Дурная кровь

Размер шрифта: - +

Главы 6-10

Глава шестая

 

- И что было после? – спросил притихший Фес.

- Самое скверное, - Бере сунул трубку в кисет, начал набивать ее табаком. – Мы с Анжелис приехали на извозчике к ней домой, а там нас уже ждали. Врач, несколько соседей и слуга Алир. Старый Бенедиктус скончался буквально за несколько минут до моего прихода. Панихида назначена на послезавтра, пройдет она в университетской церкви, и я не могу не пойти.

- Ты не боишься, что тебя могут увидеть с девушкой и что-нибудь заподозрить?

- Нисколько, - Бере вставил мундштук трубки в рот. – Ты забываешь, дружочек, что я ученик покойного Бенедиктуса. Мое появление вполне оправдано и даже диктуется простыми приличиями. Кроме того, у меня всегда есть объяснение – я занял на кафедре должность Анжелис, и мне хочется узнать, чем девочка занималась перед увольнением.

- Она симпатичная?

- Она очаровательна. У нее роскошная темная коса, прелестные карие глазки и нежная кожа. Маленькие ручки, маленькие ножки, фигурка, как у статуй водяных дев, которые украшают аллеи Королевского парка.

- Вот и приударь за ней. Вполне достойная кандидатура. К тому же сирота, которой ты станешь опорой по жизни.

- Ты издеваешься? При всем моем уважении к профессору, девчонка едва избавилась от одного старого хрыча, а тут за ней начнет волочиться другой.

- Глупо, Бер. Вы могли бы стать опорой друг для друга.

- Не в этом смысле, что ты вкладываешь. Но в одном ты, безусловно, прав, девушке нужна помощь. То, что она мне рассказала, весьма странно. Насколько я помню, Бенедиктус всегда был очень уравновешенным человеком.

- А насчет этого ты что думаешь? – Фес показал лапой на клочок бумаги, украшающий столик.

- Ничего. Чтобы понять, что означают эти слова, надо знать язык, на котором они написаны. Я этого языка не знаю.

- Совсем-совсем?

- Совсем-совсем, - Бере все же решился и при помощи заклинания поджег табак в своей трубке. – Я хотел поговорить об этой бумажке с Анжелис, но сейчас девушке не до этого. Она очень сильно переживает смерть старика.

- Что ты планируешь делать, Бер?

- Ничего. Честно говоря, я не знаю, за что браться. И чем именно я могу помочь девочке. Вряд ли она расскажет мне что-нибудь, кроме того, что уже рассказала при первой встрече.

- Тилим-тилим-тилим! – внезапно ожил Кристалл на столе. – Мой добрый господин Бере, с вами желает разговаривать почтеннейший мастер Арно Ван Затц!

- Бере, это я, - раздался идущий ниоткуда голос декана. – Ты не занят?

- Нет, мэтр Арно. – Бере был удивлен. – Надеюсь, у вас все в порядке?

- Да, все хорошо. У меня для тебя неплохая новость. Ректор подписал приказ о твоем назначении на должность лаборанта.

- Я рад. Поблагодарите от меня господина ректора.

- Я понимаю, что сегодня выходной, и у тебя могут быть свои планы, но я попросил бы тебя срочно зайти ко мне для беседы. Не в университет, домой. Адрес мой помнишь?

- Ээээ…Солнечная улица, дом с желтой крышей  напротив Лошадиного рынка?

- Рад, что ты не забыл. Приходи прямо сейчас. Я жду.

- Начальство желает тебя видеть, - с иронией сказал Фес. – Какой из своих ста парадных камзолов наденешь?

- Самый парадный, - Бере сделал последнюю затяжку и выколотил истлевший табак в оловянную тарелку рядом с Кристаллом. – Я так думаю, это насчет похорон Бенедиктуса. Не скучай, я скоро.

- На обратном пути зайди к бакалейщику и купи мне две… нет, три упаковки копченых сосисок с горчицей, - заявил Фес. – Надеюсь, ты не отдал все наши деньги дамзель Анжелис? А я пока попробую заняться этой странной бумажкой, если ты не против.

   Бере хмыкнул и пошел одеваться.

 

                                 *********

 

 

   Дом Ван Затца сильно изменился с той поры, когда Бере побывал здесь последний раз. Раньше тут было множество книг – самых разных, старинных и не очень, беллетристики и трактатов по магии и различным научным дисциплинам. Эти книги Ван Затц, тогда еще совсем молодой и честолюбивый магистр сверхъестествознания, охотно демонстрировал всем своим приятелям и гостям и мог говорить о них часами. Теперь ни самих книг, ни старых стеллажей, прогибающихся по тяжестью инкунабул и свитков, больше не было, они исчезли неведомо куда. Их заменила дорогая мебель из траканского мореного дуба, красного дерева и барийского кедра, покрытая инкрустацией и начищенная ароматным воском:  полы, которые одиннадцать лет назад усеивали клочки разорванных черновиков и сломанные перья, видимые свидетельства интеллектуальной работы хозяина, теперь были покрыты дорогим и безупречно натертым  паркетом и еще более дорогими коврами из натуральной шерсти. Каждый  квадратный дюйм этого дома будто кричал: «Посмотри на меня, я просто воплощение роскоши и благополучия!» Оглядевшись, Бере с усмешкой подумал, что в доме не осталось ни единой вещи, которая свидетельствовала бы о тех чудесных временах, когда они с Ван Затцем начинали свой путь, и каждый строил свои планы. Судя по обстановке дома, планы Ван Затца реализовались с лихвой, а вот его мечты, увы, так и остались мечтами…

- Ступай, - велел декан слуге, который привел Бере в его кабинет, закрыл за ним дверь, жестом предложил гостю сесть. – Прости, что не предлагаю тебе вина, но в моем доме нет ничего хмельного.

- О, не беспокойтесь, мэтр Арно. Если не возражаете, давайте сразу поговорим о деле.

- Спешишь? – Декан смерил Бере тяжелым взглядом. – Хорошо, попробую объяснить тебе все без длинных предисловий. Для начала возьми это, - тут Ван Затц показал на небольшой замшевый мешочек, лежавший на его письменном столе между серебряной лампой, изображавшей обнаженную нимфу, держащую в руках плафон из молочно-белого тончайшего фарфора, и бронзовым письменным прибором с гербами королевского дома Руфии. – Я стараюсь исполнять свои обещания.



Андрей Астахов

Отредактировано: 01.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться