Другой дом

Размер шрифта: - +

глава двадцать пятая

Глава двадцать пятая.

Кажется, я всё же умудрилась разлюбить март, окончательно и бесповоротно. Я и раньше его особо не жаловала -  первую очередь, из-за своего дня рождения. Этот сомнительный праздник радовал меня крайне редко – сама не знаю почему. Причем, эта неприязнь не пришла ко мне в один определенный день – мне кажется, что она была со мной всегда. Я встречала последний день первого весеннего месяца либо с дикими криками, либо с плачем. Исключением стал лишь мой двадцатый юбилей – из-за шквала эмоций, связанных с переездом и прочим, я просто забыла о том, что нужно в этот день погрустить. Так что я даже слегка его отметила – в полноги, но всё же.

Однако, в этот раз это не прокатит. Ненависть к марту вернулась, кажется, даже с утроенной силой. И, хотя до моего дня рождения была еще неделя, настроение всё равно было на нуле. Догадываетесь, с чем, а точнее, с кем это связано? Какие вы молодцы. По пирожку взять с полки не забудьте.

Ну так вот, я вам, с высоты своего скромного опыта заявляю – быть брошенной не прикольно. Больше скажу – это полный отстой! Особенно, когда рога наставляет ни много ни мало, а звезда университета. Тут вам в нагрузку прилетают се тридцать три удовольствия – жалость окружающих, злорадство завистников, сочувствующие взгляды от друзей и мерзкие попытки других парней попытаться, цитирую, «скрасить твое одиночество».

Радовало, что рядом были Крис и Киша, которые отгоняли от меня этих стервятников, когда сама я уже переставала справляться. Правда, Адамс иной раз слегка заносило на поворотах – так сильно, что пару раз она даже оказывалась у ректора в кабинете, где ее, если верить утверждениям девушки, слегка пожурили и попросили перестать нападать на ни в чем не повинных ребят. Но подругу это явно не останавливало – мне кажется, она задалась целью не дать никому приблизить ко мне ближе, чем на метр. Словно она оберегала чью-то территорию. Но это, конечно, просто мои фантазии, или паранойя.

Я вообще стала слишком мнительной – шугалась каждой тени в университете. А, возвращаясь домой, всегда тщательно осматривала родной дворик, после прислушивалась ко всем шорохам в подъезде, и только потом попадала в родную квартиру. И всё лишь потому, что боялась встретить ЕГО.

Майкл Кинг стал для меня больной темой. В моём обществе было запрещено даже упоминать его имя, не говоря уже о том, чтобы обсуждать этого парня. К счастью, Кристиан полностью разделял мое мнение, а Кишу лишний раз ни о чем просить не было нужно. Учась на одном с ним этаже, я разумно остерегалась возможных засад и ловушек со стороны Майка – достаточно вспомнить, как он несколько часов околачивался в моем подъезде.

Однако – что странно – за четырнадцать дней, что прошли после нашего, так называемого, разрыва, я ни разу его так и не встретила. Серьезно – Майк как сквозь землю провалился. Ни в коридорах, ни в кафетерии, ни даже в аудиториях – Кинга не было нигде. И не то, чтобы я прям пристально следила за ним (хотя, кого я пытаюсь сейчас обмануть…), да и вообще мне на него было наплевать (а вот и еще одна ничтожная попытка самообмана), но мне было даже как-то обидно (вот, это уже ближе к правде). Судя по тому, как он пропал, Кинг действительно наигрался и отправился на поиски новой жертвы.

Было грустно, и это я еще очень мягко выразилась. Однако, я старалась заглушить в себе любое проявление негативных эмоций, и душила тетушку Депрессию, которая каждый вечер стучала в мою дверь и любезно предлагала угоститься чашечкой цианида. И лучшим способом была, разумеется, работа. А точнее любое ее проявление.

Поэтому, забросив браслет – самый дорогой моему сердцу подарок и единственный уцелевший – в дальний угол квартиры, я загрузила свой график по максимуму, не оставив себе ни единой свободной минутки. Учеба, работа, газета, подготовка к запуску журнала – да, студенческий совет решил, что нам не помешает еще одно издание, а лучше сразу несколько. Поэтому, студенческий актив занялся разработкой концепции, чтобы со следующего года выстрелить с новым, свеженьким, покрытым блестящим глянцем журналом.

Весь этот рабский труд приносил ощутимые результаты – моя успеваемость повысилась, даже прямо-таки взлетела до небес, на работе я готовилась занять доску почета, как самый продающий официант (да, бывает и такое). Но самое главное – к ночи я так сильно уставала, что буквально валилась с ног, и засыпала в одно мгновение. А мой мозг был выжат настолько, что даже не мог подбрасывать в мою головушку сновидения. Прекрасно.

- Детка, какие у тебя на сегодня планы? – поинтересовался Кристиан после очередного учебного дня, придерживая для меня входную дверь, - Как насчет того, чтобы написать вместе то эссе по «Леди Макбет»?

Ступив на улицу и поежившись от пока еще прохладного ветерка, я покачала головой:

- Я его уже написала.

Брови друга приподнялись, выражая легкую степень недоумения:

- Но ведь нам сдавать работу только через две недели.

Но я лишь пожала плечами, застегивая легкое пальто веселого ярко-желтого цвета:

- Мне было нечем заняться, так что я решила разобраться с этим сразу.

- Эм…а статью на правовую тематику подготовила? А то у меня с формулировками вообще беда.

На это у меня тоже был только один ответ:

- Да. Пришлось повозиться и закопаться с головой в справочниках, но я это сделала. А тебе, кстати, даже проще – если что-то не понимаешь, то просто попроси брата о помощи.

Да уж, я сама рыла себе могилу. Во время написания этой дурацкой статьи, я всеми силами пыталась отогнать от себя мысль, что это – стихия Майка, и он такие вещи может готовить за минуту и с закрытыми глазами. А теперь – пожалуйста, сама же и упоминаю его в разговоре.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 26.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться