Дух некроманта

Размер шрифта: - +

Севастьян, паучье логово.

С тех пор как Севастьян оказался в комнате-ловушке, прошло уже несколько часов. За это время его эмоции слегка поутихли, но тем не менее он до сих пор не мог трезво оценить обстоятельства, уж слишком тяжелый удар судьбы ему пришлось пережить.

– Неужели это чувство теперь никогда не пройдёт... – Сидя на полу, негромко произнёс молодой охотник. – Но всё равно, даже если мне уже никогда не стать прежним, даже если шансов выбраться почти нет, я не могу просто смириться и ждать смерти. Пусть сдохну, но сдохну с оружием в руках, пытаясь хоть что-то сделать.

На этих словах Севастьян торопливо поднялся на ноги, заново перемотал факел, и принялся разжигать огонь с помощью кремневых камней. Что делать дальше он ещё не придумал, но точно знал, что будет бороться до конца, даже если придётся пробиваться через полчища голодных пауков.

– Пошли вы в задницу со своими сраными пауками. Уж парочку этих членистоногих я точно заберу с собой в могилу. – Злобно говорил охотник. – Ещё сука посмотрим, кто кого.

Наконец свет зажегся и Севастьян смог получше разглядеть странную комнату, которая тут взялась невесть откуда. Ничего необычного он, конечно, не заметил, однако в глаза тут же бросился старый пыльный сундук со сломанным замком, видимо, над ним постарался ныне мёртвый согильдиец.

– Если замок сломан, то ничего интересного я там точно не найду, но… Может так хоть пойму, откуда взялась эта комната. – Подумал про себя Севастьян.

Естественно, вещи в сундуке лежали в полном беспорядке, должно быть опять дело рук согильдийца. Наверняка он надеялся найти оружие или одежду, но вместо этого получил лишь кучку свитков, пергаментов, и костей мелких животных. Правда, помимо всего этого хлама, внизу сундука лежал ещё и странный амулет в виде чёрной змеи укусившей себя за хвост.

– Что-то мне подсказывает, это не обычный сувенир. – Подумал Севастьян и потянулся за амулетом.

Непонятно чего ожидал охотник, однако едва он притронулся к амулету, как по руке прошел обжигающий могильный холод, на стенах комнаты появились белые светящиеся письмена, а полчища пауков за дверью начали светиться белым цветом, причём этот свет как будто бы проходил сквозь стены.

– Ёп…! – Прокричал охотник и отбросил находку в сторону.

Словно сама смерть, приземлившись рядом с согильдийцем, амулет принялся поглощать мёртвое тело, оставляя нетронутым лишь одежду и снаряжение. Вначале рука, затем нога, а потом и всё остальное, просто превратились в чёрный дым и «затянулись» в амулет. Даже кровь с ножа исчезла, не говоря уже обо всём остальном.

– Твою мать…– То ли от страха, то ли от отчаяния, проговорил Севастьян, прижавшись к стене. – Это что было?

– Столетиями я ждал своего пробуждения. Кто ты, смельчак, что нашел меня и принёс жертву? – Послышалось в голове у Севастьяна.

– А кто спрашивает? – Понимая, что страхом делу не поможешь, вызывающим тоном спросил охотник.

– Я первый глава касты жрецов, имя моё Метвил. И если ты дерзишь, либо очень смел, либо просто глуп.

– Что ж, буду честен Метвил. – Всё так же смело продолжил Севастьян. – Меня зовут Севастьян, и я вообще не понимаю что, чёрт возьми, здесь происходит. Ты ведь сидишь в амулете, так? Как ты вообще оттуда со мной говоришь?

– Вижу, ты далёк от касты жрецов, удивительно, что тебе удалось меня пробудить…– Звучал голос в голове. – Жрецы неотъемлемы от смерти, мы способны обрести бессмертие разума перенося души в предметы, однако лишь немногие достойны такой участи. Впрочем, никто не обретает бессмертие по мимолётной прихоти, у всего есть своя цена и свои цели. Моё пробуждение должно было произойти только тогда, когда потомки моей касты сочли бы моё присутствие необходимым. А ты, чуждый касте смертный, рискнул меня пробудить, ещё и смеешь дерзить. Как вообще мои потомки допустили попадание сосуда в руки непросвещённого…

– Не хочу тебя расстраивать, но, похоже, потомки тебя забыли. Кстати, а откуда вообще взялась каста жрецов, и где она сейчас?

– Как это? Ты не слышал о нашей касте? Мы одна из трёх главных ветвей клана божественной руки.

– Клан божественной руки? Впервые слышу…

– В какой глуши ты живёшь, смертный… В моё время даже самые отдалённые поселения знали моё имя, не говоря уже о клане божественной руки.

– Ладно, неважно. Метвил, ты можешь помочь мне выбраться отсюда? Там за дверью свора голодных пауков… Если…

– Забудь об этом смертный. – Грозным голосом перебил жрец. – Воля моя, принадлежит лишь потомкам моей касты.

– Разве ты не глава своей касты? А вдруг прямо сейчас им нужна твоя помощь.

– Кодекс касты гласит, что какой бы ранг последователь ни занимал при жизни, после смерти он лишается своей власти и обязан беспрекословно подчиняться воли потомков. Тебе смертный, не понять значимость этого правила.

– Да нет, вроде логично, иначе бы глава в вашей касте не сменялся веками.

– Нет же глупец, не в этом смысл. Важно уважение к смерти и уважение к дарам Сальваториса. Он дал нам силу не для того, чтобы мы осуществили свои корыстные желания и стали бессмертными, а лишь для того, чтобы мы служили во благо равновесия. В нашей касте тот, кто использовал силу жреца для своего блага, горько за это платил.

– Вот чёрт… А я только подумал что есть шанс отсюда выбраться. – Облокотившись спиной о стену, расслабленно проговорил Севастьян. – Ну, значит, я тут умру, а ты пролежишь в этой комнате до скончания времён, умирая от скуки.

– Ошибаешься. Для поддержания разума мне нужна энергия, её может дать либо жрец, либо мёртвое тело. Без энергии моё сознание вскоре угаснет вновь.



Роман Цуканов

Отредактировано: 30.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться