Душа без признаков жизни

ГЛАВА 34. Марлин

Андриан вернулся к концу января, когда за окнами завывала свирепая метель.

Дома он Марлин не застал и, очередной раз придя в больницу, упросил Яру отыскать ее.

— Не могу, Яра, — сдерживая всхлипы, говорила Марлин. — Я снова поступлю неправильно. Я никогда не принимаю правильных решений!

— Мари, поговори с ним! Он неделю сюда приходит. Сколько можно его избегать?

Марлин знала, что Андриан приходит и к ней домой, поэтому больше недели жила у Яры, а когда он вернулся из поездки — не открыла дверь. Парень колотил кулаками по железу и просил выслушать. Тогда она скатилась на корточки и тихо роняла слезы, боролась с желанием впустить убийцу мужа.

Раньше она думала, что только Стас может так замучить сообщениями, но Андриан переплюнул его десятикратно. Смартфон разрывался от новых уведомлений.

Марлин набрала в легкие побольше воздуха, поправила макияж и попросила Яру привести парня в кабинет.

Не успела она поздороваться, как он кинулся ее обнимать. Сжал так крепко, что дыхание рвануло, словно газ из лопнувшего шара. Запах древесных духов пропитал Марлин изнутри, заставляя впасть в ностальгию.

Андриан усадил Марлин в кресло и стал на одно колено. Сжал ее пальцы ледяными ладонями.

— Что ты хочешь от меня услышать? — обронила Марлин, заглядывая в мятные глаза. Зрачки парня метались так быстро, словно хотели выпрыгнуть из глазниц и пуститься по ее телу галопом.

— Нет, это ты должна меня выслушать. Я поступил глупо, скрывая от тебя то, кто я есть. Всему виной страх. А поскольку терять больше нечего, я расскажу тебе всё о своей жизни. Я никогда больше не стану что-то утаивать от тебя, Мари. И начну со всего, что уже произошло, и что ты имеешь и не имеешь право знать обо мне.

— Всему свое время, Андри. Твое время вышло. Ты предал меня.

— Я не оставлю тебя. И буду пытаться всё исправить. Я хочу, чтобы ты узнала правду обо мне.

Марлин встала с места. В разъедающих голову сомненьях прошагала до дивана и скрестила руки на груди.

— Попробуй.

И он рассказал. Всё. С самого начала.

О своем детстве. О том, как тяжело им было с матерью, когда отец их бросил. О знакомстве со Стасом в школе и начале их преступной жизни. О том, что у него было всего два выбора: сдохнуть в бедности или воспользоваться преимуществами, которые дала близкая дружба с сыном Дана Вильфанда. О том, какие махинации проворачивал и как стал сутенером, стремясь заработать больше.

— А теперь... — выдохнул Андриан, — убийство Феликса.

Сердце Марлин рухнуло в панической атаке. Она до хруста сжала пальцами ткань белого халата. Помолилась с самой слепой наивностью, что в эту секунду услышит тайну, которая разгонит бурю в сознании, даст пробиться свету меж мерзких кудлатых туч, застивших чувства и мысли.

Но как можно простить убийство?

Андриан сел рядом и переглянулся с ней сверкающими мятными глазами. Боль. Настоящая и пронизывающая ледяным залповым ливнем — она читалась в его лице, в поддергивающихся губах.

— Я не был знаком с ним. Личных счетов между нами нет, и причины убивать Феликса не было. Но было кое-что хуже. Галлюцинации. Я болен, Марлин.

— Не понимаю.

— Полтора года назад я страдал от неконтролируемых галлюцинаций. Это были не просто картинки перед глазами. Нет. Это было так, словно кто-то влезал в голову хозяином. Контролировал тело. Мозги. И ничего не помогало.

— Это значит, что ты...

— Ничего не соображая, взял у Стаса пистолет и автомобиль. Отправился к Феликсу и застрелил его. Не раздумывая. Не имея представления, кто он. Затем снова сел за руль и ехал, будто на автопилоте. Мой разум включился снова, только когда я ехал навстречу камазу. Ехал на таран. Я очнулся и вырулил в сторону. К моему ужасу, в этот момент я был на мосту, и машина упала в реку.

Марлин взяла парня за руку и почувствовала его дрожь.

— Стас отчасти рассказал тебе правду тогда. Он решил, что я предал его, потому что я был единственным, кто знал о товаре, находящемся в автомобиле. Суммой в десятки миллионов. Стас подумал, что я хотел товар кому-то сбагрить. Вот и всё.

— Ты убивал кого-то еще?

— Нет, Мари. Я не убийца. День, когда я убил Феликса — перевернул всё. Он уничтожил меня, а затем дал возможность переосмыслить всю мою жизнь. Изменить ее. Однако я не умел жить по-другому. Поэтому, в момент нашей встречи пробивал уже десятое дно. Но... но ты полюбила меня. Я не верил, что можно полюбить то, чем я стал. И встретив тебя, я окончательно решил измениться, понимаешь?

— Всё что ты рассказывал о себе… было ложью.

— Это не так. Я солгал тебе о своих преступлениях. — Андриан покачал головой и сжал Марлин руки, придвинулся ближе, смотрел, как самым близкий друг, которому хочется открыть каждый изгиб души. — Но я действительно люблю рисовать и умею это делать, я никогда не врал тебе о своей семье, никогда не врал о своих чувствах. Я люблю тебя, Марлин. Это правда. Ты это знаешь.

Марлин обхватила себя руками, чувствуя, что начинает мерзнуть от шока. Андриан посадил ее к себе на колени. Его же тело полыхало жаром, и Марлин обняла парня, не понимая, как должна сейчас вести себя. Как ей поступить?



Софи Баунт

Отредактировано: 30.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться