Дурнушка, или история княжны Итисы Осенской

Размер шрифта: - +

Глава 9

Пробудившуюся во мне магию я стала сравнивать со второй парой неожиданно выросших рук. Новые конечности теоретически могли быть очень полезны, но пока что только мешались либо отказывались повиноваться моим приказам. За прошедшую неделю Тинкс Миликс – помесь эльфа и человека – провёл больше тридцати часов, обучая меня, Дэва, князя Шена и Грегора управлять способностью воздействовать на внешний мир через сознание. Мы выполняли незамысловатые задания всё так же парами. Благо, по камерам нас больше не разводили, но и Грегор не смел открыто проявлять свою тёмную сущность. Почему-то его магия теперь не отличалась от моей: серый дымок срывался с его пальцев, когда нам нужно было, например, поднять в воздух книгу.

- Это вполне естественно, что на начальной стадии магия ваша видима, - пояснял полукровка, - это её грубая форма, следствие вашего непонимания сути вещей. Вам всего лишь нужно уяснить, как именно хранящаяся в вас энергия действует на реальность, проходя через изнанку бытия.

Кстати говоря, мой крылатый друг и так уже всё понимал. От него никакого дыма не исходило, но он упорно отказывался от предложения Тинкса заниматься по индивидуальной усложнённой программе.

- А как же я буду без напарника? – противился такому раскладу и князь Шен, магия которого окрашивала воздух в жёлтые тона. Вообще, двадцатитрёхлетний князь будто помешался на новых способностях своего тела. Он рвался выполнять все задания зам-зама, причём его безумно злило, если мы с Грегором справлялись быстрей и лучше. А такое случалось часто. Причину несдержанного поведения молодого мужчины мне объяснил Грегор, с насмешкой сказав, что князь Шен отправился в Академию ради принцессы, ради её внимания и уважения.

- Но всё это уже принадлежит мне, - самодовольно закончил иномирец. Эта фраза и переполнила чашу моего терпения. Я боялась Грегора, но ещё больше меня страшили его мотивы и потребности. В иные моменты он казался механической куклой, двигающейся благодаря заведённым шестерёнкам: отстранённый, холодный, пустой. Иногда же в бездне зелёных глаз с красными крапинами буйствовали страсти алчных желаний. Казалось, этот вырубленный из скалы мужчина мнит себя богом.

 

Неделя прошла, и я решилась на первый доклад. Я сгорала от потребности увидеть Дариона, чтобы поделиться с ним своими наблюдениями. Написанную колдуном инструкцию я уже выучила наизусть, а листок порвала и сожгла в камине общей гостиной. Я не хотела рисковать, не хотела, чтоб кто-то знал о нашем сговоре. Дождавшись тёмного часа, когда уснула любящая читать допоздна эльфийка Кьяра, я встала с постели, накинула поверх сорочки длинный халат, взяла с полки потушенную переносную лампу и отправилась бродить по Академии. Выйдя из блока в коридор, я повернула рычажок в основании продолговатой лампы, и за толстым стеклом заплясал магический огонь. Прислушавшись к тишине, я немного успокоилась и пошла к лестнице, уводящей из корпуса общежития в лабиринт учебной зоны. Ещё несколько дней назад я присмотрела холл с нишами, в которых располагались скамейки для отдыха учащихся. Там же висели и овальные зеркала. Я намеревалась воспользоваться одним из них. Те, что имелись в спальне и в ванной, я отмела из возможных вариантов, так как боялась быть услышанной соседками.

Окон в круглом холле не было. Чернота поглощала всё, даже посягнула на светлое дрожащее пятно от лампы, плывущее впереди меня. Я часто и шумно дышала, гоня прочь все страхи. Приблизившись, наконец, к нише, я поставила лампу на скамью. В ровной глади зеркала отразилась я: растрепавшиеся за время мнимого сна волосы спадали на плечи, свободного покроя халат висел белым балахоном, в лице ни кровинки, оно такое же белое, отчего глаза кажутся чёрными ониксами в оправе ресниц. Закусив губу, я попыталась пригладить волосы. Хотелось предстать перед Дарионом в более или менее надлежащем виде.

Ритуал превращения зеркала в нечто другое состоял из следующей последовательности: сначала я подышала на холодную поверхность, затем пальцем нарисовала символ «Ɔ», пока он не исчез, приложила ладонь и прошептала заученное заклинание.

- Под перевёрнутой луной я жажду встречи. Пусть таинство зазеркальных путей откроет мне к Дариону дверь. Приказ мой таков! Снимаю печать с пространства оков.

Изображение покрылось рябью. Я отняла руку от зеркала, в котором не было больше лохматой меня. Обстановка скромной комнаты с книжными полками и письменным столом показалась мне знакомой. Колдун сидел в кресле, прижав к груди раскрытый фолиант, и мирно посапывал. Так вот чем он ночами занимается – спит!

- Дарион! Дарион, - позвала я. Чуткости колдуну было не занимать. Он тут же открыл глаза, метнув беспокойный взгляд в мою сторону.

- Это я, - я помахала рукой.

- Я вижу, - улыбнулся колдун. Отложив книгу, он быстро поднялся на ноги и подошёл ко мне. Точнее, к той невидимой грани, которая нас разделяла.

- Как ты? Стряслось что-то плохое? Тебе нужна помощь? – засыпал мужчина меня вопросами.

- В общем, дела такие. У Грегора магия отличается от присущей нашему миру. Когда он в первый раз её применил, то сильно меня перепугал. Тёмные тени заполнили комнатушку, в которой мы находились. Я ощущала себя мухой, застрявшей в липкой паутине. На остальных занятиях Грегор ни разу не проявил этой силы, теперь она у него похожа на мою, и никто не чувствует подвоха, даже преподаватель Тинкс Миликс, - быстро выложила я.

- Наверное, он маскирует свои истинные способности, пропуская потоки своей энергии через тебя, - задумчиво протянул Дарион. – Я даже предположить не могу, какие это повлечёт последствия для тебя. Я ни разу не сталкивался с его магией, хотя и пытался.



Александра Чупина

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться