Друзья

Размер шрифта: - +

Глава 12

Душный июльский день подходил к концу, но до сумерек было еще далеко. Работа над иллюстрациями шла плохо – никак не удавалось отразить нужную эмоцию героини, и девушка готова была стереть все и выбросить графический планшет в окно. Она встала из-за стола и прыгнула на кровать, начав смотреть в телефоне различные смешные видео, чтобы отвлечься. Ане вдруг просто до жути захотелось чипсов, словно наяву ощущая во рту солоноватый вкус и хруст любимого лакомства, поэтому она решила быстренько сходить в магазин, благо он за углом. Девушка выскочила во двор в простой майке и шортах, без макияжа, волосы снова вились мелкими кудряшками, а на носу красовались старые очки. И именно в таком виде она и встретила Арсения, натолкнувшись на него во дворе. Замерла, словно громом пораженная, не в силах ни сдвинутся с места, ни произнести ни звука, ни отвести взгляда. Она впервые увидела его после того воскресенья.

«Нужно просто сделать вдох… и выдох… дышать… вот так… спокойно».

- Привет… - От звука его чуть хрипловатого голоса, словно он долго болел или много курил, у нее по коже бежали мурашки. - Давно не виделись.

Он тоже стоял и не двигался, только жадно всматривался в до боли знакомые черты ее милого личика. Она словно стала еще тоньше, а бархатистая кожа с россыпью мелких веснушек и вовсе казалась полупрозрачной. Маленькая и взъерошенная, как птенчик она вызывала у него щемящее в груди чувство нежности. Ему так и хотелось ее прижать к себе, но Арсений сдержался. Сначала им нужно поговорить. За тем и шел к ней, не особенно надеясь застать дома. Он должен сказать, должен ей признаться.

Хуже уж точно не будет.

- Даа… - Аня продолжала смотреть на него, отмечая усталый вид, залегшие под глазами темные круги и обострившиеся скулы. Только глаза будто стали глубже и прозрачнее. Но при этом выглядел великолепно в синих потертых джинсах и черной футболке.

- Ань, нам нужно поговорить. – В его глазах решимость напополам с отчаянием. – Я… Черт! Мы с тобой знакомы тысячу лет, а я волнуюсь, как школьник. – Он прикрыл глаза, невесело улыбнулся и, запустив пальцы в волосы, взъерошил их. Теперь они лежали в легком беспорядке, но эта небрежность только прибавляла ему привлекательности. А у нее и так от одного его вида дрожь по телу и сердце бьется, как заполошное. – Я уезжаю.

Вдруг выпалил, хотя хотел ведь сказать совсем другое.

- Куда?

- Неважно. Меня долго не будет.

Аня почувствовала, что у нее слабеет тело, а голове набатом: «уезжает…уезжает…уезжает…»

- Сколько? – Только и смогла произнести.

- Год. Может, чуть меньше.

Он снова ерошит свои светлые волосы, а потом не выдерживает и опускает руки на худенькие плечи, прижимает к себе, зарывается носом в золотистые, пахнущие ванилью и яблоком волосы. А когда маленькие ладошки сжимают его в ответ, шумно выдыхает и, чуть отстранившись, заглядывает в ее обеспокоенное грустное лицо.

- Я не то хотел сказать, совсем не то. – Проводит кончиками пальцев по щеке. – Мне так плохо без тебя… и я ужасный, просто хреновый друг. - Аня хотела возразить, но Арсений прижал палец к ее губам, заставляя замолчать. – Это правда. Потому что не могу смотреть на тебя и не думать о том, как сильно хочу тебя обнимать, целовать, ласкать… я схожу с ума от ревности и еле сдерживаюсь, чтобы не прибить твоего Рому. А все потому что я люблю тебя совсем не как друг.

Она стояла и не могла сказать ни слова, лишь открывала и закрывала рот, как выброшенная на берег рыба. В глазах уже стояли слезы, готовые вот-вот пролиться солеными ручейками по щекам.

- Ань? – В его голосе испуг и ожидание.

- Ты не шутишь? – Она неверяще смотрела на него, шумно вдыхая и выдыхая, ставший вдруг таким тяжелым, воздух.

- Какие уж тут могут быть шутки? – Горько усмехнулся. Она заглянула в его глаза и увидела все те же чувства, что так давно одолевали и ее, словно в отражении. Она ясно видела страх, отчаяние и любовь. Ее руки потянулись к его лицу, бегло, едва-едва коснувшись, погладили небритые щеки, запутались в волосах. Арсений судорожно шумно вздохнул и, сильнее притянув к себе Аню, наклонился и наконец, поцеловал. Его губы сначала нежно, будто изучая, касались ее, но потом более смело изучали, подчиняли себе, а язык вытворял такое, что у нее подкашивались ноги и замирало сердце, а внизу живота завязался тугой узел. Поцелуй прервался так же, как и начался, нежными касаниями губ к губам. Арсений своим лбом уперся в ее, наслаждаясь ощущением ее тоненького хрупкого тела в своих руках. Его дыхание обжигало кожу лица. Аня крепко ухватилась за его плечи, ощущая целую гамму чувств, что бушевали внутри нее сейчас. Впитывала всем своим существом тепло его тела, не веря, что это реальность. Может у нее случился обморок и сейчас она лежит дома в бреду?

Она не знает, как долго они стояли вот так, пока Арсений не нарушил молчание.

- Я тебя люблю. Даже если ты не испытываешь ко мне… просто хотел, чтобы ты знала, не мог больше молчать. – У него все еще бешено колотилось в груди сердце.

- Я давно уже люблю тебя. – Так тихо произнесла, что Арсений подумал сначала, что ему послышалось. Неужели?..

- Повтори.

Она опустила голову, отчаянно заливаясь румянцем.

- Люблю… - а потом все же смотрит на него, как только она одна и умеет, широко распахнув доверчивые зеленые глаза.

У нее по щекам катятся слезы, и Арсений стирает их большими пальцами, обхватив нежно лицо.

- Ну что ты, маленькая? – Он заглядывает в яркие, омытые слезами, цвета весенней листвы глаза. – Не плачь.

- Это от с-счастья. – она прячет голову у него на груди. Воздуха у нее в легких отчаянно не хватает, и она судорожно вздыхает, пытаясь выровнять сбившееся дыхание. – Н-не вери… ла, ч-что… фух! – Делает длинный протяжный выдох. – ты меня полюбишь.



Хитрикова Нина Михайловна

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться