Дух зверя

Размер шрифта: - +

Дух зверя

Волк бежал без остановки третий день, он не ел почти месяц и голод ужасно сводил желудок, а тот cводил с ума мозг. Октябрь в этом году выдался уж слишком дождливым, напитавшаяся водой шкура тянула к земле, а лапы то и дело утопали в грязи. Но останавливаться было нельзя, сама смерть шла по пятам, не отставала ни на минуту, не знала отдыха, работала в две смены, волк чувствовал её нутром, она оставила метку у него на боку, оставалось только одно - бежать. Пока бежишь - живёшь. Дыхание хоть и было ровным, но дышать совершенно не хотелось. Воздух в этом лесу насквозь пропитался ядом, от которого жгло в носу. Волк слышал как плачет лес. Печаль поселилась здесь недавно и уже была повсюду. Исходила из недр земли, шелестела в траве, поднималась по стволам деревьев и треском разносилась по всей округе. Волк сочувствовал лесу, но ничего не мог поделать. Яд, который разносил воздух, означал лишь одно, сюда шли люди. Железные гиганты ползли по земле, оставляя на ней глубокие шрамы, они не боялись ни болот, ни темных зарослей, ни волчьих клыков, с легкостью вырывали деревья из земли, разрывая корни, переламывая по полам могучие стволы. 
Пить из ручьев было опасно, вода могла быть отравлена, приходилось слизывать её с листьев и собственной шкуры. Уставшие, больные глаза искали следы мышей, ежей, змей, кого угодно, лишь бы поесть. Трава уже не лезла внутрь, от жуков крутило живот, иногда просто хотелось лечь и выть, выть громко и печально, а потом умереть, как те деревья, которые вырывали из земли. 
Солнце давно не выглядывало из-за серых небесных кустов, поэтому официально ночь в лесу наступала, когда температура воздуха падала. Волк постоянно останавливался и слушал, нет ли где поблизости гнезда сорванного с макушки дерева ветром. Возможно, лосенок отбился от матери и блуждает в потемках, ну хоть что ни будь и тут, вдруг, он. Заяц, стоит себе как ни в чем не бывало. Волк втянул ноздрями воздух, чтобы почувствовать кровь, разгоняемую маленьким заячьим сердцем, но ничего не уловил. Это было странно, по виду заяц, но стоит без движений, ничем не пахнет, не убегает, всё указывает на то, что нужно пройти мимо. Но слюна уже стекает густыми ручьями, глаза горят, а телом теперь управляет желудок, а не мозг. 
Волк призраком подкрался к добыче, он действовал так, как его учила жизнь, тихо и быстро. Одним прыжком преодолел расстояние в несколько метров, клыки сомкнулись, в воздухе раздался глухой щелчок и в нос тут же ударил запах горячей крови, волчьей крови. Острое, как жала тысячи ос, что-то впилось в лапу, пробило плоть и сломало кость. Волк взвыл обезумев от боли, задергался, заметался из стороны в сторону, отчего боль только приумножилась. Он скулил и дергал лапу, пытаясь высвободить её из смертельной хватки, но не мог. Бег был остановлен, смерть побеждала. Собрав воедино оставшиеся силы, отчаяние, всю свою волчью душу, он завыл, завыл протяжно и печально, так, что вой этот разнесся на многие-многие километры, а после замолчал навсегда. Тело зверя обмякло и осталось лежать серым бугорком на сырой земле. Дух улетел вместе с воем, куда-то далеко-далеко, туда, где его ждал вырубленный лес, такой, каким он был всегда: полный жизни, свободы и вечной гармонии.



Alex R.

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться