Дух некроманта

Размер шрифта: - +

Елеазар, на пути в орден.

Несмотря на то, что в письме от шпиона было много недоговорок, оно несло вполне чёткие указания: нужно прибыть к ордену, как только луна взойдёт в полную высоту, а затем взять следующее задание в «тайном месте». Конечно, Елеазар догадывался что это за тайное место, но, чёрт возьми, эти загадки которые Назар постоянно придумывает, с каждым разом становятся только сложнее, ещё одна такая бумажка и кто-нибудь точно останется со сломанными рёбрами. Благо ещё эти «загадочные» послания отправляются очень редко и только в случае крайней необходимости, обычно незадолго до того, как произойдёт нечто важное. Вот только интересно, что на этот раз? Послание передал один из важнейших шпионов мастера, вряд ли бы Еворн так рисковал из-за мелочи. Скорее всего приказ это повод, из-за которого учитель вынужден действовать, и как можно скорее, пока главмагистр не увидел весь масштаб угрозы.

Участившиеся нападения зверей явно не самым лучшим образом отразились на торговле, раньше на главных дорогах то и дело ездили купцы, скупая деревенское зерно по дешёвке и продавая его в столице. А сейчас, несмотря на приближающиеся солнечный зенит, дороги почти полностью пустовали, будто по всему Мэнгорну снова прошлась война. Впрочем, для Елеазара это даже к лучшему, не будет торговцев, не будет и разбойников. Пару лет назад на пути практически каждые полчаса встречался очередной бедолага, который застрял, сломал колесо, или же стал жертвой грабителей. Но что тень помнил ещё лучше, дак это то, как ему постоянно приходилось останавливать лошадь лишь потому, что какой-то проклятый жирный торговец загородил своей проклятой повозкой, всю треклятую дорогу. Причём встают обычно самые жадные, те, кто прекрасно видят, что дорога похожа на узкую кочку, но продолжают доверху забивать телегу всяким хламом. Не мудрено, что благодаря отсутствию этих малоумных торговцев на пути, Елеазар передвигался намного быстрей и уже через десять минут пересёк черту столичных окраин. Он даже всерьёз начал верить, что успеет дать лошади отдохнуть перед миссией, однако каково же было его разочарование, когда через пару минут он опять увидел жирного торговца с повозкой посреди дороги.

Всё выглядело как обычно; недовольный торговец, двое молчаливых наёмных охранников, и доверху набитая хламом телега вставшая посреди дороги. Единственное что Елеазара радовало в этот момент, дак это то, что дорога около столицы чуть шире, чем в других областях, здесь даже бы не пришлось спускаться с лошади чтобы объехать повозку. Так, в общем-то, и планировалось сделать если бы не одно «но»: когда тень проезжал рядом, то увидел, как торговец начал бить лошадей кнутом со всей силы. Похоже, он упорно отказывался признавать, что проблема не в лошадях, а в его жадности. Даже самые сильные скакуны вскоре бы выдохлись, таская за собой набитую повозку с тремя людьми в довесок.

– Эй бочонок. – Проговорил Елеазар торговцу, спускаясь с лошади. – Ты не видишь, что телега застряла!?

– Тебе жить надоело? Может ты хочешь встать на место этих кляч?

Ещё до того как Елеазар спустился с лошади, двое наёмников спрыгнули с телеги и начали приближаться к столь смелому гостю. Судя по всему, повозку охраняли очередные псы аристократов, от разбойников их отличает лишь то, что они смиренно выполняют приказы, в остальном они так же грабят и убивают, даже кожаный доспех тот же носят. Тень с самого начала знал, что если остановится, то боя не избежать, тогда почему он вмешался? Все, включая Назара, до сих пор думают, что ему плевать на мир и всех кто в нём, Елеазар столько убил, что язык не повернётся назвать его сострадающим хоть кому-то. Или, может быть, этого просто никто не видит? Никто не видит, как он искренне заботится о своей лошади, никто не видит, что он не убивает женщин и детей, а также никто не видит, что от его меча страдают только вставшие на путь битвы: те – для кого убить это в порядке вещей. Елеазар ещё в детстве понял, что если уж взял оружие то будь готов забрать не только чужую жизнь, но и потерять свою. Это правило работает в обе стороны, и если не это справедливость, то что тогда? Сам Елеазар всегда готов к смерти, если его кто убьёт, то будет полностью прав. Мир это постоянная борьба и цена жизни за поражение вполне справедлива. Когда хищник нагоняет жертву, он справедливо её убивает, но если жертва оказалась быстрее, хищник справедливо погибает от голода, а жертва по справедливости продолжает жить.

– Зот, Володар, научите его манерам. – Высокомерно произнёс торговец.

Не успел «бочонок» договорить, как Зот уже лежал на земле, держась двумя руками за гортань. После этого у торговца вмиг сошла ухмылка с лица, он не мог понять что произошло. Зот просто упал и с жуткими звуками пытался безуспешно вдохнуть хоть немного воздуха. Уже больше десятка лет торговец чувствовал себя неприкосновенным, ему даже аристократы не могли возразить, и тут, через столько времени он неожиданно почувствовал страх. К нему вдруг пришло осознание, что его чувство защищённости может быть заблуждением, ни власть, ни деньги, ничего из этого не поможет, если чужой клинок окажется у шеи.

– Это невозможно. – Мелькнуло в мыслях у второго наёмника, пока тот отпрыгивал назад доставая саблю. – Как он всего за секунду ударил в шею и вернул руку обратно, чёрт возьми!? Нет… Наверняка мне показалось…Это всё потому что я не ожидал.

Елеазар хорошо знает, что внезапность это огромное преимущество. Если дело неуклонно идёт к бою, то он всегда нападает первым. При скорости Елеазара можно с лёгкостью устранить два или три противника в самом начале боя, ещё до того как они достанут оружие. Так, в общем-то, и планировалось, но даже Елеазар не ожидал, что оставшееся наёмник окажется настолько быстрым. Обычно люди аристократа даже меч-то держать правильно не умеют.

На удивление Елеазара наёмник оказался ещё тем смельчаком, как только он ретировался, то тут же достал саблю и пустился обратно в наступление. По-видимому, он тоже решил не ждать, пока противник приготовится к бою, однако даже так, ему всё равно не удалось застать тень врасплох. Через секунду оба лезвия столкнулись в железном противостоянии и началось сражение двух мастеров сабли, столь молниеносное сражение, что торговец едва мог уследить за рассекающими свет клинками. Может сабле и не дано разрубить тяжелый доспех, зато её скорость несравнима со скоростью меча. Если уж кому посчастливится увидеть бой двух мастеров сабли, то он никогда этого не забудет, это как сражение двух вихрей, которые мгновенно находят уязвимое место противника и тут же обрушивают туда удар. Суть такого сражения: дождаться момента, когда враг ошибётся, когда он не сможет или не успеет отбить удар. Это соревнование на скорость и реакцию, где любая ошибка может стоить жизни.



Роман Цуканов

Отредактировано: 30.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться