Dual ч.2

Размер шрифта: - +

2. Сара

 

Линия бежит по зеленому экрану. Взмывает резко вверх, а после так же резко срывается вниз, подпрыгивая на мелких зубцах. Небольшое затишье — и снова вверх. За последние три дня это единственные взлеты и падения Кристиана Браны.

Его лицо неподвижно; бледное, будто припудренное. Руки прохладные, на шее под ухом небольшая точка засохшей крови. Я стираю ее пальцем.

Сотрясение было сильным, так мне сказали. Хотя Сэм пострадал еще больше. Да и Крис, вообще-то, поправляется очень быстро. Тело уже излечилось стараниями Реда и особой генетики человека-хранителя — невероятная скорость. На коже остались только розоватые шрамы от осколков. Тело здорово, а сознание куда-то скрылось, и мне не нужны врачи, чтобы это понять. Криса нет дома. Крис куда-то вышел и заблудился.

Иногда — особенно когда я прихожу в его палату — мне кажется, что еще немного, и чувство вины просто меня раздавит. Это я уговорила его остаться в «Герметисе», а потом потащила охранять чертова Макалистера. Это мне хотелось покрасоваться перед Адамом. Хотелось посмотреть концерт!

Я должна лежать здесь, а не Крис. Не удивлюсь, если он не захочет иметь со мной дела после того, как очнется. Может, пошлет куда подальше — и будет прав.

Смотрю на него и не понимаю, что он вообще здесь забыл? Мне некуда идти, что верно, то верно. Но у Криса может быть блестящее будущее. У него есть отец, который наверняка волнуется. Да, они в ссоре, но что значат какие-то ссоры в этой ситуации? Родня есть родня. Лично я все бы отдала, только бы мои родители были живы.

И как бы я ни боялась остаться одна, мне придется отпустить Криса. Или вытолкать его отсюда, заставить уйти. Не здесь его место, не в «Герметисе» и уж тем более не рядом со мной.

— Хочешь кофе?

Я оборачиваюсь. У дверей стоит Эмма, в руках два стакана с черными крышками. Один протягивает мне.

— Со сливками, без сахара, как ты любишь.

— Спасибо.

Я забираю кофе, приоткрываю крышечку и отпиваю немного. Эмма меня балует. Внимательна ко мне, хоть и не обязана. Всегда спокойна и доброжелательна, несмотря на перепады моего настроения. Вежливая, мягкая, и видно, что это помогает от души, она такая от природы. Начитана, рассказывает мне такие вещи, о которых я и не слыхала. Жаль только, об Адаме молчит, как рыба, сколько я ни пытаюсь что-то еще выяснить. Чем больше я ее узнаю, тем заметнее след, который оставило его воспитание. Адам Вектор виден во всем: в манере говорить, в словах, которые Эмма использует. Она его копирует, и, думаю, это нормально. Любой ученик в чем-то копирует своего учителя. Мне она теперь нравится, но другие дуалы не слишком ее любят. Наверное, дело в том, что Эмма не очень-то общительна. Или в том, что она — левая рука босса; полная противоположность правой руки — зубоскала Грина и рыжей Хэвен.

Сегодня Эмма выглядит встревоженной. Хмурится, поглядывает на телефон — нажимает кнопку разблокировки и блокирует обратно, будто ждет сообщения. Или не решается куда-то позвонить.

— Что-то случилось? — интересуюсь я. Она качает головой:

— Ничего.

А сама продолжает крутить в пальцах мобильник и кусать губы. Ничего, ну конечно.

— Давай, рассказывай.

— Кажется, у меня проблема.

Я гляжу на нее. У тихони-Эммы проблемы? Да откуда бы? Чистое постельное белье закончилось?

— Понимаешь… Адам попросил меня кое о чем. Встретиться с одними людьми сегодня в обед. — Она снова смотрит на телефон и вздыхает. — Забрать важные документы. Они не могут прийти сюда сами и не доверяют курьерам.

— И где встретитесь?

— В Центральном парке.

— Тут же рукой подать, — хмыкаю я. — Что может случиться в Центральном парке днем? Собачка на ногу пописает?

— Да, но одной немного не по себе. Сэм же… Ну, понимаешь.

В коме. Все еще в коме. Я смотрю на безмолвного, бледного Криса на кровати. Еще как понимаю.

— А почему Адам послал тебя? Он же знает, что ты сейчас без дуала.

Эмма качает головой.

— Он сказал давно, но из-за всех этих событий на Таймс-сквер, из-за Сэма и… — Она искоса глядит на Криса, в которого, по-моему, окончательно влюбилась. — И из-за него я совершенно все забыла. Вспомнила только сейчас, увидела утром в ежедневнике. Но дозвониться до этих людей не могу, абонент недоступен. И Адама сейчас нет.

Она снова печально смотрит на телефон.

— Попроси Грина с Хэвен, сходи с ними, — предлагаю, но Эмма даже пугается.

— Что ты! Ты же их знаешь. Хэвен криво посмотрит, Грин начнет издеваться… Они-то сходят, но потом будут три года припоминать. Я вообще не хочу никого просить, ведь это мне доверили.

Мне становится невыносимо смотреть, как она мнется, вздыхает, ходит вокруг да около, и я говорю:

— Давай я с тобой прогуляюсь.

— Но тебе же нужно быть с ним.

— Я с ним уже четвертые сутки. За все время не выходила из здания ни разу, мне эти коридоры и комнаты уже снятся. А ты мне очень помогла в эти дни. Теперь моя очередь помочь тебе.

Мне точно нужно выйти из проклятого небоскреба и отвлечься, иначе я просто с ума сойду.

— Но Адам не хотел, чтобы ты покидала «Герметис»… — Эмма делает еще одну попытку. Не слишком убедительную, она явно обрадовалась возможности пойти со мной. Я допиваю кофе и встаю. Крошка молотых зерен перекатывается на языке.

— Встретимся в холле через полчаса.

Поднимаюсь к себе в комнату, переодеваюсь и думаю о том, что идти с пустыми руками все же не стоит. Это будет как-то глупо. Адам говорил, что его служба наблюдения, и обычная и “дуальская”, круглосуточно контролирует пространство вокруг небоскреба, и что люди из Агентства там в эти дни не появлялись. А я уже вправду не могу сидеть здесь, потолок давит. Мне обязательно нужно прогуляться, так что предложение Эммы не то что кстати — если бы его не было, я сама вышла бы на улицу хоть ненадолго.



Вера Огнева и Артемий Дымов

Отредактировано: 15.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться