Дух язычника

Размер шрифта: - +

Часть 2 Глава 21

Через мгновение после того, как Элохим нажал на кнопку пуска, вздрогнул, как живой, пол под ногами и послышался отдаленный гул. Вслед за этим стали раздаваться удары, сотрясавшие весь корабль.

Из-за нарушений в электронике, расстрелянной Элохимом, на экран поступила информация о том, что люк ракетной шахты открыт. Но на самом деле он оставался запертым. Пусковое устройство из-за неполадок сработало, и движимая реактивной струей ракета врезалась в люк, который прогнулся, но выдержал удар. Ракетное топливо воспламенилось и взорвалось, распоров стенки шахты. Ударная волна привела к детонации горючего других ракет, и они стали взрываться одна за одной, пока не разорвались все. Взрывами были повреждены системы управления маневровыми двигателями, склады с оборудованием и астрофизическая лаборатория. Произошла разгерметизация близлежащих модулей, и воздух со свистом стал выходить в космическое пространство, уступая место безжизненной пустоте.

Огненные вихри подожгли пластик, которым было отделано большинство помещений. Загорелось искусственное покрытие на полах и все прочее, что могло гореть, пока был воздух. Полтора десятка членов экипажа были травмированы. В опасную зону запустили ремонтных роботов с целью ликвидировать последствия взрыва.

Несколько верхних ярусов обесточились и на время погрузились во тьму, пока не включилось аварийное освещение. Установка, подававшая энергию на нижние маневровые двигатели, из-за пожара, поглощавшего все новые площади, перестала функционировать. Пожар, словно гигантский спрут, протягивал смертоносные щупальца везде, куда только мог дотянуться, пытаясь заключить в объятия весь корабль.

Огонь добрался до трубопроводов, по которым к двигателям подавалось горючее. Трубопроводы раскалились, горючего внутри них не было, но жар добрался к бакам, и вскоре прогремел взрыв гораздо более сильный, чем взрывы в ракетных шахтах. Огонь, с которым с завидным мужеством боролся весь экипаж и пожарные роботы, подбирался все ближе к реакторам. Они обеспечивали энергией основные двигатели, предназначенные для осуществления межзвездного броска.

Взрывы столкнули корабль с орбиты. С поврежденными двигателями, лишенный управления, он все более захватывался притяжением планеты, набирая губительную скорость.

Элохим, уверенный, что уже ничто не может отвратить его сокрушительной мести, не сразу осознал, что планы его рухнули. На минуту он остолбенел, по-прежнему сжимая в руке пистолет и глядя на экран, не в силах поверить собственным глазам. Отчаяние и растерянность сковали его, лицо покрыла мертвенная бледность. Силы стали покидать его, ноги подкосились. Чтобы не упасть, он схватил за плечо капитана и сжал его с такой силой, что Томас поморщился от боли. Элохим повернулся и сделал несколько неуверенных шагов по направлению к свободному креслу. Он походил на больного, который несколько месяцев не подымался с постели, и бессильно упал в кресло, издав мучительный стон.

Через минуту он поднялся и принялся, шаркая ногами, словно у него не хватало сил оторвать их от пола, медленно прохаживаться взад-вперед.

– Какая несправедливость! – выдавил он из себя и вдруг хрипло завыл, как раненый зверь. – Все, все против меня! Одни призраки вокруг! Зачем вы пытаете меня, откуда взялись вы, мучители?

Он закашлялся, в горле у него першило и голос охрип от дыма, клубившегося в атмосфере помещения несмотря на работу системы вентиляции.

– Кто ты, препятствующий мне?! – воскликнул он голосом, полным отчаяния и угрозы. – Где ты, бьющий из-за угла, внезапно, подло, когда я уже торжествовал!

Он бессильно опустил руки, взгляд его блуждал где-то вдали. Голос, до сих пор полный угрозы, приобрел вдруг страдальческий оттенок.

– Я знаю, ты просто завидуешь мне, моей способности создавать, молодости моего ума, – ты, старый и немощный, ни на что не способный…. Он умолк, замерев в неподвижной позе. На лице его застыла маска страдания, руки опустились и висели безвольно, как плети. Оружие в его руке выглядело нелепо.

Томас обернулся к Амону и покрутил пальцем у виска.

Тут Элохим пал на колени и продолжил свою речь, но уже смиренным тоном.

– Ты хочешь сломать меня, так вот смотри – я смиряюсь. Я готов выполнить твою волю, но за это… ты видишь, как это трудно мне! Никто и никогда не приносил тебе таких жертв! За это дай мне сделать то, что я хочу! Я буду молить о прощении за все, я готов принять любое наказание, – но выполни мою просьбу! – и он, отшвырнув оружие, склонился и коснулся лбом пола.

Капитан, бросив на него вороватый взгляд, поднялся с кресла и на цыпочках пошел к пистолету. Он уже протянул было руку, но в этот момент раздался взрыв. Входную дверь отбросило в сторону, и все вокруг заволокло густым дымом.

Элохима опрокинуло набок и оглушило. Несмотря на это, он лихорадочно-быстро водрузился на четвереньки и первым делом стал шарить руками по полу в поисках оружия. Нащупав пистолет, он обернулся к выходу, ожидая нападения. Когда в воздухе прояснилось, в дверном проеме он не увидел никого.

Обессиленный, он тяжело опустился на пол и лег лицом вниз, широко раскинув руки.

Сколько времени пролежал он в такой позе, он не смог бы сказать. Твердый пол приятно холодил щеку, дыма здесь, внизу, было меньше и дышалось свободнее. Наконец он встал и оглянулся по сторонам. Амона нигде не было, Томас лежал на полу и стонал, приложив ладонь к правому боку, лицо его было в крови. Медленно поерзав ногами, он открыл глаза и сделал попытку подняться, но мучительно вскрикнул и повалился обратно.



Вячеслав Воронов

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться