Dual ч.2

Размер шрифта: - +

7. Крис

 

Остановившись перед длинным железным столом с компьютерным монитором, Генерал повторяет:

— Сейчас мы не будем спасать твоего носителя. Спорить бессмысленно.

Мы только что вывалились из вертолета на площадке позади старой фабрики, в ушах еще стоит грохот винта. Спасенных хранителей и Эмму увели в госпиталь, а остальные вошли в бывший цех, выполняющий роль конференц-зала. Здесь несколько столов с компьютерами, стулья, на стене консоль с тремя экранами, рядом большое электронное табло с картой США.

— Она прикрывала нас, а вы ее бросили! — я едва не кричу на него.

Голову ломит, будто молотком по ней стучат. Сбоку на лбу у меня глубокая ссадина, которую успели чем-то обработать в вертолете. Когда я резко поворачиваюсь, перед глазами немного двоится.

К главе Агентства подходит хранитель-гигант. Я уже знаю, что все называют его Кокс, и что на самом деле он русский по имени Костя. Вместе с ним появляется стриженная хранительница с синяком на пол-лица — Магна. Они становятся по обе стороны от Генерала. Вместе с еще двумя агентами и врачом они встретили нас на площадке и провели сюда.

— У нас сделка, — напоминаю я. — Мы помогаем вам, вы отпускаете нас. Не трогаете Сару, не делаете с ней ничего такого, что обычно делаете с носителями!

Я уже знаю, что он ответит. И именно это я и слышу:

— Сделка не нарушена. Со своей стороны мы соблюдаем договоренность.

— И я соблюдаю! — Не могу успокоиться, меня выводит из себя его равнодушный тон. — И Сара соблюдала, поэтому ее нужно вытащить оттуда!

— Кристиан, — отвечает Генерал, — Судьба одного человека не имеет большого значения, ты либо поймешь… либо, скорее всего, не выживешь. Дуалы, в конечном счете, это всегда катаклизм, всегда огромные потрясения. Чума в средневековой Европе, массовые убийства, Черный четверг на бирже в двадцать девятом году — все это следствия их действий, и поэтому цель Агентства: защита человечества от разрушительной силы дуалов. Их полное искоренение. Мы возникли ради этого. Действуем ради этого, живем ради этого.

В зал входят Бык, Диана и Рамиро. Хранители выглядят помято, впрочем, как и я, но бывший морпех в своих отутюженных бледно-зеленых брюках и черных армейских ботинках, камуфляжной рубашке с короткими рукавами, со своими бицепсами, наколкой в виде бычьей головы и лицом вояки без страха и упрека, так и пышет энергией. Твердый, опасный, угловатый сукин сын — такое впечатление у меня сложилось от него. И — враждебный. Готовый наброситься на меня по первому знаку Генерала.

Бык кивает Коксу с Магной на дверь, и они возвращаются к ней. Плотно закрывают и становятся по обе стороны.

Рамиро бросает на стол рюкзак, присаживается на край за спиной начальства, морщится, трогает поясницу. Горбится, устало свесив смуглые руки между коленей. В одной из них держит пистолет. Диана занимает стул и закидывает ноги на стол. Смотрит на меня. Рамиро тоже искоса за мной наблюдает, и я понимаю, что броситься на Генерала, схватить монитор со стола и разбить ему об голову — а мне так хочется сделать это! — будет не только глупым, но и, вероятно, последним поступком в моей жизни. Спрашиваю:

— Где мой отец?

— Сейчас в отъезде, в Миннесоте, — отвечает Генерал. — Изучает границы тамошней ОТО. Вас ждали?

Прежде, чем я успеваю ответить, Диана подтверждает:

— Уверена.

— На все сто! — машет пистолетом Рамиро.

— Да, впечатление такое, — соглашаюсь я. — Хотя в спортзале по дороге были люди, и не только там. Но если бы Вектор, зная о нашем приближении, убрал оттуда всех, получилось бы слишком подозрительно.

Генерал делает два коротких шага вдоль стола, смотрит на своих агентов, на меня, разворачивается на каблуках. Его густая шевелюра, белая, как снежная шапка, плывет в неярком освещении.

— Главное, что там никого не было, — снова подает голос Рамиро. Кривится, кладет пистолет на стол и двумя руками начинает массировать поясницу. — Кроме младших лаборантов, но их Вектору, может, не жалко. Ни альбиносов всяких, никого там не было, о ком девчонка толковала.

— Вас ждали, и это была ловушка, — заключает Генерал. — Для чего все это Адаму Вектору?

Бык широким жестом указывает сразу на всех четверых агентов, находящихся в зале.

— Чтобы уничтожить наших лучших людей.

— Чтобы захватить Сару, — уточняю я. — Он все рассчитал.  Хотя… Нет, все рассчитать в такой ситуации невозможно. Но он более или менее управлял ею. И, когда пришло время, захватил ее.

— Для чего? — спрашивает Диана. — Какая-то очередная девица. У него гарем таких.

Мне неприятны эти слова, они будят во мне ревность пополам со страхом за Сару. Раньше я ревновал ее к красавцу-блондину, боссу корпорации и, в каком-то смысле, нашему спасителю. Который, как нам казалось, был лоялен к нам. А теперь — к предателю, лжецу и убийце. Он просто использовал нас в своих играх, а значит, может сделать с Сарой что угодно.

Я вдыхаю, медленно выдыхаю. Чтобы голос не дрожал, чтобы мыслить связно, чтобы лучше формулировать слова. Напряжение после событий в небоскребе все еще не отпустило, и хотя адреналина в теле поменьше, меня до сих пор трясет. Хочется бежать куда-то, кого-то бить, в кого-то стрелять. Хочется прямо сейчас броситься спасать Сару — и останавливает меня только мысль о том, что я не слажу в одиночку со всей организацией дуалов. Что бессмысленно погибну или буду схвачен, а Сара останется в руках Адама.

Порезанная ладонь пульсирует легкой болью в такт ударам сердца. Ноет ссадина на лбу. Я обвожу Генерала и хранителей взглядом.



Вера Огнева и Артемий Дымов

Отредактировано: 15.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться