Душа без признаков жизни

ГЛАВА 36. Стас

Стряхнув пепел, Стас еще раз затянулся и выбросил сигарету с балкона, после чего спустился по лестнице к общей вечеринке. Он ждал Андриана.

День рождения друга Стас предложил отпраздновать у себя на квартире. Со всеми старыми друзьями. Места в ней, к счастью, было достаточно, отец не пожалел для Стаса новой шикарной большой квартиры в несколько этажей, учитывая достижения сына в бизнесе.

Дела стали идти весьма неплохо после возвращения из Обители. Это было не удивительно. Кутить он стал куда меньше, да и заниматься стал только тем, в чем хорошо разбирается: в основном ночными клубами и барами. А главное — Стас стал думать о своей короткой жизни. О том, что еще должен успеть сделать, до того как уйдет на тот свет.

Он запрещал себе думать о Гламентиле, понимая, что ничем не сможет помочь. Надеялся, что Дариса арестовали. Мысленно ругал Лилиджой. Могла бы хоть на секунду явиться и успокоить, сказать: всё обошлось, я жива. Когда Стас оставался один, то бранил ее во весь голос, надеясь, что наставница откликнется. Но она не отзывалась.

В кармане завибрировал телефон. Стас поднял трубку и направился к выходу. Дан хочет его видеть.

Зайдя в гостиную отца, Стас прокашлялся. Всё помещение проелось густым дымом сигар. Отец не один — сидит со Ждахиным и Кирой.

— Я опоздала на твою вечеринку? Уже иду, — засмеялась Кира.

— Чтобы я тебя не видел там, — прорычал он сестре. — Не нужны мне твои сопливые сцены по Андриану.

— Мои сцены, говоришь? А что насчет его новой подружки, за которой ты ушиваешься? Думаешь, я не заметила, что рядом с ней, ты ведешь себя, как кретин?

Отец и Ждахин всмотрелись в Стаса немигающими глазами, но в следующее мгновение обменялись ироничными взглядами, одновременно затягиваясь сигарами.

Кира продолжала щебетать:

— Был бы ты мужиком, уже бы отбил Марлин у него, — закончила сестра, злорадно усмехаясь в лицо.

— Вот как? Ствол тебе сильно помог Андри вернуть?

— Да пошел ты, — прошипела она. — Иди дальше дрочи на свою белобрысую подстилку.

— Хватит, — рявкнул Дан, ударив кулаком по подлокотнику кресла, отчего коричневая кожа захрустела и скрипнула.

Ждахин покачал головой, гуляя взглядом по семейству Вильфанд.

— Кира, оставь нас, — потребовал Дан.

Губы сестры слились в одну нить. Девушка вышла с гордо вздернутым подбородком.

— Знаю. Можешь не говорить. Кира моя сестра и мы должны быть друг к другу терпеливы.

— Нет, — отрицательно покачал головой Дан. — Она обнаглела и ее надо наказать. Теперь у меня будет больше времени на воспитание дочери, когда мой сын взялся за ум.

Стас поднял одну бровь и плюхнулся в кресло напротив отца.

— В последнее время ты меня радуешь. Трезво рассуждаешь, поручения выполняешь в лучшем виде, а развлечениям предпочитаешь работу.

Отец выпустил длинную струю дыма в пол.

— Блядство, наркотики и плоские экраны меня уже не привлекают, так что много времени для работы.

— Это похвально, но меня не устраивает, что ты делаешь лишь то, где тебе не лень зад поднять. Если я даю поручение, значит, нужно выполнять. Каждое. В лучшем виде.

— Я не выполняю то, с чем несогласен, пап. Ты — делай что хочешь. А у меня появились… некоторые моральные принципы и цели.

— Нужно совершенствоваться, Стас. Ты этого не делаешь. Если я сказал, что…

— Нет! Хватит указывать, что мне делать! — заорал Стас и перевернул стеклянный стол между креслами: стекло треснуло, осыпалось звенящей прозрачной мозаикой по ковру. — Ты всю жизнь пытаешься меня изменить. С самого рождения я весь неправильный в твоих глазах — неправильный от башки до члена. Не тебе решать, каким мне быть! Я не кусок дерьма, чтобы лепить из меня то, что тебе нравится. Чтобы я не делал в угоду твоим желаниям, тебе всё не так. Вода у тебя должна быть льдом, грязь вдруг стать золотом, а плющ — виноградом, но знаешь что? На кусте плюща виноград не вырастит, сколько бы ты на него ни кричал. Ясно?! Можешь пристрелить меня, но больше я не сделаю ничего, если не посчитаю правильным.

— Третий стол за этот месяц, — заметил Ждахин, осматривая осколки. — Может, таблеточки пропьешь, малыш?

— Ариведерчи! Хорошего вечера, вам обоим! — Стас подлетел и двинулся в сторону двери, но отец вдруг окликнул его. И не со злостью, которая ожидалась. Мягко.

— Стой, — выдохнул Дан. — Ты прав. Ты уже не маленький мальчик. Я перегнул палку.

Стас нахмурился, остолбенел, а затем снова опустился в кресло. Отец еще никогда не говорил подобных фраз.

— А что за девчонка? Марлин. Красивая?

— Очень даже хорошенькая, — отозвался Ждахин, выпуская дым кольцами. — Работает в больнице врачом. Видел ее пару месяцев назад в парке. С ним.

Вы следите за мной?! — Стас считал, что отец перестал приглядывать за ним, но нет — по-прежнему не доверяет.

— Дело не в ее внешности. Она... не знаю. Другая. И она девушка Андриана, так что не вижу смысла в этом разговоре.



Софи Баунт

Отредактировано: 30.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться