Другой мир. Красиво жить не запретишь

Размер шрифта: - +

Глава 3. Выход в город

А иномирные существа интересные.

Даже удалось подружиться с одной из них.

В жизни своей видела только двух:

первого не помню, ибо была маленькой,

а вот с Мирославой подружилась.

 

Алазэль

 

– На статью тянет, – прочитав мою работу, сказала Ивен.

Стиль получился немного художественный, но в целом было написано неплохо. Ивен сделала несколько исправлений и подправила рисунки. Научилась неплохо рисовать. Мне медведь на руку наступил, поэтому могу только карандаш держать. Перспектива вообще хромает. Рисовала как-то диван, а он смотрелся так, будто его опрокинули.

О, а русская печь? Часть печи получилась, а вот остальное что-то нет. Поплыло куда-то в неизвестном направлении. Так вот! Рисование здесь давалось много проще, чем я и воспользовалась. Мои картинки тоже были живыми. На мой глупый вопрос: «Как я могу рисовать живые картинки?», мне ответили:

– Дык, ты же владеешь магией, вот и результат. А в нашем мире все владеют магией.

– А этот рисунок придётся нарисовать заново, – подумав, сообщила преподавательница по алхимии. – Цветок плохо просматривается.

Замечания я записывала. Через две недели зимняя сессия. За окном стелился белоснежный снег. Хочется выйти, поиграть в снежки, слепить снеговика. Ничего. Осталось ещё немного!

Магриэль меня тоже припахал. Негоже, говорит, мне без дела шастать. Дал книгу по целительству за пятый курс и пока сказал прочитать, сделать выводы. А книжечка-то толстая! Её бросишь в кого-нибудь, так коньки откинет.

Отнесла свою работу и Селене. Преподавательница по травам оценила. Говорит, работа хорошая, но стоит дописать. Записала, что именно. Я адаптировалась. Больше не бьюсь в истерике, что хочу домой. Нет, домой хочу, но сдерживаю эмоции, да и здесь неплохо. Разве там меня кто-нибудь страшный загонит на люстру?

В очередной раз я провинилась. Надо было сварить одну настойку, а я весь вечер провела на ипподроме и забыла про неё. Алазэль ужо спала, а я стала искать место для воплощения плана. И не нашла ничего лучше, как устроиться под лестницей.

Во время процесса меня и поймал за шкирку Магриэль. Получила три недели наряда в конюшню. Радости я не показывала, а то отправит в другое место. То у нас отношения не складываются с ректором, то на высоте они прыгают…

В этот раз он поинтересовался, сколько мне лет. Назвал меня детишкой. Двадцать семь лет для товарища ректора – это детство. Я подумывала обидеться, чтобы по нему пятна пошли, но не стала. Эльфу терпеть меня ещё четыре года. Что я могу сделать, если я ищу приключений на своё седалище?

Поэтому в конюшне Иллирала я совмещала приятное с полезным. Работу выполняла добросовестно.

– Знаете, Иллирал, – почесала я затылок, – если буду продолжать в том же духе, то Магриэль точно меня отчислит.

– Ой, не бери в голову, Мирослава, – отмахнулся преподаватель. – За плохое поведение и хорошие оценки ещё никого не отчисляли.

Я только вздохнула. Не могу я без приключений. И почему у меня такое ощущение, что когда я выйду из Академии, то жить спокойно не буду?..

Да у меня прогресс! По ипподрому нарезаю уже десятый круг галопом! И в седле сижу уверенно. Глядишь, толк из меня будет! На улице становится холодно, а, потому пробежав двадцатый круг, заехала в конюшню. Пока Иллирал занимался своими делами, я разговаривала с Шинару.

Изливала ему душу, что хочу домой, но туда могу вернуться только на один день. Мир Нэйро принял меня, и отпускать, не намерен. Знаете, я начинаю понимать смысл слов Авенира. Вот в следующем году летом мне представится вышеупомянутая возможность, а хочу ли я этого?

Хочу! Но этого дня мне за глаза хватит. Прошло полгода, как я попала в этот необычный мир. Не знаю, пока сложно судить… Ладно, закончу Академию, а там видно будет.

 

* * *

 

Экзамены! Сегодня первый день! Ой, а народу… Сегодня первые два: целительство и физкультура. И тот и другой предмет сдала с трудом.

– Ух, а говорили, что сложного ничего не будет! – вышла из аудитории Алазэль. – Тебе что попалось?

– Исцелить разъедающую смертельную рану за полминуты, а тебе?

– Понять, чем отравлен союзник и исцелить его. Бедняга находился при смерти, когда поняла. Магриэль покачал головой, но положительную оценку поставил. Сказал, что стоит работать больше и лучше. Жаль, что физкультура была первой.

Ой, а вот про неё лучше не вспоминать. Шариу такие нормативы давал, что я еле на удовлетворительную оценку наскребла. Преподаватель долго качал головой, но решил не отправлять меня на пересдачу.

Алазэль выполнила все нормативы на одном дыхании. Она ловко прыгала, миновала препятствия и пробежала два больших круга за весьма короткое время. Челюсть у меня ещё в начале экзамена упала, когда однокурсники лихо сдавали нормативы, а я как раненый кролик за ними поспевала.



Евгения Лыгина

Отредактировано: 06.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться