Другой город

7. Кими

Упорные тренировки на самодельном тренажёре из палок и верёвок не прошли даром – руки у Дениса были не просто крепкие, а даже слишком развитые для десятилетнего мальчика. Выбравшись из коляски на самом краю большого карьера, он спустился на второй уровень лесов упираясь руками в перила. Дальше, впрочем, из-за отсутствия перил пришлось садиться на задницу и передвигаться наподобие безногого орангутанга. То есть как человек на костылях. Молчаливая Яна шла следом, ощупывая дорогу рукой. Пузырь очень медленно и плавно плыл по сумрачному воздуху перед Денисом, показывая дорогу, и Денис не сомневался, что Друг знает, где томятся родители.

Насчет своих действий, когда родители все-таки обнаружатся, он не имел никаких планов. Ведь дураку понятно, что если родители до сих пор не освободились, значит, их держит нечто, с чем взрослые люди справиться не могут. Почему тогда с этим препятствием должны сладить двое детей, ни одного из которых нельзя назвать совершенно здоровым? Денис то ли в силу возраста, то ли врожденной легкомысленности об этих нюансах попросту не думал. В настоящий момент его интересовало только одно: не отстать от Пузыря.

Он так сосредоточился на этой задаче – передвинуть по жесткому деревянному пандусу бесчувственные ноги, упереться руками, приподнять торс и снова передвинуть ноги, – что окружающий мир, даже Яна, на какое-то время перестал для него существовать. Зато ни с того, ни с сего вспомнился Кими (ударение на последний слог; кличку дали знакомые Кораблёвых аж из Японии), остроухий желтый пёс, который жил в доме Кораблёвых несколько лет назад. В те счастливые времена Денис ходил без труда, и не нужны ему были ни коляски, ни Палки-Выручалки. Они с Кими прекрасно уживались. Пёс был на редкость дружелюбный и весёлый, хотя и функции сторожа выполнял неукоснительно. Каждый раз, стоило Денису подойти к Кими, тот сразу ложился на спину и подставлял брюхо хозяину…

Однажды родители плохо заперли калитку (тогда у них были не железные ворота, а деревянные), и Кими, которого отвязывали на ночь, убежал в поисках приключений. Конечно, он собирался вернуться. Но не вернулся. Денис с отцом искали Кими несколько дней и так и не нашли. Денис понял: Кими больше нет в живых, ведь иначе он бы вернулся. Даже если б его посадили на цепь или в клетку, он нашел бы способ сбежать, Денис не сомневался в этом. Почему? Ведь Кими был обычной собакой, а не хитроумным разумным существом. Кто знает. Денис склонен был доверять чувствам.

– Деня… – неуверенно сказала Яна позади.

Карьер заливал относительно яркий свет местного дефективного «полудня». В обычном мире такой полдень бывает разве что на крайнем севере зимой. Туман и не думал рассеиваться, так что противоположную сторону карьера по-прежнему невозможно было разглядеть. За хрупкими перилами из старого сухого дерева зияла пропасть, дно которой пропадало во тьме.

Денис остановился; дыхание со свистом вырывалось из легких.

– Что?

– Они… Враги… идут за нами. И еще кто-то, непонятно, – пробормотала Яна.

– Кто? Хороший или плохой?

– Я не знаю, – медленно сказала Яна. – Этот кто-то нетерпеливый какой-то…

Денис подумал. Выпытывать подробности бесполезно – Яна и сама толком ничего понять не может. Пузырь завис над площадкой тремя метрами ниже, дожидаясь спутников. Воздух почти ничем не пахнул, разве что слабым-преслабым запахом сухого дерева. Такой запах, только покрепче, витает в старом деревянном сарае, где валяются допотопные мотыги и лопаты. До Дениса дошло, что именно это отсутствие явственных запахов делало этот Другой город таким необычным, странным, чужим.

Звуков тоже не было. Ни пения птиц, ни автомобильного рёва, ни многоголосого шума толпы. Беззвучный, лишенный запахов, мертвый город с чудовищной дырой в центре. И они с Яной спускаются прямо на дно этой дыры.

Они продолжили спуск. Денису надоело, что ноги при передвижении постоянно разъезжаются в разные стороны. Остановившись, он вынул из трико шнурок и связал ноги вместе на уровне икр. Пока завязывал, в сумеречном свете заметил, как исцарапаны ладони. Да и штаны на заднице вот-вот сотрутся до дыр от скольжения по доскам. Яна, натолкнувшаяся на Дениса, когда тот остановился, спросила, что случилось; Денис промолчал, и Яна не стала переспрашивать.

Он упорно полз вслед за Пузырем, не обращая внимания на боль в руках и усталость. Становилось светлее: здешнее невидимое солнце достигло зенита. Возможно, поэтому Враги не спешили являться. По словам Яны, они скрывались где-то на нижних ярусах, ждали, когда «полдень» завершится, и они смогут добраться до детишек. Денису казалось, что прошел год с тех пор, как они начали спуск, но преодолели они всего-то пять ярусов. И здесь, на пятом, считая сверху, ярусе Пузырь остановился.

Занятый сложным перемещением, стараясь дышать не слишком тяжело (всё равно бесполезно, Яны услышит), Денис вперёд не смотрел и заметил, что Пузырь завис в воздухе, в последний момент. А потом Денис увидел еще кое-кого.

На площадке под лестницей стояло престранное существо. Тело – как блестящая темно-багровая бочка, положенная на бок. Ноги – толстые гофрированные шланги, оканчивающиеся мягкими дисками, вроде присосок. Из переднего, слегка выпуклого торца «бочки» торчал еще один гофрированный шланг, потолще и покороче «ножных». Он оканчивался небольшой черной «головой»; абсолютно круглая и плоская, она несла на себе три круглый белых глаза, расположенных по углам воображаемого равностороннего треугольника. Два сверху, один снизу. Рта и носа не наблюдалось. Из круглой головы возле глаз торчали уши-антенны.



Runny

Отредактировано: 05.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться