Дух ветра

Часть 2. (1)

Уважаемые читатели!
я убрала начало "Духа", так сказать, во избежание. с литента пошли жуткие сливы. если вы не успели прочитать или копили проды - извините. как могу, так и защищаю свою интеллектуальную собственность. да, и галочки "завершено" не будет - книга останется в таком "впроцессном" виде. извините, если что не так. в сливах никто не виноват, ни я, ни тем более вы.

 

Часть 2: Встречный ветер

 Если ты почувствовал встречный ветер,

 строй не щит, а ветряную мельницу.

Н.

 

Я сидела на краю обрыва и любовалась окрестностями. Внизу, в глубокой расщелине, пенясь, бурлил неукротимый горный поток, а напротив, через пропасть, одна из-за другой выглядывали горные цепи. Нижнюю цепь укрывала кудрявая кайма увядающего леса, средняя – терялась в блеклой рваной дымке, а самые высшие точки Ступеней таились в облаках. Здесь, на южном побережье материка Второго, сезон Дождливый луны явил иной лик. Если в Клес-Леере он злобно плевался хлесткими дождями и дышал холодом, то здесь радушно улыбался теплым солнцем, раскрашивая Пятнистое ущелье в оттенки красного, оранжевого, желтого и светло-зеленого.

Откинувшись на руки и довольно щурясь, я подставила лицо солнечным лучам. Время еще есть, и можно позволить себе расслабиться... Горный поток ревел, прорываясь сквозь острые клыки порогов, а надо мной робко шевелила тонкими ветвями плакальщица, роняя желтые в коричневую крапинку листья. Я вдохнула запах прелой листвы и водяной свежести и открыла глаза, когда в небе мелькнула тень. Хищный горлан, сливающийся со светлым небом, камнем упал в ущелье, и я едва успела заметить, как сверкнуло тусклое серебро огромных крыльев.

Я вытянула шею, с любопытством наблюдая за птицей. В сумраке ущелья она сменила цвет на грязно-серый и стремительной тенью пронеслась над рекой, чтобы, спустя мгновение, снова взмыть ввысь, таща в черных когтях рыбью тушку. Я подалась назад, вырвала длинную травинку и рассеянно ее зажевала. Солнце неохотно сползало к горам, постепенно меняя цвет с ослепительно-белого на золотистый. Значит, уже скоро...

Позади меня тихо засопел крылан.

– Еще немного, – отозвалась я. – Нужно дождаться заката.

Светляк лежал на мшистом валуне, подняв острую мордочку к небу, чутко поводя носом и подергивая кончиком хвоста. Обернувшись, я улыбнулась. Я разбудила Зяку только вчера, когда заметила, как интенсивно он сияет. Крылан, едва выбравшись из сферы, увеличился до ненормальных размеров, зажал меня в углу и сначала грозно рычал, а после, скуля, вылизывал мое лицо. Я не сопротивлялась. Я тоже соскучилась. И теперь, рядом с ним, мне уже не так страшно и одиноко.

Солнце, напитываясь закатной краснотой, нерешительно зависло над далекой кромкой гор, с которых медленно сползал облачный туман. Я подобрала под себя ноги и замерла, жуя кислый травяной стебель. И ждала одного, а думала совсем о другом. О том, правильно ли поступаю, отказываясь от невидимости и позволяя судьбе и неизвестному затягивать меня в трясину загадок и поисков. И мне казалось, что правильно, но Эйрин... Эйрин соизволил очнуться и за шесть дней плешь проел своими нравоучениями.

Да, сначала я хотела спрятаться. Я давно не испытывала подобного страха. Опасаться за семью – это одно, но чувствовать себя беззащитной перед грядущим, зная, как много зависит от моего существования, – это совсем другое. И я чувствовала себя беззащитной, потому как оказалась права: после кошмара я потеряла способность пользоваться мощными потоками силы.

Я невольно сморщилась, вспоминая. Раньше, опуская руку в поток, я находила на ощупь все возможные нити – от скользко-тонких и невесомо-слабых до режущих пальцы, тугих и мощных. Теперь же остались только тонкие. Младшее поколение – мой потолок. А если прибавить к этому знание неизвестным ключа к моей сущности, то становилось совсем паршиво. И напоминало бег по хлипкому мосту над пропастью, из глубин которой тянет щупальца Вечность. Один раз мне повезло, и я сумела проскочить. А сейчас, когда моя сила испарилась в неизвестном направлении?..

Первый день, запершись в своем замке, я сходила с ума от непонимания, пока не вмешался Эйрин. Уговорами и увещеваниями, предложениями и угрозами он заставил меня отодвинуть страх в сторону. Заодно напомнил о сундучках. И о том же на второй день, когда я рискнула высунуть нос наружу, напомнило письмо от Шхалара. В отличие от меня, он не забыл о споре в чертогах Сна и выслал пятнадцать тайнописей мглистого сумрака. Все необходимое было в моих руках. И все правильно. Если бы не одно «но».

Я сощурилась на закат, посчитала про себя и задумчиво потянулась. Предложенный Эйрином путь вел по обочине. По берегу вдоль реки событий. И я очень сомневалась, что меня будут держать в курсе дел, рассказывая о находках и пропажах. А значит, я могу не успеть оказаться рядом. А опоздания я боялась едва ли не меньше собственной беззащитности. И решила, что ветер с ней, с силой. Нужно принимать заказы. Нужно находить обломки храма. Нужно понять, частью чего они являются. И что на них написано. Особенно – последнее. Может быть, тогда прояснится суть всей суеты. А сундучки никуда не денутся. Опять же, Эйрин проболтался. Открыть их можно только в межсезонье, в фазу Вечности. А мне до нее – как до родового гнезда пешком.

И я решительно убрала в сумку скрывающие сущность артефакты. Эйрин, разгадав мой замысел, забыл о своей обычной непричастности и достал меня в считанные дни. Мол, в моем положении бежать навстречу усиливающимся порывам ветра и вопить: «Эгей, я здесь!» крайне глупо. Слишком нетвердо стою на ногах, слишком большой груз ответственности за плечами. Встречный ветер размажет меня по ближайшей же скале. И в глубине души я с ним соглашалась. И сначала колебалась. Но решила рискнуть.



Дарья Гущина

Отредактировано: 16.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться