Дублёрша невесты, или Сюрприз для Лорда

Глава 1. Ещё один, так сказать, конкурс

 

Глава 1. Ещё один, так сказать, конкурс

 

– Скворцова, ты что наделала? – сокрушённо произнёс завлаб Тюлькин, не успела Антонина переступить порог кабинета.

– Что? – переспросила Тоня, лихорадочно соображая, где могла накосячить.

Последние дни в лаборатории прошли относительно спокойно: колбы не взрывались, пробирки не лопались, электронный микроскоп жив-здоров.

– Это ты мне расскажи – что, – Тюлькин промокнул платочком вспотевшую лысину. – Всё твои несанкционированные экспериментики. Допрыгалась? Такие люди тобой интересуются, – начальник посмотрел не столько грозно, сколько жалостливо.

– Какие?

– В общем, я подписал тебе отпуск за свой счёт на две недели. Иди.

– Куда? – почему-то первым вырвался самый глупый из сотни вопросов, роящихся в голове.

– В конференц-зал. Они ждут тебя там.

Кто такие эти подозрительные «они», заставившие потеть Тюлькина, Тоня расспрашивать не стала, дабы не вызвать у начальника ещё большую нервозность. Сначала она разберётся, что им надо, а уж потом попробует втолковать завлабу, что никакой отпуск ей не нужен.

В конференц-зале Тоня обнаружила двоих: мужчину и женщину. В строгих костюмах с печатью официальности на лице. Мужчина был одновременно элегантен, подтянут и суров – просто Джеймс Бонд. Женщина производила впечатление крутой бизнес-вумен. Единственная деталь, которая выбивалась из делового образа – большая фетровая бордовая шляпа. Украшавшее головной убор перо казалось несколько неуместным, вызвав в воображении образ Боярского в роли д’Артаньяна. Нет, правда, вот ей бы усы – и вылитый Боярский.

Пара сидела за одним из столов и проглядывала бумаги.

– Антонина Скворцова? – мужчина посмотрел придирчиво. Чуть склонил голову на бок, прищурился. – Подойдите.

Он достал из кармана «корочки», развернул их пред самым носом и, не дав возможности как следует разглядеть, захлопнул. Сопоставив солидный внешний вид документа и его обладателя, а также то, как на посетителей прореагировал Тюлькин, Тоня пришла к выводу, что перед ней представители каких-то очень компетентных органов. Вот только зачем она им понадобилась?

– Садитесь, – мужчина указал на стул.

Тоня расположилась напротив парочки, продолжая пребывать в недоумении и прокручивать в голове все свои последние опыты. Несанкционированные – как их называет завлаб. Вроде бы они закончились относительно удачно. В смысле, без особого материального ущерба для лаборатории.

– А вы по какому вопросу? – Тоня решилась, наконец, выяснить что к чему. – Если насчёт прожжённого ламината, так Тюлькин уже высчитал из моей зарплаты на ремонт.

– Вы подавали заявление на грант? – проигнорировав ламинат, поинтересовался мужчина.

– Грант? – Тоня на секунду зависла. – А, грант. Да, подавала, – от робкой надежды сердце застучало как у зайца – быстро-быстро.

Год назад, когда только окончила университет, Тоня зарегистрировалась на сайте выпускников, чтобы поучаствовать в конкурсе на получение гранта. Заполнила анкету и коротенько так, страниц на пятьдесят, расписала, что стала бы делать с деньгами, если бы их получила. На какие потратила бы исследования и эксперименты.

Тоня уже успела забыть об этом конкурсе, потому что была абсолютно уверена, что ей никогда не выиграть. И вдруг появляются эти официальные лица из компетентных органов.

– Мне выделили грант? – просияла она.

– Почти, – строго ответил мужчина. – Нам нужно уточнить некоторые детали. Тут у нас ваше личное дело, – он указал взглядом на бумаги. – Написано, в старших классах вы участвовали в школьных олимпиадах.

– Да. По химии. Занимала призовые места.

– Это хорошо, что у вас есть опыт участия в конкурсах, – скупо похвалил Джеймс Бонд. – Тут говорится, закончили химический факультет, – продолжил он скользить взглядом по тексту.

– С отличием, – не стала скромничать Тоня. Уж очень хотелось грант. Её воображение уже рисовало собственную лабораторию, где она будет ставить любые опыты, не выпрашивая у Тюлькина разрешение часами.

– Посещали кулинарные курсы и курсы кройки и шитья, – неожиданно вступила в разговор вылитая Боярский. – И как успехи?

Тоня несколько удивилась, причём тут кулинария, кройка и шитьё к гранту по химии. Но, может, проверяют, насколько разносторонне соискательница развита?

– Я прекрасно готовлю. Я же химик – не боюсь экспериментировать.

– А с шитьём как? – не унималась обладательница шляпы.

– Хорошо… наверно, – чуть-чуть засомневалась Тоня. Дело в том, что курсы она закончить не успела – началась сессия, и стало не до них. Последнее занятие, которое посетила Антонина, касалось кройки ночных сорочек. Вот на этом её теоретические познания и исчерпывались. Практических, к сожалению, не было совсем.

– Как вы относитесь к музыке? – продолжила допрос женщина. – Играете на чём-нибудь, танцуете, поёте?

– Ээээ… в основном, слушаю.

– Ничего. Танцы мы подтянем, – снисходительно сказала она и поглядела на напарника. Тот одобрительно кивнул, и обладательница шляпы вновь обратилась к Тоне: – Вы нам подходите.

– Мне дадут грант?! – обрадовалась Антонина.

– Да. Но есть одно условие, – охладил мужчина.

– Какое?

– Вам нужно поучаствовать и победить ещё в одной, если так можно выразиться, олимпиаде.



Ольга Обская

Отредактировано: 28.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться