Душа без признаков жизни

ЭПИЛОГ. Планета Расат

— Думаешь, он явится?

— Ты ослеп? – сипло произнес Тристан, цепко обхватил плечо Атрикса и развернул корпусом в другую сторону. Объект всеобщего внимания спокойно разгуливал в толпе местного населения. – То ли еще будет сегодня, поверь…

Поверить? Увы. Мягко сказано. Сердце гулко бьется в предчувствии беды. Общее волнение разрастается с каждой минутой. Да что там… секундой. Демоны ждут.

Нервно потрёпывая серебряные пряди волос, выбившиеся из хвоста холодным ветром за стенами, Атрикс часто дышал, облизывал потрескавшиеся сухие губы и всё старался стоять спокойно, сдерживать себя, ибо ноги желали пуститься торопливо расхаживать с места на место, как он всегда и поступал в волнительные моменты. Не мог он торчать колом, когда шальные мысли из ушей льются.

То, что произошло на суде Трибунала, произвело глубокое впечатление на всех без исключения. Атрикс не сомневался, что совет семи планет аталов желает схватить Владариса и вернуть в карцер. Побег поднял на уши всю стражу Обители. Все ищут опасного преступника — пожирателя душ. Атрикс старался припомнить, когда последний раз совет собирался в полном составе. Веков пятнадцать назад? Ни Тристану, ни ему самому с таким определенно сталкиваться не приходилось. До сегодняшнего дня.

Не стоило приходить.

Разве это правильно, что демоны ополчились против собственного брата? Любопытство заставило Атрикса упросить Тристана взять его с собой. Они прибыли в компании Волага и советника короля: старика Лираклия.

Тристан – сын Волага. Атрикс – друг Тристана. Вот и повезло попасть на Расат через червоточину. Король всюду брал с собой своего единственного известного сына, который, в свою очередь, здорово помогал отцу: ум у Тристана острый, завидный, и проворства не занимать. Где надо – подслушает, где не надо – ускользнет и останется незамеченным. На памяти Атрикса: друг быстрее любого собрата на Акхете вселялся в человека и за редким исключением бросал начатое. Воистину, сын своего отца. Планетой Акхета король Волаг правит уже много веков. Возможно, когда-нибудь Тристан займет его место. В любом случае Атриксу есть за что любить своего друга: всегда выручает, помогает и даже сейчас благодаря Тристану он в центре событий.

Большинство королей взяли с собой лишь приближенного помощника. И правильно, представителям населения других планет здесь делать нечего. Зал и так битком набит. Не продохнуть. Хоть это и к лучшему. На Расате еще холоднее, чем на Акхете.

По залу гуляют сквозняки. Как только нога ступила на эти земли — ощутимо потянуло сыростью, сковало в плотный холодный кокон. За окнами могучего замка всё тонет в океане серебристой тьмы, над которым подобно огненным птицам кружатся мириады и мириады звезд. Слышно, как ревёт река, что окружает каменные стены.

Атрикс кутался в белый плащ. Крепко сжимал руки на груди. Дышал теплом на ладони. Жар от тел толпы демонов не дает сильно замерзнуть, а ведь оделся Атрикс далеко не по погоде. Разве он виноват? Атрикс никогда не был здесь и прогноз погоды тоже посмотреть не мог.

Во имя Прародителей, после подселения в Стаса я стал рассуждать, как человек. А ведь пробыл в его теле всего месяц.

Из червоточины появился последний член совета: королева планеты Зевул – асур Мариоль: растерянная и угрюмая. Семь королей заняли свое место в большом троном зале замка. На центральном троне – Парсифаль. Волаг и король Андакара Астафамон – по правую руку. По левую — король планеты Тимира, планеты Сатан и планеты Нарак: их имен Атрикс не знал.

Планета Расат считается главной в иерархии и первой, где зародилась жизнь касты аталов. Первые демоны появились именно здесь. Символично, что и короли собираются на Расате, дабы обсудить назревшие вопросы.

Атрикс огляделся: на небе дрожит алмазная россыпь звезд, присутствующие шушукаются между собой, рассматривая Владариса, ничуть не смущенного тем, что находится под прицелом сотен глаз.

— Почему его до сих пор не сдали Трибуналу? — возмущался Тристан, перешептываясь со стариком Лираклием. — Зачем был нужен этот совет?

— Дарис не желал зла братьям, поэтому мы обязаны выслушать его, — парировал Лираклий, поправляя черную бороду, такую длинную, что старик обкручивал ее вокруг пояса, будто веревку.

— Я знаю, что это ты надоумил Волага созвать этот совет, — тихо рычал Тристан. — А я лично видел, что натворили вендиго. Как эти твари разрывали на куски Кора и Дрика. И не надо говорить о вине Этель. Виноват Дарис, притащивший роков на Акхету. Он думает только о себе, а не о нас.

— Ты еще молод, друг мой, — улыбнулся Лираклий, окинув добрым взглядом. — Отчаянные времена и меры соответствующие. Твой отец это тоже понимает, поэтому и был созван совет.

Атрикс промолчал, но очень хотел высказаться по этому поводу. Владарис пытался убить Феликса на Акхете, чтобы тот его не выдал, но он не имел права впутывать в свои дела местное население… и Этель. Где она сейчас? После заточения девушка упросила Тристана убить ее, решив, что в Обители у нее есть дела куда важнее, чем на родной планете. Какие интересно? Помочь Дарису? Или Феликсу? Атрикс не понимал демонессу, не понимал ее чувства к Феликсу. Сам он никогда не чувствовал любви к кому бы то ни было.

Владарис приблизился к Лираклию с приветствием. Атрикс постарался втиснуться в толпу и скрыться, не желая попадаться на глаза. Рядом с преступником ходила девушка херувим, которая вытащила его из карцера. Она из касты талов. Зачем херувим помогает демонам? Или Дарису? Какая ей с этого выгода? Атрикс не знал.



Софи Баунт

Отредактировано: 30.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться