Dual ч.2

Размер шрифта: - +

9. Крис

 

Видение неожиданно вторгается в мой сон. Из темноты выплывает картина: щербатые от дыр и сколов дома уткнулись в тусклое небо, как матовые клыки. Город разрушен и пуст, но посреди улицы, между брошенных машин, стоит человек в комбинезоне и резиновом плаще с капюшоном. На нем кожаная маска с узкими прорезями для глаз, на ногах высокие сапоги, голенища стянуты ремнями.

Здесь все бледно-желтое и серое. Тусклое. Багровые тени залегли в проулках и дверных проемах, и нигде ничего не шевелится, лишь порывы ветра покачивают тяжелые полы плаща.

Потом сбоку происходит движение. Там что-то сдвигается, дергается, и из переулка на улицу выбирается толпа. Или стая? Группа существ, лишь отдаленно напоминающих людей. Они в лохмотьях, грязном рванье, некоторые почти голые. Почти все мужчины, бородатые и заросшие, но есть и пара женщин… Или, скорее, самок. У одних в руках палки или арматурные прутья, другие ничем не вооружены. Они пробираются по улице, вдоль домов, перебегают от машины к машине, двигаясь странно, не по-человечески. Манера ходить, повадки, то как они двигают головами, бросая настороженные взгляды по сторонам, как обмениваются невнятным шипением, все это пугает. В них есть что-то даже не звериное — просто нечеловеческое. Так могут двигаться прямоходящие птицы или, возможно, пауки.

Вдруг существа задирают головы, пялятся в небо и с всполошенным глухим клекотом скрываются в проломе одного из домов. На улицу падает тень. Она беззвучно скользит по автомобилям, по проросшим из трещин зарослям. Накрывает фигуру в резине и коже, которая все так же стоит посреди проезжей части.

Между сколотыми верхушками зданий летит какой-то аппарат, смахивающий на ската. Может, это и не аппарат вовсе, а нечто живое, биомеханический организм, распластавшийся в воздушном океане. Края его трепещут, сзади полощется хвост, распадающийся на тонкие ленты. Человек в маске медленно поднимает голову...

…И все это исчезает. Я распахиваю глаза. Еще секунду или две вижу мертвый желто-серый мир и ощущаю ее сознание — где-то далеко-далеко. Она подавлена, напугана, растеряна, только это я и могу понять.

— Сара! – бормочу я, распрямляясь в кресле.

Все, пропала. Да и была ли связь с ней, или мне почудилось? Нет, что-то все-таки было, видение пришло от нее, донеслось, как эхо из лабиринта ее разума.

За иллюминатором яркий день, белые облака и холодная синь неба. Мы вылетели не сразу — сначала, сменив машину, долго добирались до аэропорта по ночным улицам, тишину которых все чаще прорезали полицейские сирены, а потом ждали, пока починят электронику на борту. Был сожжен целый блок, хотя джет стоял в отдельном, запертом ангаре. Я предположил, что это работа дуалов, диверсия, чтобы задержать нас.

В небольшом светлом салоне джета стоят несколько кресел и столики. Через проход напротив меня сидит Диана с бутылкой колы в руках, за ней спит, свесив голову на грудь, Рамиро. Позади меня звучно храпит Кокс.

Я массирую шею, сажусь ровнее, и с моих колен на пол слетает три снимка. Поднимаю, снова рассматриваю. Диана получила их от Быка на смартфон по пути к аэропорту и уже на борту распечатала. На них запечатлены шестеро, вышедшие из заднего входа на парковку и приближающиеся к двум машинам, лимузину и «крайслеру». Двое впереди, двое за ними, двое замыкают. Первая и последняя пара — телохранители и водители, тела которых мы оставили на трассе вместе с Магной. Между ними идут стройный блондин в дорогом пальто и невысокая девушка, хотя из-за длинных каблуков она кажется выше. На одном снимке их лица видны плохо, но на двух вполне отчетливо.

Это Адам с Сарой… И это не они.

Странная иллюзия. Лица чуть расплываются, как будто очень мелко дрожат, черты немного смазаны, поэтому если бросаешь на снимок взгляд в целом, то иллюзия полная, но если приглядываешься внимательнее — видишь бледные овалы с пятнами и разводами. Хотя у охранников лица хорошо различимы. То есть иллюзия наложена только на тех двоих, что изображали Адама с Сарой. Кем наложена? Мы не знаем. По словам Дианы, Агентство ни разу не сталкивалось с такой способностью дуалов.

Я бросаю снимки на столик рядом с чашкой остывшего кофе и разрядником, поворачиваюсь в кресле и спрашиваю:

— Сколько еще лететь?

Рамиро всхрапывает, не просыпаясь, отворачивается к иллюминатору. Диана косится на меня и, пожав плечами, делает неопределенный жест по курсу движения самолета. Я приникаю к иллюминатору, смотрю вперед. Там в облаках разрыв, и как сквозь прореху в ватном одеяле, в нем виден Лас-Вегас. Он близко, мы подлетаем.

— Ален, — произносит вдруг Диана. Она глядит на бутылку колы, которую задумчиво покачивает в руке.

— Что? — Я не понимаю, о чем она.

— Мой носитель. Ален, так его звали. Ты пытался достать меня тем, что он погиб.

Я жду продолжения, но она молчит.

— Да, пытался, — соглашаюсь наконец я.

— Ну так тебе не удалось. Потому что Ален был тот еще мудила. Он умел, как они это назвали… — Она щелкает пальцами, и Рамиро снова всхрапывает. — В общем, повышать электропроходимость органики. Это значит — мог шибать людей током, сильнее или слабее, когда научился контролировать себя лучше. Мог и убить, а мог только навредить. Или пытать. Мы с ним грабили в основном. Сначала по мелочам, на улице, потом все серьезней. Я тогда была совсем наивная, а он меня использовал. Как вон Рамиро — его носитель. Тот был наркошей, тоже типчик тот еще. Так что, Крис, — Диана снимает ноги со столика, ставит на него колу и удостаивает меня взглядом. — Не все так гладко бывает в паре дуалов. И для некоторых избавиться от своего носителя — удача.



Вера Огнева и Артемий Дымов

Отредактировано: 15.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться