Дружб@

Глава 6: Фрилансер

Ресторан мы покидали последними, пианист и тот свалил. Официантка буквально прожгл аменя взглядом, когда Фрилансер шагнул вперёд и галантно открыл дверь. Центральная улица ночью вымерла, и мы решили пройтись пешком, чтобы «растрясти» всё съеденное. Кинотеатр, в который я ходила лишь однажды, потому что он оказался слишком дорогим, располагался на последнем этаже торгового центра с видом на реку. В лифте мы условились, что за билеты платит Фрилансер, а я беру что-нибудь «на похрустеть». В кассу, вдоль закрытых бутиков, тянулась знатная очередь из молодёжи всех цветов радуги. «Жаркие ночи! Скидка 20% на все ночные сеансы!» Мы встали позади стайки щебечущих девчонок. Одна из них, с ярко зелёными дредами и проколотой губой, случайно обернулась на Фрилансера и не переставала поглядывать назад до самой кассы. Юрист, если и заметил такое внимание, то виду не подал. Да и какое ему дело до малолеток? Пока мы медленно продвигались вперёд, его айфон — дорогой, как мой компьютер! — трезвонил стандартной мелодией. Фрилансер отвечал односложно, ровным низким голосом и один раз распорядился подъехать к «Праву» в районе обеда, за что удостоился особо горячего взгляда зелёноволосой неформалки. Ему звонили по работе так поздно ночью?

— А когда вы последний раз ходили в кино? — вдруг спросила я, когда подошла очередь чуда с дредами.

— В молодости, — честно ответил Фрилансер. — Лет двенадцать, пятнадцать назад.

Его ответ не приблизил меня к разгадке: сколько же ему лет? Как и в нашу первую встречу, Фрилансер смотрелся странно со своим пацанским хвостиком, в костюме и водолазке… На все возраста и в то же время — ни на какой конкретно. Вот и гадай, тридцатник ему или сороковник! Когда очередь дошла до нас, юрист поинтересовался, есть ли у них вип-зоны и попросил два места на «Оттенки». Мне показалось, что я отсмеялась по поводу случайного выбора фильма, но у кассы меня снова накрыло. Молодая оператор приподнялась в кресле и с гадкой улыбкой поинтересовалась возрастом «девочки».

— Это моя жена, а не дочь, — пробасил юрист, рассудив, что паспорт я с собой могла не взять, и шикнул в мой адрес, как на расшалившегося ребёнка.

Я тут же слепила серьёзное лицо и спрятала руку без кольца за спину. Девушка мазнула по мне неприязненным взглядом и быстро просунула билеты в окошко. Мы прошли в общий зал ожидания с дорогой кафешкой, где я отоварилась на два ведра попкорна и два стакана газировки, уравнивая сумму с билетами. На мониторе оператора наши кресла назывались «Места для поцелуев» и стоили как десять прочих. Никогда на таких не сидела.

— Ещё десять минут, и начнут пускать, — сказала я, когда мы остановились у входа в зал, где толпилась молодёжь. И та самая девчонка с дредами, вставшая за подругами к нам лицом, чтобы удобнее разглядывать Фрилансера. — Как вы ловко ту тётку! Мне по сей день «Редбулл» не продают без паспорта!

— Я бы вам и молоко не продал, — мрачно сознался мой «друг», очевидно, имея в виду мои неконтролируемые приступы смеха.

— Но это так смешно! — Искренне улыбнулась я, обнимая ведро с попкорном. — Вы врёте как дышите.

Фрилансер криво улыбнулся моим словам, обнажив идеально ровный набор отбеленных зубов, одновременно приподнимая очки краем стакана с колой. Прямо как в рекламе Блендамеда.

— Для выживания в социуме ложь необходима. Она нужна, чтобы существовала правда, — вроде как пошутил он. — Но вам я лгать не буду.

— Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь, — ответила я, разрывая зрительный контакт.

— Этот пункт есть в договоре.

— Там много чего есть.

— И всё же я настаиваю, — не унимался юрист, и даже нагнулся к моему уху. — «Оказанное доверие обычно вызывает ответную верность».

— Доверие, как нервные клетки, практически не восстанавливается, — отозвалась я. — Контролёрша идёт!

Места для поцелуев оказались ничем иным, как тесненьким «U-образным» замшевым диванчиком, которым, судя по низкому «хмыку», Фрилансер остался недоволен. Расположившись каждый на своей стороне, мы поставили в центр миски с попкорном и ждали начала рекламы, уткнувшись в телефоны. Я всё грезила, что кто-то займёт соседний диванчик, и я смогу искоса поглядывать на «места поцелуев» в действии, но молодые омичи, решившиеся на ночной сеанс, экономили деньги и только сворачивали шеи, чтобы посмотреть в нашу сторону. С запозданием я заметила, что высокий и хорошо сложенный Фрилансер в своём офисном костюме смахивал на Кристиана Грея, главного героя «оттеночной» саги. За тем исключением, что лицо актёра часто напоминало мордочку милого щеночка, вынужденного страдать от нелёгкой жизни, а Фрилансер скорее относился к волкам-людоедам, зрелым и скучающим мужчинам. Который по какой-то невероятной причине оказался на ночном сеансе «Оттенков» в компании посредственной девчонки. Как и сам Кристиан Грей, ведь героиня саги преподносилась зрителю, как серая мышка.

— Скажите, как так получилось, что вы смотрели первую часть? — вдруг спросила я, когда потух свет.

— Долгий перелёт. Единственная новинка в базе самолёта, — ответил Фрилансер, явно привыкший летать бизнес-классом. — Накануне сестра отзывалась о фильме, как о рейтинговой версии современной Золушки с элементами Красавицы и Чудовища. Добавив, что мне точно не понравится. А мне редко что-то не нравится.

— Вы по жизни довольный? Или вам всё безразлично? — Судя по блеску белоснежных зубов в темноте, со вторым вариантом я не прогадала. — И? Вам не понравилось?

— Историей любви фильм не назовёшь, до драмы или порно не дотягивает, эротика не из области моих предпочтений. — Фрилансер спрятал телефон в карман пиджака и снял очки. — А вы что скажете? Надо было исключить фильмы, которые не нравятся нам обоим.



Фриза

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться