Дух ветра

(3)

Я расплылась в довольной и на все согласной улыбке. Вторая порция шла лучше первой, пока Уинт не углядел в толпе знакомого. И с извинениями ушел, на всякий случай попрощавшись и смущенно чмокнув меня в щеку. Я посмотрела, как его коричневая куртка теряется в цветастой толпе и вздохнула. Так, пока я еще не пьяная...

– Зяка?..

Крылан высунул нос из кармана моего плаща и вопросительно шевельнул левым ухом.

– Полетай по округе, поищи Нитиса, – попросила я. – Если найдешь и заметишь, что он бежать надумает, тащи ко мне.

Светляк покладисто кивнул и, выпорхнув под мелкий дождь, смешался с мириадами своих неодушевленных сородичей. Я допила пунш и всерьез задумалась о третьей кружке, рассеянно накручивая на палец прядь волос. Вся прическа – крылану под хвост... Из-за дождя и ветра мое тщательно выпрямленное и уложенное в высокий хвост настроение распушилось и выбилось из-под золотисто-красного шарфа.

Да, настроение Клес-Леера как захватило, так и не отпускало. И среди воров я опять выделялась бы одноцветностью: багряные волосы и глаза, темно-красный плащ в пол с черной шнуровкой по рукавам и вороту и черным же поясом, длинные кончики которого спускались по левому боку. На мои глаза попалась парочка магов закатных сумерек, беседующих в очереди за пуншем, одетых как я. Да, похоже, это... закатное. К чему бы только?..

– Яссмилина? И ты здесь?

Я невольно вздрогнула и обернулась. Есть-таки в жизни нечто неизменное... И это Шхалар, неизменно хмурый и недовольный, иссиня бледный и небритый, в неизменной куртке цвета мглистых сумерек с нашивкой Среднего поколения на высоком вороте, в неизменных же темных штанах и сапогах. Разве что волосы отросли, но из-под вьющихся влажных прядей горели неизменной силой источника сизые глаза.

Бегло оценив увиденное, я хмыкнула:

– На праздник как на работу или на работу как на праздник?

Он неопределенно пожал плечами и неожиданно признался:

– Я вообще сюда идти не собирался.

– А почему пришел? – я подняла брови.

– Райден достал, – Шхалар скривился. – Он решил, что нам не помешает развеяться.

– Конечно, не помешает! – убежденно подтвердила я, озираясь. – Кстати, а где он?

Да разве кого найдешь в этой яркой сутолоке... Или мне хватит пить?

– Не он, – со значением поправил сумеречный, пряча руки в карманы курки. – Они. С Гиль. Знакомых встретили.

– А ты воспользовался моментом и удрал? – развеселилась я. – И наткнулся на меня? Тебе, как всегда, не везет.

Он фыркнул. Я вкрадчиво улыбнулась и взяла его под руку:

– А мог бы пройти мимо, я бы тебя не заметила, – и подняла на него взгляд, уточняя еще вкрадчивее: – И зачем подошел?

– Пойдем потанцуем? – сухо спросил в ответ.

А я и не заметила, как бодрые струнные мотивы сменились тягуче-щемящими и лиричными...

– Ну, пойдем, – улыбнулась легко.

По негласной договоренности, площадь была разделена на две части. В северной народ питался и сплетничал за кружкой пунша, а в южной – танцевал. Мы как раз находились на границе, и Шхалар, зачем-то осмотревшись, утащил меня в толпу танцующих. Взял за руку, обнял, повел в танце и уставился куда-то поверх моей макушки.

Я оглянулась, но не заметила ничего подозрительного. И решила сосредоточиться на видимом. Вернее, на ощущаемом. Его ладонь обжигала холодом даже сквозь шерсть моих перчаток. И я не помню, чтобы в чертогах он был таким же ледяным... Понятно, что видимые и осязаемые признаки иссякания он прячет под мороком... но, кажется, не все.

– Шхал, – я нахмурилась, – ты здоров? Ты ледяной весь.

– А ты выглядишь замечательно, – невпопад отозвался сумеречный.

Я на уловку не попалась. Подняла руку и коснулась его щеки:

– Это потому, что иссякаешь? Тебе темные ответили?

– Яссмилина, мы танцуем, – напомнил он, перехватывая мою ладонь.

Я заставила себя расслабиться и вернулась к прежней теме:

– Так что с темными?..

– Сколько ты выпила? – Шхалар низко наклонился к моему лицу и повел носом. – Опять собираешься представление устроить?

– Тьфу на тебя... – я надулась, понимая бесполезность расспросов.

– А давай подальше отойдем, – он ловко просочился между танцующими. – Там, кажется, Райден с Гиль...

Прежде чем сумеречный затянул меня в толпу танцующего люда, я успела обернуться. В нашу сторону с выражением убийцы на загорелом лице двигалась некая особа. В ее черных глазах пылал гнев, длинные темные косы яростно хлестали по обнаженным плечам. Несмотря на холодный ветер, девица рискнула появиться на празднике в одном платье – ярко-лиловом, без рукавов, с внушительными боковыми разрезами на юбке. Это кого ж она так хочет?..



Дарья Гущина

Отредактировано: 16.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться