Дух язычника

Размер шрифта: - +

Часть 1 Глава 3

– Что с тобой? – спросил Мальстон входившего во двор племянника.

– Ничего.

– На тебе лица нет. Ты слишком много тренируешься.

– Ты расскажешь мне?..

– Ты изводишь себя.

– Расскажи мне подробно, и я больше не буду донимать тебя этой историей.

Мальстон тяжело вздохнул, после чего некоторое время простоял неподвижно, глядя в одну точку. Только сейчас Айвен обратил внимание, как поседела его голова.

Они вошли в дом, уселись на лавку, и Мальстон, на лице которого отразились и тоска, и восторг, и еще бог знает какие чувства, принялся рассказывать историю, произошедшую в те времена, когда он был молод, силен и полон кипучей энергией наряду с радужными надеждами.

Это было через пять лет после последней войны с неверными, начал он. Война была неудачной, в плен захватили мало рабов, годных для рудников. Народ и солдаты, принуждаемые к этому презренному занятию, роптали, казна была пуста, ручейки сборов и податей, стекавшие в столицу, оскудели, торговля и ремесла приходили в упадок. Война казалась единственным средством, которое может разрешить все проблемы. О большом походе не было чего и думать из-за нехватки средств, и Сигизмунд Второй приказал снарядить отряд на юго-запад, в почти неизведанные земли.

Про те края ходило много слухов и домыслов, часто противоречивших друг другу и порой насколько фантастичных, что вряд ли можно было им верить, продолжал Мальстон. Когда мы вышли за границы империи и углубились в дикие земли, то изумились невиданному буйству природы, представшему перед нашими глазами. Если смотреть с высоты холма, то вокруг, насколько достигал взор, простирались густые тропические леса, вечнозеленые и труднопроходимые. Они кишели разнообразной дичью и множеством насекомых, которые наполняли воздух таким гулом и трескотнёй, что порой хотелось закрыть уши. Ветви деревьев ломились от изобилия плодов, многих из которых никто из нас не видел никогда и не знал, можно ли их есть. Даже те, что были известны, считались редкостью, и подавались на столы лишь в богатых домах.

Здесь стояла ужасная жара, а по мере продвижения на юг она еще усилилась. Идти становилось все тяжелее. На открытых участках подолгу находиться было нельзя, стальные доспехи нагревались до такой степени, что прикосновение к ним грозило ожогом, и сильные воины иногда падали без чувств. Под сенью деревьев было немногим лучше: там царила духота, как в бане, множество гнилостных запахов и испарений подымалось от останков отживших свой срок растений и животных, тучи ядовитых насекомых неустанно жалили, облепляя тела, и рука уставала прогонять их. Можно было убить тысячу, но миллионы прилетали им на смену, и не было конца этой напасти. Чтобы хоть как-то спастись от них, приходилось часто разводить костры, бросая в огонь зеленые ветви для дыма, и движение отряда в этом аду происходило очень медленно.

Ядовитые змеи порой так и кишели под ногами, ужаленные ими умирали в страшных мучениях. К рекам, преграждавшим путь, опасно было даже подходить, не то, что купаться, о чем в такую жару мечтал каждый – там было безраздельное царство крокодилов, безжалостных чудовищ, которые достигали иногда десятиметровой длины и обладали огромной силой. Однажды такой великан схватил своими капканами-челюстями за голову коня, склонившегося на водопой. В мгновение ока несчастное животное исчезло в водах, которые окрасились кровью. Переправа через реки была настоящей проблемой, много времени уходило на то, чтобы, выбиваясь из сил и изнемогая от жары, рубить деревья и вязать из них плоты.

Целый месяц был потрачен на пересечение этой полосы смерти, где мы не встретили ни единого человеческого существа. Наконец мы добрались до подножия Западных гор. Поверхность земли здесь полого, постепенно уходила ввысь, и едва заметный подъем длился десятки километров. Чем выше мы продвигались, тем жара становилась меньше, превращаясь в приятное, необходимое человеку тепло, кровососущие насекомые и ядовитые змеи попадались реже, крокодилов в реках, несших с гор прохладные воды, мы не видели, хотя по-прежнему еще некоторое время опасались водоемов. Количество же дичи и разнообразных фруктов едва ли уменьшилось, повсюду журчали ручьи с чистой водой, и мы уже не сомневались, что попали в настоящий рай, ради которого стоило претерпеть множество испытаний, выпавших на нашу долю.

Здесь мы встретили, наконец, первых людей, которым многие из нас завидовали, и на это были причины.

Жили они большим племенем в хижинах, построенных из веток и пальмовых листьев. Мужчины были высокого роста и сухого, жилистого сложения; нередко среди них попадались настоящие гиганты с атлетическими телами. Кроме набедренных повязок они никогда ничего не носили, и с мышцами, которые переливались под смуглой кожей, чуть темнее хорошего загара белого человека, тонкой талией, широкой грудью и длинными, завязываемыми сзади волосами, среди зелёного рая своей родины они выглядели настоящими богами.

Их женщины были стройны и гибки, набедренные повязки, затейливо сплетенные из листьев и лиан, плотно облегали бёдра, лишь подчеркивая грацию. Грудь они не прикрывали ничем, считая наготу естественной, и можно себе представить, какое впечатление это производило на христианских воинов, которые давно не видели женщин и перенесли немало лишений. Волосы здесь не стриг никто и никогда, и у женщин они иногда достигали уровня колен. Старухи выглядели ненамного хуже молодых и возраст их не поддавался определению. Дикари не вели учета своим годам, не испытывая в этом никакой надобности, не задумывались, лето сейчас или зима, ибо температура воздуха здесь не отличалась заметными перепадами. Они жили, не отделяя себя от природы, не считали, сколько времени прошло от момента их появления на свет, и не ломали голову над тем, скоро ли умирать. Среди них было много настоящих долгожителей, имевших бесчисленное количество потомков, но ни дряблыми, ни больными они не выглядели. С виду им можно было дать никак не больше шестидесяти, в то время как на самом деле количество прожитых ими лет могло быть вдвое больше. Они сохраняли юношескую подвижность, энергичность и гибкость членов, и, казалось, будут жить вечно!



Вячеслав Воронов

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться