Другой дом

Размер шрифта: - +

глава двадцатая

Глава двадцатая

- А я всё равно считаю, что это был отличный совет! – заявила Киша, откидывая чуть отросшую челку со лба.

Я только хмыкнула, поправляя длинный ремень сумки:

- Тебе стоит прекращать смотреть тот сериал про женскую тюрьму. Он явно оказывает на тебя влияние.

- Чушь! – отмахнулась Адамс, - Он учит меня жизни. Я готовлюсь к любому возможному повороту событий в моей жизни.

На этой фразе мои брови против воли взлетели вверх, выражая крайнюю степень удивления:

- Ты сейчас хочешь мне в чем-то признаться? Есть проступок в твоей биографии, за который тебя могут посадить?

- Пока нет. Но если человечество не прекратит тупить и тем самым провоцировать меня – я могу и не сдержаться, - мрачно заметила девушка.

Ох уж эти планерки в редакции. С каждым днем они веселили меня всё больше и больше. Киша всё же поддалась уговорам Криса и начала вести колонку критики. Она проезжалась – довольно справедливо, смею заметить – буквально по всем аспектам студенческой жизни, начиная от одежды педагогов и их стиля преподавания, и заканчивая едой в буфете. Получалось у нее очень даже хорошо – Киша по природе своей была довольно остра на язык, и это очень помогало ей в работе.

Но, как и всегда, подруга не могла упустить случая вставить свои пять копеек ив работу других товарищей. Конкретно на последней планерке Киша разгромила милую выпускницу, ведущую колонку советов. Та, в последнем номере газеты девушке, которую парень бросил ради её подруги, наша милая советчица предложила просто понять и простить, потому что, цитирую «плохие эмоции, накапливаясь, портят твою ауру и кожу». Адамс, без лишних предисловий заявила, что это – полная чушь, и что такую подругу нужно как следует проучить.

- Надавать ей по мордашке, чтобы уже не была такой симпатичной! Любой навесной замок засунуть в носок – и с размаху по роже врезать! – вот что предложила наша ласковая неформалка.

Стоит ли говорить, что милые одуванчики, которые представляли бОльшую часть редакции, чуть не грохнулись в обморок от такой кровожадности, редактор уронил на стол свою челюсть, ну а мы с Крисом просто переглянулись, не услышав, по сути, ничего нового? Да, думаю, эти слова будут лишними.

В итоге, Кишу попросили – в наиболее мягкой форме – сдерживать свою агрессию и не вмешиваться в чужую работу. Подруга скривилась, но решила, что ради исключения можно и промолчать. И, посмеиваясь, я поспешила увести девушку из редакции, благо и планерка подошла к концу. Крис, правда, задержался – редактору, который тоже был выпускником, срочно захотелось что-то обсудить с Кингом. Так что мы с Адамс остались исключительно в женской компании.

- Тебе бы витамины какие попить, - усмехнувшись, предложила я, - Может, тогда и мир более радужными красками заиграет.

 - Надеюсь, ты сейчас про реальные витамины, а не про наркоту, - хмыкнула девушка, убирая руки в карманы своих чуть подранных дизайнерских джинс, - Обычно только запрещенные вещества вызывают такой эффект.

- Ничего не могу сказать по этому поводу, потому что никогда не пробовала ничего такого, - пожала я плечами, убирая за ухо одну из косичек.

Да, это тоже было частенько причиной не насмешек, но некоторого непонимания со стороны сверстников. Я и алкоголь употребляла редко и в небольших количествах, а всё прочее просто проходило мимо меня. тут не было никаких высокоморальных причин – мне просто не хотелось, не тянуло на эксперименты. Девственница, которая никогда даже травку не курила – Крис как-то пошутил даже, что меня нужно занести в Красную книгу, как редкий вымирающий вид.

Я хотела было еще вставить пару слов, выражающих мои мысли на этот счет, но не успела – завернув за очередной угол, я впечаталась носом в чью-то широкую грудь, обтянутую мягкой тканью. Ойкнув, и сделав шаг назад, я подняла взгляд, одновременно в этим потирая чуть примявшийся нос – и негромко выдохнула. Потому что – вот он, мой наркотик. Стоит прямо передо мной.

С момента нашего разговора с Кристианом прошло всего пять дней. Смогла ли я что-то решить, в отношении его старшего брата? Черта с два. Нет, я думала, очень много думала – так много, что голова пухла, мешая мне спать ночами. Я представляла себе самые разные варианты развития событий, обещала себе, что перестану прятаться и стану вести себя, как раньше, потом думала, что просто пошлю этого парня, уже через минуту – решала, что нужно найти его и очень серьезно поговорить.

В итоге я не делала ничего, продолжая вести себя, как заправский шпион. Что было непросто, учитывая, насколько яркими и притягивающими внимание были мои друзья. Один Крис, который снова полюбил яркого цвета брюки – красные, зеленые, горчичные – чего стоил. А тут еще и Киша, которая решила, что хватит ей уже ходить с недостаточно яркими волосами, взяла и выкрасила всю голову в синий цвет. Они, словно издеваясь, решили сделать наше пребывание в университете как можно более ярким и незабываемым. И, хоть всё внимание было обращено на них, определенные люди знали – где эти двое, там и я.

И вот теперь определенный человек стоял передо мной. Даже не так – он возвышался надо мной, вынуждая против воли поднимать голову выше, чтобы встретиться взглядом со светло-зелеными глазами. От него, как и всегда, безумно приятно пахло – уже привычные яблоки и корица. И, как обычно, на нем была одна из его любимых клетчатых рубашек – бело-голубого цвета. Но всё это – цвета, эмоции, и даже запах - меркли перед его улыбкой. Мягкой, открытой и совершенно довольной – Майк смотрел на мня и улыбался так, словно мы не виделись, по меньшей мере, год, и, наконец, удача улыбнулась ему, позволив столкнуть нас вместе. А ведь я избегала его всего-то полторы недели.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 26.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться