Души. Сказ 2.

Размер шрифта: - +

Спаситель

Ян влюбился.

Так, как говорят на старом наречии.

Я уловил его взгляд и, немедля стиснув мальчишечьи челюсти в кулаке, повернул на себя.

– Не смей! – прошипел мой недовольный голос. – Нельзя!

Ян насмешливо отмахнулся, проигнорировав применение силы, и вновь уставился на спускающееся с лестницы облако пыльцы. Вся она искрилась, вся сияла солнцем. Девушка, одарённая тёплым взглядом холодного цвета, тончайшая, грациозная, недоступная и неприступная. Я любилеё больше всех. Волосы её были забраны в тугой жгут и только пара завитков обрамляла бледное лицо. Белое платье на ней сидело свободно; лишь острые рукава сковывали запястья и острый ворот врезался в жилистую шейку. Гости обратили на подоспевшую свои причудливые взоры: одни приветствовали, другие любовались, третьи утаивали робкие мысли, четвертые выражали неприкаянное восхищение, пятые – неприкрытую зависть. Где бывала она — равнодушных не оставалось; и её редкие появления то подначивали. О, я любил её безмерно! Так, как говорят на старом наречии.

Мой отец оказался подле: подхватил девочку за протянутую ему руку и подвёл к нам, дабы представить:

– Младшая из Солнца, моя прекрасная дочь – Стелла.

И в ту же секунду Ян целовал её нежную ручку, глядя на саму девочку как на подарок небес и величайшую из красот мира.

Стелла, смутившись, отвела от нового знакомого взгляд и – с поцелуем в щёку – обратилась ко мне. Светские беседы всегда огибали её стороной: приёмы и выступления она прилично пропускала. Но ещё больше она болела. Встреча с Яном не состоялась раньше, так как бедное дитя провело несколько месяцев в кровати, изнурённо вздыхая и почти прощаясь с землёй. Ни один лекарь не мог поставить девочку на ноги; болезнь она одолела самостоятельно (и вечер этот стал явным доказательством того, ведь сестра излучала жизнь и здоровье).

– Вы прекрасны, – последовал за ней Ян. – Благодаря вам я увидел Богиню воочию.

– Все здесь Боги, – насмешливо, устало, однако с доброй улыбкой ответила сестра.

– Я вижу лишь вас.

И они замерли, и окинули друг друга неясными взглядами.

– Не терплю компаний, – протянула Стелла и в который раз отвернулась. – Гелиос, потанцуй со мной!

Мы были ближе всех друг к другу.

Аполлон и Аполлинария, рожденные в один день и в один час (лишь с разницей в пару минут) проводили всё время вместе, младший из братьев — Феб – следовал и набирался опыта исключительно у старшей из сестёр — Джуны, мне же – как старшему из всех – была отдана на воспитание младшая из всех. И потому к ней одной я испытывал истинно нежные чувства.

Однако и змей осмелился посягнуть на незрелое сердце, на чудеснейшее из творений двух божеств – Самсона и Роксаны из дома Солнца. И как же меня прижгло родительское равнодушие по отношению брызжущего слюной Яна, который преследовал облако пыльцы и навязывался бестолковыми комплиментами.

Я подхватил Стеллу, и мы едва закружились. Она быстро устала (так давала о себе знать недавняя болезнь) и попросила напиток. Юный романтик (сухой и бессердечный по своей натуре, а здесь – растекшийся по всей зале в восхищении и ликовании) протянул свой, ещё не тронутый бокал, и заверил, что рад помочь.

Сестра бегло глянула на меня (спрашивая тем самым разрешения) и, получив положительный кивок, угостилась.

– А ваше имя..? – полюбопытствовала Стелла.

К тому моменту Ян уже успел отвыкнуть от «Яна» и потому растерянно открыл рот.

Я хотел прошмыгнуть шутливое «не Хозяин так точно» (не ситуации, определенно), но девочка воспрепятствовала нашей возможной размолвке:

– Вы что же, – ласково улыбнулась она, – забыли своё имя?

И Ян, более-менее припоминая, как разговаривать с противоположным полом и удачно рекламировать себя, завёрнуто ответил:

– Виноват...Прошу простить меня. От вашей красоты я всё на свете забыл, и даже имя мое показалось не таким уж значимым для меня самого.

– Так кто вы такой? – продолжала сестра (не выказывая никаких эмоций и только продолжая причудливо улыбаться).

А этот вопрос заставил Яна вновь проявить не самого высшего сорта интеллектуальные способности.

– Я...

Он никогда не отвечал на этот вопрос, ну конечно! По работе все были друг другу знакомыми (или становились таковыми за секунды) и потому в представлении не нуждались, а теперь он был вынужден рассказывать о себе, ещё не до конца привыкнув к торжественному имени Бога. Больше, чем уверен, что Ян не свыкся и до сей поры с этой мыслью: как можно быть никем и зваться никак в одно мгновение, а в другое рассекать меж Богов и на Бога откликаться?

– Я...бог... – неразумно заверил Ян и столкнулся со смехом Стеллы.

– Ну разумеется! Иные наши вечера не посещают, – прокомментировала девочка и пригубила вина. – Вы странный, и от того интересный. Так Богом чего вы будете?



Кристина Тарасова

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться