогой милорд,
Я прилагаю эту записку к моему сообщению, чтобы информировать вас о вашей задолженности передо мною в размере тысчи ста фунтов стерлингов. Если она не будет погашена в ближайшие дни, я перестану поставлять вам нужную вам информацию. Р.»
Дальше шла бумага, написанная совсем другим почерком.
«Сеньор,
Отправляю вам то, что мне удалось найти на запрашиваемого вами дона Родриго Альмасана. Мне удалось встретиться с его родственником, весьма информированным господином. Вот что он рассказал. Дон Родриго происходит из знатной обедневшей семьи из Арагона. Попав в Мадрид, он женился на совсем юной девушке из мещанского сословия, донье Иоланте Гонсалес, наследнице крупного состояния. Ее состояние было промотано им за два года, дон Родриго проиграл дом, в котором они жили, и все драгоценности своей жены в карты, после чего убил на дуэли своего соперника. Но, поскольку проигрыш был зафиксирован и задокументирован, деньги вернуть ему не удалось. Бросив жену, дон Родриго бежал из Испании в Англию от мести родственников убитого. Там он был обласкан при лондонском дворе, и имел множество знатных и богатых любовниц, которые неплохо содержали его. После проигрыша в Мадриде ему удалось бросить игру, и долгое время он предавался красивой жизни, спуская огромное количество денег, пока его не вызвал на дуэль один из самых знатных людей королевства. Убив соперника, дон Родриго был вынужден покинуть Англию и направился в Амстердам. Там все повторилось заново, но дон Родриго снова пристрастился к игре. В Амстердаме он получил известие о смерти своей жены, что его очень обрадовало. Дон Родриго переехал в Италию, где занялся поиском богатой невесты. В Ровенне он познакомился с красивой воспитанницей не знатного, но богатого дворянина Морисио Папонне сеньоритой Розалиной. Сеньорита была дочерью покойного кузена сеньора, который не оставил ей никакого состояния. Но дон Родриго считал, что сеньорита Розалина — дочь сеньора Папонне, так как она носила ту же фамилию, и что он даст за ней богатое приданое. После бурного и красивого романа дон Родриго сделал предложение, и только после этого узнал, что девушка бедна. Сеньор Папонне давал за ней в десять раз меньше денег, чем рассчитывал дон Родриго. Но отвертеться от брака с нею ему не удалось. Покинув молодую жену как можно скорее и забрав все деньги, дон Родриго вернулся в Мадрид, где познакомился с вашей сестрой. Там же ему сделал хорошее предложение английской посол, знакомый ему еще по лондонским временам. Дон Родриго стал получать какие-то деньги от английского посла и жизнь его снова наладилась. Постоянная нехватка денег и желание во что бы ни стало разбогатеть, а так же, возможно, некоторые чувства к вашей сестре, заставили его пойти на преступление и послать человека, который избавил его от ставшей ненужной жены. К его чести, он приказал своему человеку подождать, когда та разрешится от бремени.
Это все, что мне известно о доне Родриго,
с уважением. Н.»
-Еще лучше, - Катрин поставила локти на стол и положила на них подбородок. Потом она вздохнула и стала дальше перебирать бумаги.
Там были донесения о личной жизни дона Родриго, о череде дуэлей, драк и разборок, в которых он участвовал, сведения о разных женщинах, чьим любовником он был, отчеты английской полиции о расследовании какого-то дела с ограблением. Катрин просматривала их, и яркая, бурная и насыщенная событиями жизнь дона Родриго представала перед ней в полном объеме. Любовь, интриги, шпионские страсти, карты, дуэли, дороги, погоня за деньгами — всего этого было в избытке.
-Да этот господин не скучает, - сказала Катрин, складывая бумаги в конверт, - даже не представляю, как он выдержал месяц в Охотничьем домике.
Дон Хуан усмехнулся:
-Да еще наедине с мадам Гастон.
Катрин засмеялась. О мадам Гастон она была наслышана:
-Браво, дон Хуан.
Он подошел к ней, помог сложить все бумаги. Движения его были как всегда спокойны и уверенны. Катрин позавидовала его умению владеть собой. Ее руки тряслись от возбуждения и нервного напряжения.
-Что вы думаете, Катрин? - он стоял перед нею, и брови его съехались на переносице, - должна ли Валери знать то, что находится в конверте? Или лучше его сжечь?
Катрин помолчала, барабаня пальцами по столу.
-Если передать ей конверт, то завтра же вы поведете ее к алтарю, - сказала она, - это будет чистая победа.
-Но она только что потеряла брата, - ответил он, - жестоко сразу же лишать ее еще и возлюбленного.
Катрин подняла голову:
-То есть лучше позволить ей выйти замуж за картежника, убийцу и охотника за состоянием? На сколько хватит ее денег? На два года, три?
-Лет на десять, - грустно усмехнулся он, - если не ставить на кон сразу все.
-Вы совсем не думаете о себе? - спросила она, вставая. Ей хотелось выйти в парк, на воздух, где было легче дышать, но вместо этого она подошла к окну и распахнула створку. Ветер ворвался в комнату, зашевелил занавески и зашелестел страницами раскрытой на столе книги.
-Поэтому я и просил вас прочитать все это, - ответил он, - я не могу судить беспристрастно. Но мне даже страшно подумать, что будет с Валери после такого удара. Хотя будь моя воля, я бы уже мчался к ней с этим конвертом и сам бы зачитывал ей цитаты из письма дона Родриго жене.
Катрин вспомнила письмо-предписание, полученное ею от Жоржа де Безье, и мысленно сравнила два письма. И, не смотря на вульгарный стиль письма сеньоре Розалине, Катрин призналась себе, что получить подобное письмо гораздо приятнее, чем то, что получила она. Даже если первое написано неискренне, а второе, возможно, в минуту страсти. Все равно она чувствовала бы себя счастливее, если бы Жорж назвал ее хоть раз ангелом или возлюбленной Катрин, а не просто мадемуазель де Шатори.
-Я уверена, что Валери должна знать правду, - сказала она, - и мне непонятно, почему вы жалеете ее. Ведь она не пожалела вас, когда уезжала, оставляя вас на мучительную смерть.
Дон Хуан отвернулся, и Катрин сразу же раскаялась в своих словах.
-Потому что она не любит меня, а я ее — люблю, - резко сказал он, - И не хочу заставлять ее страдать, если этого можно избежать.
-Думаете, ради избегания страданий нужно скрыть от нее правду о ее женихе? Да она со дня на день выйдет замуж за этого человека.
-Возможно, ей будет интересно с ним, - парировал дон Хуан.
-А еще интереснее ей будет, когда он бросит ее сразу же, как у нее закончатся деньги, а потом еще и пошлет к ней убийц, если найдет себе новую наследницу. Отличная участь.
-Но даже информатор Филиппа пишет, что дон Родриго имеет к Валери какие-то чувства.
Катрин смотрела на него, как на сумасшедшего.
-Чего вы хотите, дон Хуан? - спросила она, - вы сошли с ума? Вы имеете все шансы добиться Валери, но уговариваете меня не отдавать ей конверт. Мне кажется, это за гранью добра и зла.
-Я не могу судить, - повторил он, - возможно, мне кажется, что все гораздо хуже, чем есть на самом деле. Валери тогда, в парке, объяснила мне, что тоже имеет право на чувства. И имеет право выбрать того, кого захочет сама. Ну, вы помните. Я долго думал об этом.
-И зря думали, - Катрин подошла к нему и коснулась его руки, - дон Хуан, вы хотите отдать Валери в руки потенциальному ее убийце. Вы в своем уме? Идите и отнесите ей этот конверт. Она имеет право знать правду.
Он покачал головой.
-Это будет нечестно, - сказал он, - удар в спину.
-Никакой это не удар. Это та самая правда, которую вы всегда стремитесь говорить. Но вы готовы сделать что-то во вред себе, даже скрывать правду. Почему бы вам не повредить немного дону Родриго?
-Потому что она любит его, - просто ответил он, - дон Родриго под ее защитой.
-Розалина тоже любила его, если помните.
Повисло молчание.
-Хорошо, - сказал дон Хуан через минуту, взял конверт и быстрым шагом направился к выходу.
Дверь хлопнула, и Катрин осталась одна. Она стояла у окна, смотря во двор. Она не знала, была ли права. Она сыграла на стороне дона Хуана, просто из симпатии к нему, а не из любви к своей кузине или чувства справедливости. Вполне возможно, лучше для всех было бы избавиться от этого конверта. В том числе и для дона Хуана.

....
Через час, когда Катрин уже решила, что дон Хуан забыл про нее, дверь тихо отворилась, и он зашел в библиотеку. От его боевого настроения не осталось и следа. Зато на щеке красовались две царапины совершенно очевидного происхождения.
Катрин встала. Он подошел к ней и бросил конверт на стол.
-Вы не отдали ей письма? - спросила Катрин.
Он устало покачал головой.
-Нет. Не надо. Есть вещи, которые не нужно знать. Пусть Валери живет так, как считает нужным.
-А вы? - почти прошептала она.
Дон Хуан поднял на нее глаза.
-Мать просила короля предоставить мне место в колониях. Недавно она писала, что мне предложили место губернатора Доминиканы. Я думаю согласиться.
Катрин села обратно на стул и сложила руки на коленях.
-Она очень сердилась, да?
Дон Хуан отвернулся, ничего не сказав.
-Из-за Филиппа? - спросила Катрин.
Он долго молчал.
-Она почему-то решила, что я убил Филиппа. Это не так... она сказала... много чего. В общем, Катрин, я поеду на Доминикану.
-Она хоть выслушала вас?
-Нет.
Он встал и направился к двери.
-Завтра она выйдет замуж, и я уеду. Больше мне тут делать нечего. Да и с самого начала не было смысла.
Катрин смотрела на закрытую дверь и некоторое время размышляла. Потом встала, взяла конверт и тоже покинула библиотеку.



Валерия Аристова

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться