Душа без признаков жизни

ГЛАВА 38. Марлин

Марлин грела руки о чашку кофе и посматривала в окно.

Ночное небо озаряла полная луна, освящая горы с вечнозелеными лесами. Несмотря на тепло, пахнущее ароматом капучино, по коже танцевали мурашки.

Она сидела в одиночестве.

Несколько дней назад Марлин отправила Кристину к Яре, села в машину и уехала. Сняла небольшой дом на возвышенности, с которой открывается вид на заснеженные горы, и приютилась рядом с камином, слушая треск поленьев. Вдыхала запах домашнего костра: сладкий, умиротворяющий.

Марлин прокручивала в голове смерть Андриана. Как услышала звук выстрела. Как Андриан упал на колени. Как кровь захлестала из раны в его груди, окрасив белую футболку в красный.

Никогда ему не шел красный цвет, подумала она, издавая нервный смешок.

Он не шевелился и не моргал, пока она роняла соленые слезы на его лицо и зажимала себе рот, приглушая собственный крик.

Боль пронзила всё тело. Марлин ощутила, как остановился пульс на шее Андриана, и жизнь снова сгнила, как в тот день, когда она нашла Феликса мертвым у собственного дома. Феликс умер один. А может, Андриан продолжал стоять над ним и после выстрела. Она не знала. Андриан умер у нее на руках. Убийца мужа умер у нее на руках. Ее снова бросили.

В тот миг, когда слезы лились по горячим щекам, она бросила взгляд на пистолет, который выронила Кира, осознав, что выстрелила в брата. Марлин поползла к оружию. Зачем? Она теперь не знала точно. Хотела лишить жизни и себя. Или Киру? Мысли запутались в голове, и даже сейчас она не могла вспомнить правду.

Стас выбил пистолет из рук и, несмотря на боль в прострелянном плече, сжал в объятьях так сильно, что Марлин почувствовала бешеные удары его сердца. И слезы, брызнувшие из синих глаз. Она сама непрерывно рыдала несколько месяцев. Рыдала бы и сейчас. Но глаза уже высохли, превратились в безжизненную пустыню. Поблекли.

Отец Михаэль успокаивал Марлин на похоронах словами: «Не нужно жалеть мертвых, а если жалеешь себя, то не забывай — ты еще встретишься с ним когда-нибудь, если пожелаешь. Андриан определенно пожелает тебя увидеть».

Увы, слова Михаэля спокойствия не прибавили.

— Не нужно стоять позади, будто полтергейст, — произнесла Марлин и поднялась с пушистого ковра. — Как ты меня нашел?

— Пытал Яру. — Стас усмехнулся и подступил ближе. — Она сдалась под натиском моей неотразимости.

Марлин вздохнула. Шастанье к ней домой — Стас превратил в хобби, и она надеялась, что хоть здесь сможет побыть одна со своими мыслями.

Прошло полгода со смерти Андриана и всё это время Стас не оставлял ее. Они болтали вечерами. Его общество успокаивало Марлин, но ругались и спорили они — не менее часто. В итоге: она наорала на парня и кинула в стену вазу, требуя, оставь ее в покое и не появляться больше. Однако Марлин не хотела, чтобы Стас исчезал. Хоть и не разрешала себе в этом признаться.

— Кристина сказала, что ты продаешь дом и что уволилась с работы.

— Ты можешь не общаться с ней за моей спиной?

— Не продавай, — отрезал он с мрачным взглядом. — Я помогу тебе и с деньгами, и с бизнесом, ты же знаешь. А я знаю, что тебе этот дом очень дорог.

— Не нуждаюсь в твоей помощи. Зачем ты приехал? И… как ты сюда зашел?

— Посчитал опасным оставлять тебя одну. Не удивлюсь, если ты решила от горя с подъемника сигануть. А по поводу того, как зашел… обижаешь.

Он вытащил руку из кармана и помахал отмычкой.

— Даже если решила — это совершенно не твое дело, Стас. И, черт возьми! Я просила…

— Знаю.

— Умоляла тебя не появляться.

— И надеялась, что я так и сделаю?

Марлин обхватила себя руками и сжалась, как от веяния холода из городского морга. Она не могла просто взять и прогнать его. Не теперь. Не после того, что он сделал. Стас не просто спас ее от пули. Не просто рискнул жизнью ради нее. Он сделал это без промедлений. Без раздумий бросился к ней, чтобы защитить. Без доли страха закрыл собой.

— Я благодарна за спасение, но это не дает тебе право влезать ко мне в дом.

— Когда тебя не приглашают добровольно, приходится проявлять креативность. Да и не появлялся я почти две недели, неужели совсем не соскучилась, пекинес?

— Почему бы тебе не найти очередное развлечение? — фыркнула Марлин, повернувшись к окну. Холодные кулаки ветра просились в дом, бились о стекло, помогая не думать с теплом о человеке позади. — Все шлюхи города уже обанкротились без твоих вложений.

Стас поднял одну бровь и скривился, как от удара пощечины.

— У тебя отрос острый язык, Мэри. Неужели это мое невинное общество так на тебя влияет? То избиваешь меня, то оскорбляешь. Может, ты и в смерти Андри меня винишь?

— Твоя сестра убила его! Кира его убила! Он мертв из-за нее! Мертв!

— Я знаю, что он мертв! Я что, по-твоему, олигофрен? Успокойся, Мэри, уже много времени прошло, — заорал Стас в ответ. — Кира свихнулась окончательно. Она совершенно неуправляема, даже мой отец это признал. В тот день ты потеряла парня, которого знала не больше года, который убил твоего мужа, зато я потерял — лучшего друга, с которым провел больше десяти лет и родную сестру.



Софи Баунт

Отредактировано: 30.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться