Духовка Сильвии Плат

Размер шрифта: - +

Часть 6

Январь

 

33

Флоренс Вёрстайл

Сразу же после зимних каникул я перестала работать в доме престарелых. Всех учеников с высшими средними балами освобождали от этой участи. Однако вместо этого за мной должны были закрепить одного отстающего ученика по любому выбранному мной предмету. Я выбрала французский – из всех языков он давался мне проще остальных.

Когда мисс Блейк, учительница французского, попросила меня и Кевина Рэма, капитана школьной команды по баскетболу, задержаться после урока, я уже поняла, что именно он станет моим учеником. Не сказать, что я сильно обрадовалась. Он не мог связать двух слов и по-английски, не то что по-французски.

― Кевин, в этом году с тобой будет заниматься Флоренс. Надеюсь, вы сработаетесь.

В этом году? Ему и раньше кто-то помогал?

Он ничего не ответил, только кивнул.

― У кого-нибудь есть вопросы?

― Вы не могли бы составить список учебников, которые я могу использовать для занятий?

― Конечно. Думаю, я смогу сделать его к следующей неделе. Включу только книги, имеющиеся у нас в библиотеке, чтобы не возникло трудностей с их поисками.

― Merci[1].

― Je vous en prie[2].

Я еле улыбнулась, благодарно кивнув. Пожалуй, она мне даже нравилась. Немного.

― Florence, je suis sûre que tout va s'arranger[3].

― Oui[4], ― только и смогла глупо хмыкнуть я.

После этой непродолжительной беседы мы с Рэмом вышли в коридор, где договорились, что после занятий я приду к ним домой и, исходя из его знаний, мы определим, сколько нам понадобится уроков. Мы оба не особо воодушевились по поводу предстоящих занятий. Но он не хотел вылететь из команды из-за плохих оценок, а я не хотела возвращаться в дом престарелых. Так и началось наше общение с Рэмом, а соответственно и новые приключения на мою cul[5].

 

34

 

Дом Рэмов оказался именно таким, каким я его и представляла, а именно воплощением типичного американского дома мечты: белый забор, два этажа, занавески в тон кухне, натертой до блеска, где мы с ним и занимались. Никогда в жизни я не видела мебели, вычищенной с таким усердием.

Рэм был не таким уж и глупым, даже, пожалуй, работоспособным. Он старательно выполнял все мои задания, но у него не слишком удачно получалось, за что я не могла его винить. Думаю, он бы с радостью провел это время на спортивной площадке, а не в компании дурацких книжек и моего занудного объяснения правил.

Ближе к шести мы решили передохнуть. Рэм налил мне сока, а себе взял коктейль. Наверное, что-то для спортсменов. Я не стала спрашивать.

Над столом у них висело множество фотографий. Все в разных рамках и все довольно старые. Там находились и свадебные фотографии Рэмов, и первый поход в школу Кевина, и черно-белые снимки. Один из них мне показался смутно знакомым. Я привстала, чтобы получше разглядеть. Это был тот самый снимок, который я нашла у мамы в дневнике. Точь-в-точь.

— Откуда это у вас?

— Что именно?

— Это! ― я тыкнула пальцем прямо в фото.

— Эй! Поаккуратнее, не надо пачкать своими грязными пальцами стекло, — попросил он, возмутившись. ― Это фотография выпускников. Там мои родители. Раньше такие каждый год делали.

— Ты знаешь этого человека? ― я интересовалась насчет парня, стоявшего рядом с моей матерью.

— Это мой отец, — ответил он, не понимая, почему меня так интересует это фото. Об отце Кевина я знала лишь то, что он работал в полиции.

— Да нет же, вот этот, — я не удержалась и снова тыкнула пальцем прямо в грудь таинственному парню.

На этот раз Рэм не стал меня отчитывать.

— Это преподобный Патрик, — ответил он так, будто спросив об этом, я сморозила неимоверную глупость.

Я тут же снова всмотрелась в фотографию. О боже!

— П. – Патрик, — прошептала я, с ужасом уставившись в его черно-белое лицо.

П. – мой отец. Патрик – мой отец!

 

35

 

Вернувшись домой, я заперлась в комнате и снова перечитала мамин дневник. Я хотела найти хоть какую-нибудь деталь, чтобы убедить себя в том, что Патрик на самом деле не мой отец, что я что-то напутала, и что эта фотография ничего не значила. Но глубине души я знала, что это не так.

К вечеру я настолько устала, что уснула, сидя в кровати, в обнимку с маминым дневником. И ближе к девяти часам проснулась от того, что кто-то скребся в окно. Я привстала с подушки, прислушиваясь. Когда увидела твой силуэт, то быстро спрятала дневник под кровать и метнулась к окну, чтобы открыть его. В комнату тут же просочился морозный воздух, отчего я слегка вздрогнула. Ты неловко ввалился в комнату прямо на пол, а я быстро заперла окно.

— Зачем ты сюда забрался? А главное как? ― поинтересовалась я, садясь на корточки рядом с тобой.

Ты привстал и посмотрел на меня, усмехнувшись.

— Как видишь, не слишком удачно.

Я помогла тебе встать, после чего ты беззастенчиво уселся на кровать, словно она принадлежала тебе.

— Ты самое беспардонное существо, которое я встречала, знаешь?

— Так и будешь там стоять?

Я подошла ближе, но не села рядом.

— Почему ты полез в окно?

— Я не хотел, чтобы кто-то знал, что я здесь.

— Что тебе нужно?

— После всего, что случилось, мы почти не общались. И я так больше не могу. Я хочу все прояснить.

Я промолчала, осмелившись сесть рядом.



Eustis Rey

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться