Дубовый лист

Размер шрифта: - +

СУББОТА

Все утро Адам безвылазно провел в лаборатории. В которую спустился еще с первыми лучами солнца. Вика тоже уже не спала и в окно наблюдала, как ее муж периодически выходит из гаража, что-то берет и быстро спускается обратно.

Ночь для них прошла тяжело, но быстро. Они между собой больше не говорили и даже спали в разных комнатах, хотя, по сути, были не в ссоре.

В часов десять, Виктория все-таки решила зайти к мужу, чтобы убедиться в целостности машины. Но девушка ловила себя на мысли, что боится оставаться с Адамом наедине, ведь с момента обнаружения письма, он ведет себя крайне неадекватно. Бросается с криком на любое ее возражение, практически не поддается успокоению и отказывается принимать какую-либо помощь, даже выпить успокоительного или просто поесть, а всю ситуацию видит в крайне мрачном свете.

Робко и тихо, будто подкрадываясь, Виктория спустилась в лабораторию. Еще по дороге она услышала тонкое жужжание шуруповерта, а это означало лишь то, что ученый проникал в корпус машины. Спустившись по ступенькам, девушка увидела встающего с пола мужа, явно довольного проделанной работой.

- А вот и ты, - как-то подозрительно спокойно, поприветствовал ее Адам. – Проходи, присаживайся.

Вика послушно прошла вглубь и села на свой пуфик, который, как и второй, были уже не во внутренней сфере. Оглядев машину, девушка пыталась найти изменения, но внешне ничего в глаза не бросалось, тогда она, набравшись смелости, спросила сама.

- Можно тебя спросить?

- Угу, - ответил ей Адам, с зажатым в губах, шурупом.

- Что ты там делаешь?

Он с гордым видом, закрутил этот, явно последний шуруп, в нижнюю панель машины, что напоминала ящик, прикрепленный под сферами. Затем Адам встал, отряхнулся и все также, демонстративно, продолжал молчать и складывать инструменты на полки шкафа. Вел он себя так, будто в этом письме виновата сама Виктория и даже перестал замечать ее перепуганный вид. И вот, когда все, наконец, было по своим местам, мужчина прошел к пульту и только тогда ответил.

- Теперь сюда хрен кто пролезет.

Сказал он с хищной улыбкой, явно наслаждаясь моментом. Но Вика ему не ответила и лишь покачала головой, и тихо вздохнула.

- Да не бойся. Отнесем мы твой дубовый лист. Но, как я и предупреждал, на этом будет все.

- В смысле, Адам?

- Помнишь, я говорил про предохранитель, который сожжет платы? Я его, наконец, установил.

- Мне казалось, что он стоял уже.

- Ну, не совсем. Он тогда еще не был готов. А теперь, все в ажуре! – Адам все шире и шире улыбался. – Мы переносимся в Архейскую эру, оставляем там дубовый лист и назад. А как только сфера вернется на место, будет всплеск, и платы перегорят, да так что фейерверк начнется. И все. Машинен капут.

Потом он наигранно хихикнул и сел в кресло.

- Ну, или если истечет таймер, так что, нам лучше не опаздывать.

Пересиливая испуг, Виктория, собрала всю волю в кулак, и уже не надеясь на успех, все-таки решила последний раз, достучаться до мужа.

- Милый, - начала она умоляющим голосом. – Послушай сам себя. Что ты говоришь? Зачем?

- Так будет безопасней.

- Та кому? А если что-то пойдет не так? Если нам придется вернуться, или ошибка в расчетах произойдет, и мы окажемся не в том времени. Как быть тогда?

Адам вытянулся в кресле, и почти смеясь, громко ответил.

- Пакет, Вика, пакет-то стоял.

Девушка застыла.

- Как пакет с твоими туфлями убедил меня переместиться во время перемещения, так пусть тебя и это убедит в моих словах.

После сказанного мужчина, достал из кармана грязного медицинского халата, в котором он проводил модификацию машины, камень красноватого оттенка и легонько кинул в сторону супруги. Она же его поймала на лету и так же вопросительно взглянула.

- Этот камень лежал рядом с запиской. И он мне подсказывает, что все получится и твое нытье, лишнее.

Вика резко подняла голову.

- Это еще не факт! Ты можешь ошибаться! Слишком уж много стоит на кону. Вся жизнь! Вся! За все времена!

- Не кричи, не глухой, – мужчина наклонился к ней поближе. – Это работало раньше, почему не сработает сейчас?

Словно ошпаренная, девушка подскочила к дверце машины.

- Вот я хочу переслать себе…, - она осмотрелась, - эту отвертку! – затем вопросительно посмотрела на сферу. - Ну и где она?

Адам залился смехом.

- Ну, во-первых, так ты бы уничтожила машину, я не зря все утро в ней ковырялся. Даже если ты меня убьешь, никто ее не переделает. И она останется одноразовой.

Глаза Вики и округлились, и налились слезами. Она даже тихонько присела назад. То, что ее муж, даже как бы, между прочим, и может быть даже не серьезно, таким холодным голосом назвал ее убийцей, и не просто убийцей, а его убийцей, было таким чуждым и таким болезненным, что девушка просто застыла.



Валентин Ненормальный

Отредактировано: 01.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться