Другой мир. Красиво жить не запретишь

Размер шрифта: - +

Глава 9. Княжество Мирославское

Люблю только её одну.

Но, где искать?

Где ты, любовь моя? Дай мне знак!

 

Валанар

 

Очухалась я от холода в большой темнице (это я подглядела, потом закрыла глаз). Жутко болела голова, и дико хотелось пить. Сушняк душил. С бодуна. Воды рядом не оказалось. Пришлось колдовать. Не особо помогло. До меня не сразу дошло, что магия моя ограничена.

Ой, сейчас у меня нет желания открывать глаза и вникать в происходящее. Немного позже. Хоть посплю.

– Рогатая ещё спит? – донёсся до меня чей-то грубый голос.

– А мы её сейчас водой окатим…

– Только попробуй! – прошипела я, не открывая глаз. – Бодну!

– Тогда хватит валяться и принимайся за работу.

– Что за работа?

– Стирка.

– Обломись, – осоловело протянула я.

Со мной им надоело перепираться. Взяли меня под ручки и куда-то повели. Я ещё толком придти в себя не могла, а уже эксплуатируют. Изверги! Поставили меня около большого таза и решили отчалить. Ноги меня плохо держали. Ухнула прямо на бельё.

– Проще пристрелить, чем добиться от неё работы, – пыхтел мужик, пытаясь меня поднять с белья. – Тощая, а поднять не могу.

– Бабы – уникальные создания. Когда нужно, они как пушинки, а когда не нужно, то весят тоннами, – со знанием дела сообщил кто-то.

Я валялась с закрытыми глазами и не собиралась даже шевелиться. Выпила всего две рюмки, а третью мне подсунули. Не знаю, что там было, но хреново мне до сих пор. Где спасительный огуречный рассол?..

– А я говорил тебе, что не стоит ей лошадиную дозу сыпать. Как теперь хозяйке объяснять, что новенькая даже стоять не в состоянии?

– А что, эскулап ей не сделал укол?

– Когда он увидел рогатую деву, то заорал как резаный и пулей выскочил из камеры. Сказал, что к такому чудовищу он не станет больше подходить. Грозился уйти.

Мне дали хорошую пощёчину. Я дёрнулась, но глаз не открыла. Зато покрыла нахала многоэтажными неприличными выражениями, которые хранились в сундуке моей головы в ожидании своего часа. Он настал! Столько матов я за всю свою жизнь не произносила. Стало легче, а за рукоприкладство этот тип ответит лично. Пересилив себя, я приоткрыла глаз. Коленкой вдарила по неприличному месту. Тот взвыл не своим голосом, согнулся пополам и пал на колени.

Вернули меня обратно в камеру, ибо от меня никакого проку. Постонав немного, я уснула. Сколько провалялась на этот раз, не могу сказать. Один глаз открылся. Потом и второй. Около меня сидела тролль.

– Охрана? – поинтересовалась я.

– Нет. Я – Рина. Мы с тобой на одном помосте стояли.

Протерев глаза, я посмотрела на неё. Длинные густые красные волосы по плечи, два клыка виднелись за нижней губой.

– Рина, – улыбнулась я. – Как приятно встретить родную душу. Как ты тут оказалась?

– Подралась с работорговцем и убежала. Меня поймали и уже недели полторы я тут кукую. Мы пытались бежать, да только никак не получается.

– Мы? Не получается бежать?

– Ага. Нас теперь пятеро. Давай, я тебя познакомлю. Эй, народ! Не кисни! У нас новенькая. Идём знакомиться.

Как ни странно, но к нам подошли ещё трое. Эльфийку зовут Линаэль. Она бывший советник хозяйки этого замка, в темнице которого мы сейчас находимся. Попала сюда только потому, что отказалась анализировать итоги работ рабов. Гролл – орк. Он – искусный воин. Был командиром армии всё той же хозяйки замка. Ей показалось, что Гролл непреданно ей служит. Ириан – человек. Он тоже воин. За что он сюда попал, я так и не поняла.

– А тебя как угораздило? – спросила Рина. Кстати, она – шаманка. Причём очень даже хорошая.

Я рассказала. Народ посмеялся и сказал, что давно ничего подобного не слышал.

– А почему бежать не получается? – озадачилась я.

– А тут хорошая охрана, как физическая, так и магическая. Смыться отсюда пытаемся уже неделю, – сказала Линаэль. – Я уже тысячу раз пожалела, что вообще связалась с Мегелой.

– Стоп! Мегела и есть ваша хозяйка?

Глаза мои стали широкими, как блюдца.

– Тебе что-то известно о ней? – заинтересовались все.

Пришлось и эту историю рассказать, и как я эпично угодила в объятия Магриэля. Я улыбалась, вспоминая этот момент. Не отказалась бы его повторить.

– Хозяйка-то спустится к нам или это низко для неё?

– Она никогда не спускается в тюрьмы. Говорят, она боится, что кому-то будет под силу её убить.



Евгения Лыгина

Отредактировано: 06.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться